Подборки

Любой ценой: три спасения с затонувших подлодок Второй мировой

Слишком часто экипаж подводных лодок погибал вместе с кораблём и навсегда оставался на дне в железном гробу. Однако были и везунчики — те, кому подмигнула удача и вытащила из глубоководной могилы. Мы расскажем о трёх случаях, когда людям всё же удалось спастись с затонувшей подлодки.
Кирилл Копылов
  • 4.2K
  • 16
  • 1
  • 65

Спасение утопающих — дело рук самих утопающих

Вопрос спасения экипажей с затонувших субмарин прорабатывался едва ли не с момента их появления. Субмарина могла потерять плавучесть и лечь на дно со всем экипажем не только из-за боевых повреждений, но и из-за механических неисправностей — причём в мирное время и на виду у собственной базы.

К началу Второй мировой войны удалось довольно далеко продвинуться с решением этой проблемы.

Подводные лодки оснащали креплениями для понтонов, специальными сигнальными буями с телефонами, клапанами для внешней подачи и циркуляции воздуха в балластные цистерны и отсеки. К лодкам подводили специальные водолазные колокола. Для самостоятельного выхода экипажа из аварийной лодки предназначались индивидуальные спасательные аппараты — ребризеры (они работали по принципу удаления углекислого газа из выдыхаемого воздуха и насыщения его кислородом из баллона).

В британском флоте это были «Спасательные аппараты Дэвиса», аппараты типа ИДА в СССР и «таушреттеры» в германском флоте. Теоретически все приборы, с соблюдением правил декомпрессии, позволяли носителю в течение получаса выйти на поверхность с глубины до 70 метров. С ними можно было покидать лодку через торпедные аппараты, шлюзовые камеры на борту или из затопленных отсеков. Для тренировок подводников по спасению строились специальные бассейны и учебно-тренировочные станции.

Ещё инциденты в мирные дни ярко продемонстрировали, что спасение лодок и их экипажей является делом крайне сложным и зависящим от многих факторов. 1 июня 1939 года британская подводная лодка «Тетис» затонула во время испытательного погружения. На борту находились командир флотилии подводных лодок, 53 члена экипажа, 20 представителей приёмной комиссии, 26 работников верфи и три представителя предприятий-контрагентов. Несмотря на все усилия аварийно-спасательных служб и тот факт, что от поверхности выходные люки отделяли считаные метры воды, спастись удалось лишь четверым. Тела остальных достали уже после подъёма субмарины.

В военные годы стало ясно, что во вражеских водах никаких спасательных судов или помощи не будет — подводникам придётся спасаться самим.

В первом же походе

Советская подводная лодка С-11 погибла, возвращаясь из первого боевого похода. Она подорвалась 2 августа 1941 года на немецкой мине в проливе Соэла-Вяйн, идя в надводном положении. После взрыва корпус субмарины лёг на глубине 11 метров с креном на левый борт. Выжившие остались в кормовых шестом и седьмом отсеках, однако выровнять давление между ними для перехода не удалось. Кроме того, взрыв деформировал переборочную дверь, и те, кто находился в шестом отсеке, утонули.

Четверо моряков в седьмом отсеке решили выйти на поверхность через торпедный аппарат.

Подготовка к выходу проходила чрезвычайно медленно. У оставшихся в живых началось помутнение рассудка из-за повышающегося давления. Содержание отравляющих газов в отсеке увеличивалось с каждой секундой. Через пять часов после подрыва людям удалось выстрелить торпеду из аппарата (закачав в стрельбовой баллон воздух из других торпед) и начать выход.

Отсек покинули только трое подводников; четвёртый, находясь в невменяемом состоянии, отказался выходить и умер в отсеке. После выхода на поверхность один из спасшихся сумел, потратив почти семь часов, доплыть до берега и вызвать помощь для двоих, оставшихся на поверхности над лодкой.

Члены экипажа «С-11», спасшиеся с затонувшей подводной лодки: краснофлотец В.В. Зиновьев, старший краснофлотец Н.А. Никишин, краснофлотец А.В.Мазнин

Все трое пережили войну, продолжая служить на различных военных кораблях Балтийского флота и Ладожской флотилии.

Хороший и плохой пример

Британская подводная лодка «Ампайр» погибла с половиной экипажа прямо в родных водах. Совсем новая лодка, только что построенная на Чатемской верфи, должна была проследовать в другую базу для прохождения финальных приёмо-сдаточных испытаний и курса боевой подготовки. Для осуществления перехода её включили в состав конвоя из торговых судов, что само по себе было плохой идей. Подводная лодка с её невысоким надводным силуэтом и плохой заметностью плохо вписывается в торговые караваны (если они свои, разумеется).

Хуже того — из-за отказа одного из дизелей лодка стала отставать от конвоя. Надводная скорость лодок типа U в самом лучшем случае составляла чуть более 11 узлов, а с одним дизелем — не более шести-семи. Финальным аккордом стало то, что 19 июля 1941 года два британских конвоя разошлись с нарушением правил — в результате «Ампайр» оказалась прямо на пути встречных кораблей.

