Ликбез

«Не вешать нос!»: кто такие гардемарины

Знаменитый фильм, конечно, всё слегка приукрасил. Эти юноши редко скакали на конях и выполняли тайные поручения высших чинов Российской империи. Но зато они несколько лет старательно изучали военные науки, а затем служили на кораблях, познавая секреты морской службы. Это гардемарины — будущие капитаны и адмиралы.
Михаил Диунов
  • 3.2K
  • 18
  • 6
  • 80

Проблемы французского флота

В XVII веке европейский военный флот развивался со стремительной скоростью. «Эпоха паруса» достигла расцвета, который продолжался ещё два с половиной столетия. Во множестве строились самые современные боевые корабли. Количество моряков во флотах ведущих морских держав значительно увеличилось. Но если Нидерланды и Англия могли легко вербовать моряков торгового флота, то Франции провернуть такой фокус не удавалось.

Требовалась система подготовки кадров. Она появилась в период правления великого короля Людовика XIV. Главная заслуга принадлежала одному из самых влиятельных людей Франции — Жан-Батисту Кольберу, главе финансового ведомства страны, который по праву считается создателем французского военно-морского флота.

Жан-Батист Кольбер

Кольбер справедливо полагал, что морская торговля — это один из главных источников богатства страны. Но, чтобы купцы могли свободно плавать по морям, нужен был сильный военный флот, который мог защищать интересы государства на любом расстоянии от его берегов.

Кольбер — «отец» гардемарин

Мешало одно — у Франции почти не было флота. Тогда Кольбер распорядился начать строительство тяжёлых линейных кораблей и лёгких фрегатов, а чтобы на судах было кому служить, ввёл морскую повинность для всех жителей побережья. Проблема с матросами разрешилась. Оставались командиры. Для их подготовки в 1670 году создали морскую школу. Будущих корабельных офицеров распределяли в роты, находившиеся в главных портах Франции: Тулоне, Бресте и Рошфор-сюр-Мере.

В 1686 году ученики получили название «гардемарины».

В морскую школу Кольбера могли поступить только молодые дворяне.

Они осваивали множество полезных морскому офицеру наук: судостроение, навигацию, гидрографию, фортификацию, математику, а также искусство фехтования и танца. И, дабы не оказаться в плену теории, обязательно участвовали в плаваниях на настоящих военных кораблях.

Построенный в 1669 году линейный корабль «Солей Рояль»

Благодаря столь тщательной подготовке офицеры флота выходили на службу гораздо более образованными, нежели их сухопутные коллеги. Результаты такого подхода сказались очень быстро. Всего несколько десятилетий спустя французский флот уверенно соревновался с британским за право занимать первое место в мире.

Пётр выбирает систему Кольбера

Когда Пётр I начал создавать русский военный флот, он столкнулся с теми же проблемами, что и Кольбер. Можно было быстро построить корабли и набрать матросов, но в России совсем не было морских офицеров. Кое-как задачу решали с помощью иностранных наёмников, оставивших в русском морском словаре множество голландских и английских словечек. Но всё равно требовалась постоянно работающая система обучения.

Выбор системы Кольбера не только не удивителен, но и весьма очевиден. 25 января 1701 года в Москве при Пушкарском приказе создали «Школу математических и навигацких наук». Ещё не началось строительство кораблей на Балтике, а подготовка офицеров будущего флота велась полным ходом. Для нового учебного заведения отдали Сухареву башню — большое здание на окраине Москвы. Там хватало места и для учебных классов, и для библиотеки, и для фехтовального зала.

Школа математических и навигацких наук (источник фото)

Выбор Москвы и Пушкарского приказа понятен. Именно там были сосредоточены лучшие специалисты в математике и фортификации, необходимые для обучения офицеров. Ну а сухопутная Москва была столицей, где создавать новую школу было проще всего. Морских баз Россия пока не имела, так что первые выпуски Навигацкой школы не проходили практику на кораблях, сразу отправляясь в бой. Зато среди учителей оказались такие известные учёные, как Фарварсон и Магницкий.

Русские гардемарины

В 1715 году Россия уже уверенно стояла на берегах Балтики, где стараниями Петра I активно строилась новая столица — Санкт-Петербург. Туда перевели навигацкий класс Московской школы и на его основе создали Академию морской гвардии. Её выпускники должны были послужить в гардемаринской роте, пройти несколько учебных плаваний на кораблях, после чего получить первый офицерский чин.

