Байки

Второе дно «Трёх мушкетёров»: нестыковки и странности романа Дюма

На страницах «Трёх мушкетёров» скрыто немало загадок. Участвовал ли граф Рошфор в заговоре против миледи? Могла ли Констанция скрываться в монастыре кармелиток? Шерлок Холмс и доктор Ватсон разгадывают тайны книги.
Михаил Поликарпов
  • 9.7K
  • 15
  • 10
  • 289

Когда переведённая на английский язык книга «Три мушкетёра» попала в руки к неугомонным Шерлоку Холмсу и доктору Ватсону, они не смогли пройти мимо.

Ватсон: Доброе утро, Холмс! Я вижу, вы добрались до этой прелюбопытнейшей книги.

Холмс: Доброе утро, уважаемый Ватсон!

Да, я слышал о пропаже драгоценных подвесок. Причём это преступление произошло в Англии. Конечно, лорд Бекингем — это не тот человек, из-за которого джентльменам стоило бы переживать. Но тень пала на доброе имя нашей страны, поэтому я хотел расследовать это дело и найти драгоценности. И прочитал книгу, чтобы узнать некоторые подробности. История там действительно странная, но пропавшие украшения возвратили, поэтому расследование проводить уже нет смысла.

Замецки
Замецки

Один из героев книги «Три мушкетёра», Джордж Вильерс (1592-1628), сделал головокружительную карьеру… через постель. Он прошёл славный путь от бедного симпатичного дворянина до 1-го лорда Бекингема (с 1623), став любовником английского короля Якова I и его фаворитом, оказывавшим ключевое влияние на государственные дела.

Однако эта книга, написанная и изданная за каналом, показалась мне весьма примечательной. Там кроется несколько загадок. Их, я думаю, можно попытаться разгадать сейчас, за чашкой чая, который любезно подаст нам миссис Хадсон. Пока инспектор Скотленд-ярда Лестрейд не пришёл к нам с очередным тупиковым делом, у нас есть свободное время.

Художник Морис Лелуар

Кстати, один из героев книги утверждает, что гасконцы — это французские шотландцы. Что вы думаете об этом доктор?

Ватсон: Да, Холмс, Гасконь поставляла французской армии отчаянных солдат. Примерно такую же роль для армии нашего королевства играет Шотландия.

Холмс: В предисловии указано, что автором мемуаров является граф де Ла Фер, известный нам по книге как Атос. Но мог ли он на самом деле быть автором этой книги?

Атоса подводит память?

Холмс: Не совсем понятно, почему книга называется «Три мушкетёра». Ведь этих французских преторианцев там четверо.

Евгений Башин-Разумовский
Евгений Башин-Разумовский
Эксперт по историческим вопросам

Рота конных карабинеров численностью в 107 человек, была создана в 1600 году. Фактически это личная охрана короля. В 1622 году карабины заменили мушкетами, и карабинеры, таким образом, превратились в мушкетёров. Охраной короля их миссия не ограничивалась — рота часто участвовала в сражениях.

В мирное время рядовой мушкетёр был обязан служить шесть месяцев в году, офицер — четыре. В военное время на отпуск рассчитывать не приходилось. Жалование рядового составляло 300 ливров в год, капрала — 500, сержанта — 700. От казны мушкетёр получал только плащ и, собственно, мушкет. Прочее снаряжение и оружие приобретал за собственные деньги. А хорошая лошадь, например, стоила несколько сот ливров. Приходилось также снимать жильё и содержать слугу. Оклада катастрофически не хватало (к тому же его, случалось, задерживали) — многие мушкетёры жили в основном за счёт доходов со своих поместий.

Своя гвардия была и у кардинала Ришельё (около трёх сотен человек). При этом непосредственно «гвардейцами кардинала» обычно называли только конную роту его гвардии (120 бойцов). В настоящих боях они бывали намного реже и имели славу «паркетных вояк», годных только для парадов (хотя в реальности показывали себя на полях сражений вполне достойно). Зато платили людям кардинала много и всегда вовремя. Эти два обстоятельства и служили основной причиной взаимной нелюбви мушкетёров и гвардейцев кардинала.

