Герои и антигерои

Генерал «Хаос» Джеймс Мэттис: как любитель книг стал кумиром корпуса морской пехоты США

«Будь вежлив, будь профессионален, но имей план убийства каждого, кто тебе встретится». Так хлёстко выражается американский генерал Джеймс Мэттис — аскетичный, беспощадный, отважный и мудрый «воин-монах», министр обороны США. Мы проследили его жизненный путь и делимся с вами подробностями.
Алексей Костенков
  • 6.2K
  • 24
  • 31
  • 252

Настоящий мужик

Патриотические круги американского общества встретили бурей оваций предложение президента Трампа о назначении SecDef’ом отставного четырёхзвёздного генерала Джеймса Мэттиса. Новый хозяин Белого Дома назвал его «настоящим мужиком» и «генералом генералов».

Евгений Башин-Разумовский
Евгений Башин-Разумовский
Эксперт по историческим вопросам

SecDef — принятое в вооружённых силах США сокращение названия должности United States Secretary of Defense, «секретарь Соединённых Штатов по обороне», глава Департамента обороны США. На русский язык обычно переводится как «министр обороны США».

20 января 2017 года Сенат США с редким единодушием — 98 голосов «за», один «против» — утвердил кандидатуру 26-го министра обороны США.

В особый восторг пришли бойцы и ветераны корпуса морской пехоты США. Среди них генерал Мэттис давно стал культовой фигурой, заслужив прозвища «Бешеный Пёс», «Воин-Монах» и «Хаос».

Даже в российской прессе назначение Бешеного Пса встретили с уважением и симпатией — хотя все в курсе его жёсткой позиций относительно политики РФ. Статья о новом главе Пентагона вышла с рисунком карикатуриста Виталия Подвицкого. Вместо обычного зубоскальства про «тупых янки» генерал Мэттис предстал на ней в грозном обрамлении молний с охотничьим ястребом на руке.

(Фото: Виталий Подвицкий)

Чем же он обязан такой репутации?

Морпех-книгочей

Джеймс Мэттис не попал на Вьетнамскую войну. Он закончил учёбу в корпусе подготовки офицеров запаса и получил петлицы второго лейтенанта корпуса морской пехоты США в январе 1972 года.

Ещё не началось Пасхальное наступление Вьетнамской народной армии. Оставался почти год до второго «Лайнбекера» и больше года до вывода американских войск. Но «не срослось». К счастью для Америки и печали для её врагов, лейтенант Мэттис не получил шанса встретиться с пулей «гука с дерева».

Уроженца городка Пулман штата Вашингтон ждала долгая карьера офицера мирного времени. Офицером он был не совсем обычным — особенно для корпуса морской пехоты США.

На Джеймса Мэттиса изрядно повлияло воспитание в семье. Сын моряка торгового флота и военной разведчицы вырос в небогатом доме без телевизора — но с множеством книг. Зародившаяся в детстве страсть к чтению сохранилась в рядах корпуса морской пехоты и остаётся с ним по сей день. В том числе в форме личной библиотеки в семь тысяч томов.

«Благодаря чтению ни одна ситуация не застигала меня врасплох, ни одна проблема не выглядела не решённой прежде. Оно не даёт ответы на все вопросы, но освещает темноту дальнейшего пути». Джеймс Мэттис.

При себе у Джеймса всегда есть томик стоицистских афоризмов Марка Аврелия. Фразу «Делай, что должно, и будь, что будет» не случайно часто приписывают последнему великому императору Рима. Она довольно точно описывает суть этой книги — и основу взглядов Бешеного Пса.

Генерал Роберт Скейлз, бывший десантник, интеллектуал и аналитик, описывал молодого Джеймса Мэттиса как «одного из самых учтивых и блестящих людей, кого он встречал в своей жизни».

Джеймс Мэттис прочёл действительно много книг. Умных книг правильных авторов. Прочитанное он усваивает и применяет на практике: и на войне, и в собственной жизни вообще. Одна из его фраз: «Лучший способ улучшить умение вести войну — использовать уроки истории».

