Исторический наброс

За что мы воевали в Северной войне?

Зачем Пётр I больше двадцати лет воевал на холодных берегах Балтики? К чему такое напряжение сил и большие жертвы? Что получила Россия кроме Санкт-Петербурга — столицы на окраине империи, строительство которой любят объяснять прихотью Петра? Об этих и других «почему» Северной войны — в нашем материале.
Михаил Диунов
  • 6K
  • 25
  • 27
  • 247

Надо что-то делать…

К концу XVII века Россия была периферийной державой, с минимальной ролью на мировой арене. Какое-нибудь ничтожное немецкое княжество больше влияло на мировую политику, нежели огромное русское государство. Когда в 1648 году подписывался Вестфальский мир, определивший судьбу Европы на следующие полтора столетия, делегацию России туда даже не позвали.

Разумеется, такое положение дел никак не могло устраивать русских.

Но для вхождения в число мировых держав необходима была сущая малость: выиграть войну против другой мировой державы.

Порядки в XVII–XVIII веках были суровые. Место под солнцем можно лишь завоевать. Тогда ещё не слыхали, что можно достичь величия благодаря экономике. Да и экономические успехи стран напрямую зависели от их военной мощи. Никакие «гонконги», «кореи» и «сингапуры» в это время были просто невозможны.

Выход к морю или смерть

Русская экономика XVII века была замкнутой. Объёмы внешней торговли невелики. Русский экспорт контролировала Англия. Почти вся торговля на Балтике находилась в руках Швеции. Или же иностранные купцы платили шведам за возможность плавать по их «внутреннему морю». Да и не было у России на тот момент уникальных товаров, которые она могла бы предложить на мировой рынок. Шведский лес и железо — лучше и ближе, зерно могли поставлять Польша и Пруссия. Оставались разве что мёд и воск, да ещё меха. Но увы, в это время европейцы уже начали активно проникать в Северную Америку, где обнаружили настоящее пушное царство, причём связанное с Европой быстрым морским маршрутом.

Экономика любой страны того времени основывалась прежде всего на торговле. К сожалению, до победы над Швецией наши торговые возможности были крайне ограничены. Железных дорог не было, везти товары (тем более сырьё) по суше — слишком дорого. Ну а любую попытку завести морскую торговлю и ликвидировать шведскую «естественную монополию» потомки викингов решительно пресекали.

Выход был очевиден. России неизбежно пришлось воевать со Швецией.

А может, Турция?

Но воевать со страной, которая совсем недавно огнём и мечом пробилась в число великих держав и имела превосходную армию, было очень страшно. Тогда Пётр решил прозондировать «южный вариант», предполагавший войну с Турцией и выход к морскому пути через Чёрное и Средиземное море.

Планы кампании на юге имели давнюю, ещё допетровскую историю. Там лежали обширные пустые земли, исторически являвшиеся частью русского государства. Там находилось Крымское ханство, откровенно жившее за счёт разбоя. И наконец, там было море, а это значит — порты и торговля. Но скоро выяснилось: воевать на юге не получится. Османская империя в начале XVIII всё ещё оставалась очень грозным противником. Одолеть её в то время не получалось ни у одной европейской страны. Локальные успехи, победы в сражениях и выигранные войны были, но вот сокрушить могущество османов пока не удавалось.

Кроме того — как всегда на войне — вставала проблема снабжения. Чтобы воевать на побережье Чёрного моря, надо было наладить регулярные поставки провизии и пополнение армии. И если отправить на юг свою армию Россия могла, то сделать её нахождение там не подвигом, а обычной задачей — ещё нет.

И наконец, возникал вопрос — «зачем?». Выход из Чёрного моря контролировался Турцией. Османы могли легко перекрыть торговый путь через южные моря и тем самым обесценить любые победы.

«Бесполезная» Прибалтика

Оставался единственный вариант. Те самые «никому не нужные», негостеприимные берега Балтики. Впрочем, шведы совсем не считали их никому не нужными. Имея контроль над Прибалтикой, они создавали такую ситуацию, в которой любая конкуренция со Швецией оказывалась невозможной.