«Ампайр»

Около полуночи подводную лодку протаранил один из кораблей охранения встречного конвоя. «Ампайр» камнем пошла на дно. При ударе четверых человек, находившихся в рубке, выкинуло за борт — спасти удалось лишь командира.

В прочном корпусе появилась пробоина в районе второго отсека. Лодка легла на дно с тремя затопленными отсеками на глубине в 18 метров. Оставшиеся в живых оказались разделены на две группы, каждая из которых спасалась отдельно, без какой-либо связи друг с другом.

Семнадцать членов экипажа собрались в кормовом отсеке, а четверо (включая двух оставшихся в живых офицеров) — в центральном посту.

Центральный пост постепенно затапливало через незакрытую вентиляцию, и находившиеся в нём люди решили спастись, выйдя через боевую рубку. С учётом высоты рубки, от поверхности их отделяло менее 15 метров воды.

По словам одного из спасшихся, это была «высота восьми человек, стоящих друг у друга на головах, ерунда».

Набившись в рубку, моряки стали ждать, чтобы в результате затопления отсека давление выровнялось с забортным, после чего открыли верхний рубочный люк и без всяких спасательных средств устремились на поверхность. Всплыли лишь трое. Четвёртый, по словам остальных, находился в «плохом моральном и физическом состоянии» и, вероятно, так и остался в рубке.

Один из этой тройки утонул после всплытия. Спаслись только двое.

Как впоследствии показало расследование, им сильно повезло, что отсек наполнялся водой с достаточной скоростью, чтобы они не отключились от повышающегося давления и всё ещё имели «воздушную подушку» при открытии рубочного люка.

В машинном отделении спасательная операция проходила куда более организованно — под руководством опытного главного механика лодки. Сначала выяснилось, что спасательных комплектов всего 14 — на 17 человек. Три члена экипажа вызвались добровольцами выходить без них, держась при всплытии за ноги тех, у кого были аппараты. Один храбрец пожертвовал свой аппарат Дэвиса находившемуся на борту гражданскому инженеру с верфи.

«Ампайр» на дне

Выход производился в строгом соответствии с инструкциями. Отсек затопили через предназначавшийся для этого вентиль, вокруг аварийного люка развернули тубус. Старший механик провёл финальный осмотр отсеков и назначил очерёдность выхода; кроме того, он помогал с выходом и сам в итоге эвакуировался последним — убедившись, что в отсеке больше никого нет.

Операцию признали «образцово проведённой», а старшему механику даже дали медаль.

Однако четверо всё равно погибли — трое отказавшихся от аппаратов и гражданский инженер. Всего же жертвами катастрофы «Ампайр» стали 22 человека.

Единственный спасшийся

21 января 1945 года удача окончательно покинула немецкую U-1199. После успешной атаки на конвой лодку настигли британские корабли охранения. С сильной течью сразу в нескольких отсеках субмарина опустилась на дно на глубине в 73 метра с креном в почти 40 градусов, а вокруг продолжали рваться глубинные бомбы.

Командир приказал готовиться к покиданию корабля, а экипаж разобрал спасательное снаряжение. Выход предполагалось организовать через машинное отделение и центральный пост, экипаж из 47 человек разделился по этим отсекам. На поверхности появился только один член экипажа — штурман лодки Клауссен, которого среди пятен топлива и плавающих обломков подобрали британцы.

Британский конвой

По его словам, для ускорения затопления экипаж открыл вентили балластных цистерн. Сам Клауссен, включив спасательный аппарат, стоял на верхних ступенях трапа боевой рубки, прямо под люком. Другие члены экипажа стали терять сознание один за другим — или из-за отравления хлором, идущим из затопленных аккумуляторных батарей, или из-за перепада давления и вдыхания чистого кислорода из спасательных аппаратов.

После очередного взрыва, в результате которого лодка стала ещё быстрее заполняться водой, командир приказал Клауссену открывать люк.

К моменту, когда ему это удалось, никакого пузыря воздуха в боевой рубке уже не осталось.

Ослабевший штурман начал подниматься на поверхность. Ни о каком выдерживании режима декомпрессии речь не шла. Единственное, что он рефлекторно делал — выпускал через уголок рта воздух из лёгких. В большинстве случаев такие подъёмы оказываются смертельными, но немецкий подводник отделался лёгкими баротравмами.

Остальной экипаж так и остался в лодке. Возможно, моряк, стоявший за Клауссеном, в последний момент застрял и перекрыл путь к спасению остальным.

Это лишь три из немногих удачных случаев успешного выхода из затонувшей субмарины в годы Второй мировой. В успешных исходах свою роль играли и техника, и подготовка экипажей, и просто удача.

Недостаток любого из этих трёх компонентов неизбежно приводил к гибели.

Подписки в соцсетях