Как же этот утончённый книжник умудрился заслужить восторг суровых морпехов и прозвище Бешеного Пса?

Монах-воин

Одно из прозвищ генерала Мэттиса — «монах-воин». Его он заслужил за личный аскетизм, твёрдую приверженность католицизму, увлечение книгами… и отсутствие личной жизни.

От неё он отказался после трагического разрыва с любовью своей жизни Элис Кларк. У них всё было хорошо — но Джеймс постоянно исчезал в командировки. Африка, Ближний Восток, Филиппины, революция в Иране, кризисы поменьше, учения и просто плановая ротация. Планета большая, война холодная, морпехи нужны везде.

Джеймс Мэттис в звании капитана (второй слева), 1978

Элис поставила ультиматум: я или служба. Вскоре её пригласил командир Мэттиса и сказал, что у него на столе лежит заявление об увольнении. Девушка поняла, что ставит Джеймса перед слишком жестоким выбором: между семейным счастьем и военным делом, которому он посвятил жизнь и был предан всей душой.

Она ушла с дороги, разорвав помолвку за три дня до свадьбы.

С тех пор Мэттис и стал «монахом», посвятив всего себя военному искусству со страстью, достойной последнего короля-воина — шведа Карла XII.

Полковник Хаос

Впервые подполковник Джеймс Мэттис попробовал порох настоящей войны в 1991 году командиром 1-го батальона 7-го полка морской пехоты в ходе «Бури в пустыне». Там комбат Мэттис заслужил уважение бойцов за профессионализм, хладнокровную смелость на передовой и умение находить красивые тактические решения.

В звании полковника и должности командира уже всего 7-го полка Джеймс Мэттис получил свой постоянный позывной CHAOS: «Хаос». Это аббревиатура означает «Colonel Has Another Outstanding Solution», «у полковника есть другое охренительное решение».

«На поле боя самые главные шесть дюймов находятся у вас между ушами». Джеймс Мэттис.

Вскоре Мэттис получил звезду бригадного генерала и должность командира 1-й экспедиционной бригады морской пехоты.

А затем был Афганистан, где Мэттис руководил операциями 58-й оперативной группы на юге страны, под Кандагаром. Руководил не из комфортабельного штаба, как мог бы, а пропадая днём и ночью со своими бойцами в бесконечных рейдах, патрулях и боестолкновениях.

Джеймс Мэттис в звании бригадного генерала инструктирует морских пехотинцев в Афганистане

В 2005 году свои впечатления об «Афгане» в напутствии отправляющимся туда морпехам он выразил так:

«Вы отправляетесь в Афганистан. Там вы встретите парней, которые пять лет били женщин за появление на улице без паранджи. Знаете, в таких парнях не остаётся ничего мужского. Зато отстреливать их чертовски весело. Сражаться вообще чертовски весело! Вы знаете, чёрт побери, в некоторых людей стрелять по-настоящему весело. Скажу честно, мне нравится драться».

Сам штурмбаннфюрер Максимиллиан Монтана из аниме «Хеллсинг» в монологе «Господа, я люблю войну» не выразил свою любовь к сражениям лучше.

Дорога на Багдад

Во время вторжения в Ирак в 2003 году генерал-майор Джеймс Мэттис командовал уже всей Первой дивизией морской пехоты: ядром главной ударной группировки войск коалиции. Во время планирования кампании именно Мэттис предложил решить все проблемы с иракским диктатором путём решительного блицкрига — а не осторожного наступления после масштабной воздушной кампании по образцу «Бури в пустыне».

«Президенту, национальному командованию и американскому народу нужна скорость. Чем быстрее мы с ними покончим, тем лучше. Нашим основополагающим принципом будет скорость, скорость, скорость!». Джеймс Мэттис.

