Исторический наброс

Кто кого: большевики против индийцев в Ашхабаде

Индийцы сражались против русских в Туркестане. Англичане ввязались в войну, которая чуть не стала причиной антиколониальных восстаний в Афганистане и Индии. «Что за бред»? — спросите вы. Вовсе не бред, а невероятная авантюра британского генерала Уилфрида Маллесона — о которой мы вам и расскажем.
Михаил Диунов
  • 8.1K
  • 8
  • 2
  • 271

Большевики выходят из войны

После октябрьского переворота правительство большевиков отказалось от выполнения Россией союзнических обязательств. Был принят «Декрет о мире», всем воюющим странам разослали телеграммы, сообщающие о готовности начать мирные переговоры. На предложение советского правительства отозвалась только Германия. Несмотря на опасность открытия фронта, большевики действовали решительно, и спустя совсем немного времени армия на фронте стала больше похожа на ликвидационные комиссии по роспуску полков старой армии.

Разумеется, это вызвало серьёзное беспокойство среди союзных держав. Ведь дело шло к тому, что из войны выпадет весь Восточный фронт, а Германия усилит свои войска на западе.

Заключение Брестского мира лишь усугубило ситуацию. Советская Россия не просто выходила из войны на условиях, больше похожих на капитуляцию, но и фактически превращалась в союзника Германии.

Британские колонии в Азии под ударом

Наибольшие опасения англичан вызвали действия Германии и Турции на южных границах бывшей Российской империи. Весной 1918 года в Грузию ввели немецкие войска. Армения и Азербайджан достались туркам — туда также ввели войска, а попытки сопротивления сторонников советской власти быстро подавили. В Туркестане установилась власть Советов и была провозглашена советская республика.

Немецкие войска в Грузии

В результате англичане оказались перед ситуацией, когда под угрозой оказался не только британский фронт в Месопотамии — под удар попадала Индия.

Во-первых, англичан пугала деятельность агентов германской разведки, которые теперь могли свободно проникать в английские владения, пользуясь революционными беспорядками в России.

В Индии уже не первый год существовала идеальная почва для немецкой антиколониальной пропаганды.

Во-вторых, англичане полагали, что в Туркестане находится множество немецких пленных, и тут перед глазами сынов Альбиона вставала картина того, как дисциплинированные и хорошо обученные воевать немцы ударят в тыл Великобритании. Генерал Перси Сайкс, ранее воевавший вместе с русскими в Персии, писал об этом так: «110 тысяч немецких и австрийских военнопленных были интернированы в русском Туркестане; я видел сотни их в Ташкенте в 1915 году, и в случае установления сообщения было бы сравнительно легко реорганизовать этих испытанных ветеранов в грозную силу и идти маршем на Кабул, пригласив афганцев принять участие в дележе богатой добычи при грабеже Индии».

Пламя революции над Персией и Индией

Третьей угрозой для британцев стала боязнь разворачивания в странах Азии коммунистической пропаганды. Положение дел в Индии к концу Первой мировой войны оказалось весьма неустойчивым, так что забастовки, выступления против власти или даже восстания было совсем не нужны англичанам. Хотя к лету 1918 года, после начала наступления в Месопотамии, стало ясно, что Турции уже не до пантюркистских проектов, англичане продолжали разработку своих планов.

Теперь на первое место выступили опасения перед распространением пожара мировой революции.

Опасность революции подчёркивало восстание Мирзы Кучек-хана, который высказывал революционные идеи, но при этом пользовался поддержкой немцев и турок, снабжавших его отряды оружием. Пока была цела русская армия, она успешно боролась с повстанцами в Иране, но теперь англичане остались с персидским революционером один на один. Увидеть десятки таких же вдохновлённых революционной пропагандой «кучек-ханов» в Афганистане и Индии британцы совершенно не хотели.

Мирза Кучек-хан (в центре)

Действия дипломатов и штыки военных

Как обычно, англичане начали с дипломатии. В июле 1918 года в Ташкент, столицу Туркестанской советской республики, отправилась миссия майора Фредерика Бейли. Дипломатам и военным поставили задачу — выяснить, является ли политика этой страны прогерманской или Туркестан готов поддержать Антанту? Какова сила армии нового государства и насколько его политика контролируется Москвой?

Переговоры начались, но ничем не закончились, потому что в британском военном ведомстве царил настоящий бардак.