Ватсон: Может быть, Атос так посчитал трёх мушкетёров — своих друзей Арамиса, Портоса и д’Артаньяна — и из скромности умолчал о себе?

Холмс: То есть де Ла Фер в своих мемуарах описывал события, главным героем которых сделал д’Артаньяна? Примерно так же поступаете вы, дорогой доктор.

Вот что меня смущает. События происходят с 1625 по 1628 год. А упомянутый там знаменитый Мерлезонский балет, посвящённый охоте на дроздов, впервые исполнили в 1635 году.

Художник Морис Лелуар

Ватсон: Но, насколько я помню, Атос не присутствовал там лично. И мог написать это позже, со слов своего друга д’Артаньяна. Этот храбрый солдат в музыке мог и не разбираться — а потом с трудом вспомнить название. Я прекрасно знаю, что, если на войне ты не ведёшь дневник, все даты и факты потом путаются.

В книге, как я помню, в разных местах упоминается, что роковая женщина — эта Мориарти в юбке — была замужем то за старшим братом лорда Винтера, то за младшим. Так как Атос лично не знал умершего, то мог путать.

Холмс: И всё равно в книге есть факты, которые меня настораживают. Взять хотя бы Атоса и эту роковую женщину, миледи — не совсем понятно, сколько же им лет. По словам графа, на момент их встречи ей было 16, а ему 25. То есть разница, как нетрудно посчитать, составляла девять лет. А по словам лорда Винтера, во время осады Ла Рошели, то есть в 1627-28 году, ей было 26, Атосу же в это время — около 30. Разница в возрасте заметно сократилась.

Дорогой Ватсон, и там есть очень дельные мысли. Послушайте. Один из друзей-мушкетёров говорит другому: «Я хочу сказать, что любовь — это лотерея, в которой выигравшему достаётся смерть! Поверьте мне, любезный д’Артаньян, вам очень повезло, что вы проиграли! Проигрывайте всегда — таков мой совет».

Ватсон: Может быть, Атос ошибался — и девушка на момент знакомства была старше? Но ослеплённый любовью к ней, он этого не заметил?

Лилльский палач

Холмс: Странности этим не ограничиваются. Одна из ключевых фигур повествования — лилльский палач. Город Лилль сейчас принадлежит Франции, он находится в графстве Артуа. Которое в то время принадлежало испанской короне. Может быть, тут история как-то связана с тем, что его название созвучно с лилией?

Ватсон: Нет, дорогой Холмс, название этого города с французского переводится как «остров».

Художник Морис Лелуар

Холмс: Лилльским палачом дело не заканчивается. Констанцию спрятали в монастыре кармелиток в Бетюне, а этот город в те годы (1625-1628) был в графстве Артуа, в составе Испанских Нидерландов.

Евгений Башин-Разумовский
Евгений Башин-Разумовский
Эксперт по историческим вопросам

В состав Франции графство Артуа вошло в 1659 году по Пиренейскому миру, город Лилль — по Первому Аахенскому миру в 1668 году. Во время событий, описанных в романе, и Лилль, и Бетюн были испанскими.

Ватсон: Кстати, Холмс, вы заметили, что Рошфор мог специально потерять знаменитую записку-индульгенцию («Всё, что сделал предъявитель сего, сделано на благо государства и по моему приказу»), чтобы отправить миледи на тот свет. Помните, как они прощались?

— Засвидетельствуйте моё почтение кардиналу.
— А вы — моё почтение сатане. — Миледи и Рошфор обменялись улыбками и расстались.

Рошфор знает, что она отправляется на смерть.

Холмс: Да, похоже, в заговоре против миледи участвовало больше человек, чем принято считать.