Земли, за которые воевала Россия, совсем не были бедными и негостеприимными. В России случалось такое, что присоединение новых территорий приносило больше расходов, чем доходов. Так поначалу было с Кавказом, так было со Средней Азией, но к Прибалтике это не относилось никогда. С самого момента завоевания эти владения приносили неплохой доход в казну.

Это ещё если не вспоминать, что контроль над Прибалтикой стал одним из ключевых факторов расширения русского влияния в Польше. Недавно главные конкуренты русских — поляки — быстро обанкротились, а их государство разделили между соседями.

Россия была разорена?

Очень любят рассказывать, что Россия была разорена Северной войной. Тут в ход идут аргументы и про потери населения, и про увеличение налогового гнёта. Да, это правда. Но давайте посмотрим на это с другой стороны.

Петровские реформы оказались успешными. Промышленность получила мощнейший импульс развития. Строились заводы, открывались месторождения полезных ископаемых. Именно благодаря итогам Северной войны Россия превратилась в крупнейшую торговую державу.

Начала развиваться русская морская торговля. Хотя ещё за пятьдесят лет до этого весь мир был уверен: русские совершенно не способны плавать по морям.

Россия XVIII века постепенно начала избавляться от зависимости от иностранных специалистов, без которых в прошлом столетии и шага ступить не могла. И это касалось любых вопросов — начиная от армии и заканчивая строительством самой обычной фабрики.

Экономика очень быстро оправилась от напряжения, вызванного войной, так что XVIII век стал эпохой расцвета и небывалого подъёма русского государства.

Государственный бюджет России вырос с 1,1 миллиона рублей в начале царствования Петра I до девяти миллионов рублей в последние годы его правления.

Вся Европа поражалась тому, как на восточной окраине, на месте всеми забытого Московского царства, выросла великая империя.

Непобедимые шведы

Ещё один часто задаваемый вопрос: «Швеция — небольшая страна, как можно столько времени воевать с таким маленьким государством?».

Во-первых, в прошлом значение государств и их армий оценивалось совсем по-иному, чем сейчас. Во-вторых, тогдашняя Швеция — совсем не маленькая держава. Она, кроме собственно Швеции, включала обширные владения в северной Германии — Переднюю Померанию, Бремен и Висмар; земли в Прибалтике — Финляндию, Эстляндию, Лифляндию, Карелию.

Армия этой скандинавской страны после Тридцатилетней войны имела высочайшую репутацию, не уступавшую французам. «Маленькая» Швеция в XVII веке успела побить огромную Польшу, успешно воевала с Данией.

Да и не размер государства в XVII–XVIII веках определял силу его армии и флота. Нидерланды сражались с великой Испанией и победили, а затем выиграли две большие морские войны с Англией. Пруссия при Фридрихе Великом успешно воевала чуть ли не со всей Европой.

Так что шведская армия — очень серьёзный противник. Доказано на примере поляков, саксонцев и датчан.

Зачем нам Санкт-Петербург?

Помимо того, что сейчас это один из красивейших городов мира, Петербург принёс России немало пользы. Именно он стал главным центром русской торговли. До появления северной столицы единственным нашим морским портом был Архангельск. Но он расположен далеко на севере — доставка товара туда-сюда обходилась очень дорого. А на берегах Невы уже в 1719 году началось строительство Ладожского канала, позволявшего водным путём доставлять в Петербург товары из любого города на Волге.

Морской транспорт в XVIII веке — самый эффективный способ торговли. Дешёвый, надёжный и быстрый. Так что уже в середине века 96% русской внешней торговли велось по морю, через Петербург.

Можно вспомнить ещё об «опасности размещения столицы рядом с границей». Но, чтобы доказать ошибочность таких рассуждений, надо всего лишь взглянуть в прошлое. За 200 лет враг ни разу не угрожал Санкт-Петербургу. Даже сильнейший в мире английский флот — что во время войны с Великобританией после Тильзитского мира, что в годы Крымской войны — сталкиваясь с необходимостью преодолевать укрепления Кронштадта, не рисковал появляться близ берегов русской столицы.

Поэтому отвечая на вопросы — за что сражались русские в Северной войне можно ответить очень кратко: за себя и свои интересы.

Подписки в соцсетях