В это же самое время глава военной миссии в Мешхеде, генерал Уилфрид Маллесон стукнул кулаком по столу и заявил: «Хватит терпеть этих большевиков!» В июле в Асхабаде (ныне Ашхабад) началось антибольшевистское восстание во главе с эсерами и меньшевиками. Узнав об этом, генерал отдал приказ признать образованное восставшими Закаспийское временное правительство (ЗВП) и отправить ему на помощь силы индийской армии.

Придя к очевидным выводам — что дипломатам нечего делать, когда заговорили пушки, — миссия Бейли покинула Ташкент.

Авантюра генерала Маллесона

Против слабых и плохо организованных сил Туркестанского Совнаркома выступили регулярные части, среди которых был батальон 19-го Пенджабского полка. В Закаспийской пустыне индийцы начали стрелять в русских, которые составляли бо́льшую часть красных отрядов Туркестана.

Результат оказался вполне ожидаемым. Большевики были быстро разбиты, генерал Маллесон 19 августа подписал документ, провозглашающий Закаспийское временное правительство союзником Великобритании, а военная миссия из иранского Мешхеда перебралась в Асхабад.

К октябрю, когда угроза наступления турок окончательно исчезла, Уилфрид Маллесон решил начать наступление против советского Туркестана. Для этого он собрал спешно организованные войска ЗВП, отряды местной племенной знати и, в качестве ударной силы, — индийцев.

Бои начались 9 октября, когда пенджабская пехота атаковала железнодорожную станцию Душак, расположенную на ветке, ведущей к Ташкенту. 14 октября станцию взяли, но на следующий день индийские части отступили по приказу из Дели, где сочли, что Маллесон слишком заигрался в войну.

Как оказалось, Маллесон не имел для начала боевых действий ни полномочий, ни средств, ни должного числа войск. Поэтому помощь союзникам в Асхабаде, обещанная генералом, не поступила до конца 1918 года. А когда Маллесон затребовал у британского правительства несколько полков пехоты и кавалерии, а также бронемашины и аэропланы, на чрезмерно инициативного генерала посмотрели, как на клоуна. Он не только провалил работу дипломатов, но и втянул британцев в войну в Туркестане.

В игру вступают немцы

Кризисом в Средней Азии немедленно воспользовались немцы. У германской разведки была в этом регионе неплохая сеть, опиравшаяся на сторонников независимости в Индии и Афганистане. Их работу координировала немецкая миссия в Кабуле во главе с профессором Мухаммедом Баракатуллой — незаурядным человеком, которому следовало бы родиться во времена великих авантюристов прошлого. Профессор был одновременно членом националистического Индийского национального конгресса, Мусульманской лиги (эти организации просто терпеть не могли друг друга), премьер-министром антибританского «правительства Индии в изгнании», немецким шпионом и учёным-лингвистом.

Миссия Баракатуллы отправилась в Ташкент, где немедленно начала мутить воду. Профессор заявил, что их цель — «при поддержке Советской власти выступить против Англии, как мировой угнетательницы народов», после чего немедленно отправился в Советскую Россию на встречу с Лениным.

Члены немецкой миссии остались и начали вести переговоры о возможности направить энергию разбойничавших по всему Туркестану баев против богатых колониальных владений Великобритании. Вслед за немцами, маскирующимися под революционных индийцев, в Ташкент приехала официальная делегация из Кабула (приблизительно с теми же целями). Вскоре и она уехала в Москву.

Конец британской авантюры

Когда англичане увидели, какое гнездо змей разворошили, они решили поскорее свернуть авантюру в Закаспийском регионе. В январе–феврале при поддержке англичан эсеровское правительство в Асхабаде постепенно заменили на сторонников Белого дела.

В феврале положение на Закаспийском фронте исследовал генерал Джордж Милн, который прямо заявил, что «положение дел хуже некуда, на продолжение войны нет ни сил, ни средств, так что пора забыть про планы интервенции». Маллесон объявил, что его войска уходят, а задачу удержания фронта возложил на генерала Деникина.

То, что ему не было дела до далёкого Асхабада, англичан мало интересовало.

К началу апреля 1919 года индийские части британской армии покинули Закаспийскую область.

Так закончилась история, которая чуть было не втянула Великобританию в большую войну. Мир на Востоке устоял.

Подписки в соцсетях