Тёплые страны

Холмс: Историю с Лиллем и Бетюном очень тяжело объяснить забывчивостью графа де Ла Фер. Похоже, кто-то написал это намного позже, когда во Франции уже привыкли считать эти территории исторически своими. Но есть вещь, которая окончательно выдаёт невозможность авторства графа.

Ватсон: Какая же?

Холмс: Как вы помните, в какой-то момент миледи, оказавшись в руках своего деверя лорда Винтера, понимает, что она может быть сослана: «д’Артаньян держит её в заточении и ушлёт в какой-нибудь гнусный Ботани-Бей, на какой-нибудь мерзкий Тайберн Индийского океана…».

Знаете, Ватсон, с тех пор, как эту бухту — Ботани-Бей — открыл и так назвал наш знаменитый и никем не превзойдённый путешественник Джеймс Кук в 1770 году, туда ссылают за мелкие преступления. Хотя, говорят, что климат по сравнению с Лондоном там — просто курорт, и многие бродяги воруют мелочь, чтобы отправиться в тёплую страну за счёт налогоплательщиков.

Художник Морис Лелуар

Ватсон: Шерлок, вы знаете, я бывал в южных странах. И по мне так дождливый и туманный Лондон намного приятнее тёплого Афганистана.

Холмс: За крупные же преступления, как вы знаете, у нас принято вешать. И вешать хорошо, за шею, а не так, как этот французский граф с разбитым сердцем повесил свою жену.

Но в годы, которые описываются в книге, в Австралию не плавал даже Абель Тасман! Ботани-Бей окончательно выдаёт нам, что «мемуары» написали как минимум полтораста лет спустя — ни Атос и никто другой из героев книги не могли это сделать!

Ватсон: Но её написал один человек?

Ключ к разгадке

Шерлок Холмс: Дорогой Ватсон, деньги — это не только мотив большинства преступлений. В этой книге они дают ключ к разгадке!

Доктор Ватсон: Деньги?

Шерлок Холмс: К деньгам герои относились немного по-разному. Помните, что было, когда д’Артаньян бросил на стол мешок с монетами? «При звоне золота Арамис поднял глаза, Портос вздрогнул, Атос же остался невозмутимым».

Нужно посмотреть, как они считают деньги. Пистоль (он же дублон) — это крупная золотая монета, а ливр — более мелкая. Как правило, при покупке лошадей или продаже кольца с сапфиром, там используется правильный курс пистоля, то есть равный десяти ливрам. Но вспомните один диалог.

Теперь давайте сочтём, сколько у нас всего. Портос?
— Тридцать экю.
— Арамис?
— Десять пистолей.
— У вас, д’Артаньян?
— Двадцать пять.
— Сколько это всего? — спросил Атос.
— Четыреста семьдесят пять ливров! — сказал д’Артаньян, считавший, как Архимед.

Если мы посчитаем 35 пистолей по десять ливров плюс 30 экю (по три ливра), то в сумме получим 440 ливров. А у нашего «Архимеда» получилось 475. Так может быть, только если курс пистоля в тот момент был равен не десяти, а 11 ливрам.

Художник Морис Лелуар

А когда мушкетёры продают алмаз, курс луидора внезапно становится равным 12 ливрам.

Доктор Ватсон: Да, меня удивило упоминание луидоров. Ведь их впервые стали чеканить только в 1640 году, по образцу испанских дублонов, ходивших во Франции под названием «пистоль». Произошло это после событий, описанных в книге. Каждый луидор был равен 10 ливрам.

Судя по всему, там писали как минимум два автора, и каждый использовал свою систему перевода золотых монет в серебро?

Шерлок Холмс: Именно, дорогой доктор! Причём один из этих авторов разбирался в тех деньгах, а другой — нет. Я слышал, что французский писатель Дюма привлекал для написания своих книг романиста и драматурга Огюста Маке. И, судя по результатам, Дюма понимал в деньгах намного лучше него. За что и получил и богатство, и славу.

Подписки в соцсетях