Генерал двигался в боевых порядках своих рвущихся на Багдад войск, прибывших нести демократию народу солнечного Ирака из не менее солнечной Калифорнии. Он и здесь предпочитал быть на передовой, в зоне огневого контакта, лично наблюдая за действиями своих бойцов и противником, не кланяясь пулям, минам и снарядам. Только вместо «чапаевского» белого коня — старый добрый «Хамви».

Морпехи считаются самой «отмороженной» — в хорошем и плохом смысле — частью американской военной машины. Те самые «психи, которым можно и оружие не выдавать». Они, как никто другой, ценят личную отвагу и лихость.

Привыкшие к тому, что старшие офицеры, начиная с майора, сидят в тылу и шлют приказы один тупее другого, морпехи увидели рядом с собой военачальника старой школы. Достойного наследника славы Ли и Паттона. Из тех самых «империалистических агрессоров», кого советские карикатуры рисовали в непременных зеркальных очках-«авиаторах» и сигарой в зубах.

На иракских дорогах, среди песчаных бурь, трупов и сгоревшей техники на обочинах, за бронёй «абрамсов» и LAV-25, в потрёпанных пыльных HMMWV окончательно выковывалась слава генерала Мэттиса как одного из лучших командиров в истории морской пехоты США.

Джеймс Мэттис в звании генерал-майора отвечает на вопросы журналистов, Ирак 2003

Личная отвага и твёрдое, разумное руководство, уважительное отношение к личному составу вне зависимости от чинов подкрепляются практичными, циничными и несколько олдскульными взглядами, близкими большинству морпехов.

Мэттис выражает свои взгляды открыто и публично, с демонстративным безразличием к мнению прессы или ярости прогрессивной общественности от фраз вроде: «Если по вам стреляют из дома — просто сравняйте *****й дом с землёй».

За таким командиром морпехи готовы двинуться даже в ад — сразу походными колоннами всех трёх экспедиционных корпусов, причинять в преисподней демократию посредством превосходящей огневой мощи и попутно коллекционировать уши чертей.

Весной 2003 года Джеймс Мэттис устроил в Ираке классический блицкриг Первым экспедиционным корпусом. Двадцать две тысячи морпехов прошли за своим генералом от кувейтской границы до Багдада и Тикрита 808 километров за 17 дней боёв, сшибая с дороги заслон за заслоном. «Самая глубокая пенетрация в истории Корпуса морской пехоты».

Во время боёв за Багдад с применением инновационной тактики глубоких прорывов в городские кварталы Мэттис не спал 40 часов подряд — как и многие его бойцы.

Это морпехи тоже оценили по достоинству.

Бешеный Пёс Фаллуджи

Прозвище Бешеный Пёс генерал получил не за образцово-показательный блицкриг 2003 года. Оно приклеилось к нему годом спустя, когда он повёл морпехов против мятежной Фаллуджи.

Всё началось с нападения боевиков на машины частной военной компании «Блэкуотер». Четверых её сотрудников убили, тела двоих повесили на мосту. Кадры с ликующей толпой и обгоревшими, искорёженными, изрубленными лопатами трупами американцев оказались на первых полосах мировых медиа.

К тому времени Фаллуджа превратилась в главный оплот растущего сопротивления суннитской части Ирака. В этом городе началось объединение бывших врагов — радикальных исламистов и лишённых власти силовиков Саддама. Спустя десять лет именно оно взорвалось чёрной кляксой на картах Ирака и Сирии.

Пятого апреля 2004 года генерал Джеймс Мэттис привёл к Фаллудже батальоны морской пехоты и танковую роту. Блокировал город, запретив выход гражданских. И, согласно приказу, приступил к его «пацификации».

Джеймс Мэттис разговаривает с командирами, Ирак

Симпатии населения крупного города были на стороне боевиков. Генерал, перед вторжением приказавший своим бойцам прочитать тысячу страниц тщательно подобранных текстов об особенностях местного менталитета и необходимости не создавать себе врагов ненужной жестокостью, не счёл нужным играть в Фаллудже в гуманизм с уже оформившимся прямым и явным противником. Он предпочёл испытанную веками стратегию устрашения и уничтожения.