Чтобы отразить особое положение окончивших Академию, в 1716 году ввели новый чин: гардемарин.

Гардемарины чаще всего происходили из дворянских, порой очень знатных и богатых семей, но, пока проходили морскую практику, выполняли функции солдат и матросов. Хотя имели почётное отличие: носили форму лейб-гвардии Преображенского полка). И конечно же, отношение корабельных офицеров к матросам «из благородных» было более снисходительным. Во время практики гардемарины изучали кораблевождение, судовой рангоут, корабельную артиллерию, а также картографию и навигацию.

Гардемарин, 1728 год

Морской кадетский корпус

Развитие военного образования в России продемонстрировало успех унифицированной системы. Уже 20 лет Сухопутный кадетский корпус готовил офицеров пехоты. В 1752 году было решено ликвидировать разнобой в системе военно-морского образования и сосредоточить подготовку офицеров в Морском кадетском шляхетском корпусе, созданном на базе Морской академии. Роту гардемарин и Навигацкую школу расформировали.

В новом корпусе ученики проходили трёхлетнее обучение, причём корабельная практика теперь стала регулярной и занимала летние месяцы, свободные от изучения теории. Гардемаринами отныне называли морских кадетов последнего курса обучения. Уже в ХХ веке после окончания корпуса им присваивали звание корабельного гардемарина, и выпускники отправлялись на годичную службу во флот, после чего, при успешном освоении морских наук, могли рассчитывать на первое офицерское звание мичмана.

Столовый зал Морского кадетского корпуса (источник фото)

На протяжении XVIII и XIX веков существовало мнение, что морские офицеры получают лучшее в России военное образование. И действительно, ни в одном другом месте подготовка не включала столь обширный набор знаний.

Отличия гардемарин

Морские кадеты носили военную форму, схожую с флотским мундиром. Так, например, на закате «эпохи паруса» в правление Николая I, гардемарины отличались тёмно-зелёной курткой до талии и такого же цвета брюками. Воротник и обшлага куртки имели белый кант, а также обшивались золотым галуном.

Погоны морских кадет были белого цвета, по краям украшались золотым галуном.

В 1832 году на погоны гардемарин добавили накладные металлические якоря, с тех пор ставшие постоянным отличием будущих морских офицеров. Корабельные гардемарины отличались широким галуном вдоль чёрного погона. Поскольку они считались «почти офицерами», то им присваивали форму флотского командного состава и давали право носить морской кортик.

Гардемарин в парадной форме одежды и в плаще, 1860 год. Художник А. Тронь

Воспоминания гардемаринов

Морской офицер и декабрист Дмитрий Завалишин с большим пиететом вспоминал о годах, проведённых в Морском корпусе:

«Вообще, можно смело сказать, что в тогдашнее время нигде состав офицеров не был так хорош, как в Морском корпусе, и нигде офицеры не были так соединены и единодушны. Этому содействовали, в особенности, два обстоятельства: общий стол у офицеров и обычай собираться на вечерний чай у старшего дежурного офицера. Картам тут не было места, а занимались исключительно беседой и, разумеется, событиями в корпусе и вопросами, относящимися к нему в учебном и воспитательном отношении. Тут очень свободно и откровенно обсуждали действия всех, даже нередко в присутствии того, чьи действия разбирались. Всё несправедливое, бесполезное, особенно увлечение раздражением, беспристрастно разбиралось и осуждалось».

Будущий адмирал Александр Зеленой рассказывал о забавном случае, когда император Николай I неожиданно появился в корпусе с инспекцией. Ему показывали все учебные классы, называя помещение, куда входил император. Получилось так, что как как раз во время визита в танцевальном зале корпуса шло занятие по закону божьему, на котором всегда присутствовало большое число кадет, не вмещавшихся в обычный класс. Офицер морского корпуса, входя в зал, сказал Николаю: «А здесь у нас танцевальный зал». Император внимательно осмотрел дородного батюшку и ехидно заметил: «Это и по учителю заметно», удалившись в весёлом настроении. После этого происшествия при дворе долго шутили, что в Морском корпусе священник служит учителем танцев.

Гардемарины и офицер на занятиях верховой ездой, 1900-е годы

Морской кадетский корпус существует и в наши дни: это учебное заведение непрерывно действует с 1701 года. И за триста лет его выпускники вписали в русскую военную историю немало славных страниц.

Подписки в соцсетях