Женевская конвенция? Какие глупости на фоне пяти тысяч лет опыта военной истории человечества!

«Не переходите нам дорогу. Иначе те, кто выживут, будут десять тысяч лет вспоминать о том, что мы с вами сделали». Джеймс Мэттис.

Фаллуджу обрабатывали с огромным энтузиазмом изо всех стволов: от автоматических винтовок и пулемётов морпехов до залпов артиллерии, потоков свинца с кружащих над городом ганшипов AC-130 и штурмовиков A-10. Использовались боеприпасы, снаряжённые белым фосфором. Бомбёжки превращали дома в руины. Обломки мечети Абдель-Азиз аль-Самари погребли десятки человек. Снайперы и марксмены не церемонились в выборе целей. Кто не спрятался, тому не повезло. Даже пытавшиеся выбраться из города рисковали попасть под огонь с земли и с воздуха.

Количество погибших боевиков и гражданских шло на сотни. На улицах гнили трупы — вопреки всем традициям, их не рисковали убирать и хоронить. В городе было уничтожено электро- и водоснабжение, медицинская помощь тоже практически прекратилась: даже «Красный полумесяц» не добавлял уверенности перед лицом бойцов Мэттиса, взбешённых кадрами с моста.

Защитники Фаллуджи сопротивлялись отчаянно. Решительного взятия города у Мэттиса не получилось. Штурм превратился в четырёхдневные уличные бои с тяжёлыми потерями обеих сторон: сотен боевиков и десятков морпехов. Медленно продвигающиеся вперёд бойцы Мэттиса запечатлевали свои успехи на фото с вражескими трупами.

Журналисты «Аль Джазиры» сделали происходящее достоянием мировой прессы. Разгорелся грандиозный скандал. О прекращении операции в Фаллудже Джорджа Буша попросил даже британский премьер Тони Блэр.

Девятого апреля штурм закончился. Продолжились перестрелки, бомбёжки и артобстрелы. Двадцать восьмого апреля стороны подписали перемирие. Город передали специально созданной бригаде иракской армии, американцы оставляли Фаллуджу.

За эти бои, которые многие не без оснований сочли безнаказанным военным преступлением, Мэттиса и прозвали Бешеным Псом.

Ему и его морпехам прозвище понравилось.

После Ирака Мэттис продолжил карьерный рост, дослужившись до высших четырёх звёзд полного генерала морской пехоты США.

Генерал Джеймс Мэттис

Он принял самое активное участие в модернизации войск США и всего блока НАТО на основе своего боевого опыта и бесчисленных тщательно изученных книг, документов и аналитических отчётов. Именно его перу принадлежат наставления по современной тактике американской морской пехоты.

На посту министра обороны США генерал Мэттис стал одним из главных «ястребов». Он выступает за жёсткую политику в адрес всех противников и конкурентов США: России, Китая, Ирана и всех прочих. А также яростно критикует сокращение расходов на американские вооружённые силы.

«Я пришёл с миром. Я не взял с собой артиллерию. Но я умоляю со слезами на глазах: не пытайтесь меня на***ть, иначе я убью вас всех». Джеймс Мэттис.

По протоколам национальной безопасности США окончательное решение о применении стратегического ядерного оружия принимает Уполномоченное национальное командование — National Command Authority.

Оно состоит из двух человек: президента и министра обороны США.

Сейчас POTUS, президент США — Дональд Трамп. Министр обороны, SecDef — Джеймс Мэттис.

Если в скором будущем винтовка окончательно станет праздником и всё полетит известным курсом, эти двое и будут решать, нажать ли на ту самую кнопку.

Интересно, что в этом случае скажет опыт пяти тысяч лет военной истории?

Hoвости СМИ2
Подписки в соцсетях