Исторический наброс

Как стать воительницей: пособие для средневековых дам

Мечтаете о временах Средневековья, когда мужи были мужественными, дамы — женственными, и во всём царил приятный дуализм? Увы, мы часто принимаем на веру идеал, хотя реальность была гораздо грубее. Доведись вам встретиться со средневековой дамой, она, вполне вероятно, скрутила бы вас в бараний рог — и не только в переносном смысле.
Фарид Мамедов
  • 4.9K
  • 16
  • 3
  • 170

До девушки с веслом была девушка с мечом

В «Вальпургиевом манускрипте», созданном приблизительно в начале XIV века, можно увидеть неожиданные иллюстрации. На одной женщина стоит в защитной позиции, блокируя удар мечом, на другой — умело контратакует ударом меча по голове.

Фрагмент манускрипта I.33

Сам манускрипт — это мануал по искусству боя холодным оружием. Приёмы женщины и то, как она наносит удары, изображены со знанием дела. Учтены и особенности анатомии, ведь женщины, как правило, слабее и ниже мужчин. Автор манускрипта старался не зря. В Средневековье женщины часто брали в руки оружие, а им ещё надо было уметь пользоваться.

Женственность — хорошо, а собственность — лучше

Самым простым способом помахать мечом и пострелять из лука было родиться в семье феодала. Мы привыкли считать, что в Средневековье женщинам отводилась пассивная роль в семейных и общественных отношениях. Однако реальность постоянно вносила уточнения в эту христианскую идиллию. Женщины из аристократических и дворянских семейств должны были служить «надёжным тылом» для своих мужей. Особенно в их отсутствие. Это подразумевало заботу о замке, челяди, вассалах. Сбор оброка, финансовые дела, переписка с королевскими чиновниками и судьями — вся эта рутина нередко полностью ложилась на отнюдь не хрупкие плечи женщин из дворянского сословия.

Бывало и хуже. Муж отъедет по важным делам: ко двору короля, в паломничество к святым местам или в крестовый поход, — а тут крестьяне устроят бунт или на замок нападут соседи. Что тут делать даме? Ясное дело — меч в руки, доспехи на тело и крепким словцом гнать вассалов и челядь в атаку. А то и вставать во главе — надо же собственным примером показывать, кто в феоде хозяин.

Иногда отсутствие главы семьи было только на руку. Матильда де Браоз, представительница одного из самых могущественных феодальных семейств уэльского пограничья в 13 веке, увеличила в несколько раз владения своей семьи, воюя с валлийцами. Супруг Матильды, будучи хорошим другом Иоанна Безземельного, в это время безвылазно сидел при его дворе или сопровождал короля во время экспедиции в Ирландию.

Надо сказать, бароны англо-валлийского пограничья были закалёнными бойцами и вели бесконечные войны с валлийскими королями, пытаясь полностью подчинить себе Уэльс. В плане воинственности Матильда ничем не отличалась от мужчин свой семьи. Её слава как прекрасного полководца порвала в клочки все гендерные стереотипы.

Пока муж «где-то шлялся», Матильда фактически завоевала бо́льшую часть Уэльса.

Фландрский хронист 13 века без обиняков ставил Матильду в пример мужчинам.

Евгений Башин-Разумовский
Евгений Башин-Разумовский
Эксперт по историческим вопросам

Дальнейшая судьба Матильды была печальной. Семья де Браоз рассорилась с Иоанном Безземельным, и вражда с королём кончилась тем, что воительницу вместе с сыном заточили в темницу и уморили голодом. Их гибель повлияла на содержание Великой хартии вольностей, в той части, которая касается гарантий подданным от произвола.

Однако гораздо чаще женщинам приходилось держать оборону. Так, в 1148 году графиня Фландрии Сибилла отражала во главе собранных ею войск вторжение Болдуина IV, графа Эно. Тот решил, что пока муж Сибиллы кормит вшей в крестовом походе, самое время поживиться его собственностью. Не тут-то было — бравый завоеватель отступил не солоно хлебавши.

Тем не менее, в битвах женщины принимали участие нечасто. Но и тут ситуации бывали разные. Известный хронист Ордерик Виталий описывает, как в 1119 году английский король Генрих I осадил замок Бретей во Франции. И немедленно схлопотал арбалетный болт от защитницы замка — собственной дочери Юлианы. Как говорится, семейные отношения — хорошо, но своя феодальная собственность — лучше. К слову, замок Юлианы всё же пал, и Генрих лишил незаконнорожденную дочь большей части собственности в Нормандии.

Принадлежность к феодальному сословию всегда несла опасность получить удар мечом по голове, и для этого не обязательно было рождаться мужчиной. Междинастические и феодальные разборки постоянно вовлекали высокородных женщин в войны едва ли не с «эпохи Нибелунгов». Императрица Матильда против Матильды Булонской во время гражданской войны в Англии (12 век), Мария Стюарт против Елизаветы Тюдор (16 век)… и так далее.

Во славу Господа, чёрт вас дери!

Хотя церковь смотрела на кровопролитие с неодобрением, она же подкинула обществу и прекрасный пример обратного — Императрицу Ада.

Не стоит думать, что речь идёт о каком-то демоне. Напротив, это один из титулов Девы Марии. Несмотря на широко пропагандируемый образ кормящей матери, второй её ипостасью была дева-воительница. Она описывалась как могущественный воин, который одним ударом вышибает дух у Сатаны.

Её голос подобен трубному гласу, а во владении мечом и копьём Дева ничем не уступает собратьям‑мужчинам.

В этом христианская святая скорее напоминала валькирию: полностью облачённая в доспехи, она вела вечную и, что важнее, успешную битву с ордами Тьмы.

Подобная пропаганда открывала дамам прямой путь в крестовые походы. Правда, церковь обязывала жён, которые участвовали в походах, сначала обзавестись согласием своих мужей. Как свидетельствуют хронисты, включая мусульманских, некоторой части женщин это удавалось.

Во время осады крестоносцами Акры в 1189–1192 годах женщины охраняли лагерь и пленных-мусульман, а также копали траншеи вокруг крепости. Согласно мусульманским хронистам Имад аль-Дину и Баха аль-Дину, «слабый пол» принимал участие в атаке крестоносцев на лагерь Салаха ад-Дина 25 июля 1190 года. Атаку отбили, после чего на поле боя обнаружили несколько женских трупов в боевом облачении. Во время атаки мусульман на лагерь крестоносцев в июле 1191 года женщины-лучники отражали атаку наравне с мужчинами.

Мусульманские хроники, описывающие Третий крестовый поход, пестрят упоминаниями женщин самого разного происхождения, принимавших активное участие в боевых действиях. Их захватывали в плен, находили среди убитых на поле боя или же просто видели в бою.

В 1982 году в Кесарии Палестинской археологи отрыли скелет крестоносца в боевом облачении. Исследование показало, что это женщина.

Защита Родины требует участия всех

Война в Средние века была страшным бедствием для женщин. Но экстремальные обстоятельства зачастую переворачивают вверх тормашками старый порядок.

Веком ранее никто бы не прислушался к словам крестьянской девочки Жанны, что ей суждено освободить Орлеан от английской осады, короновать дофина Карла и изгнать из страны английских захватчиков. В лучшем случае будущую французскую святую определили бы в ближайший монастырь. Но случилась Столетняя война.

Некогда самое могущественное королевство Средневековья лежало в руинах. Короля изгнали из столицы, аристократия фактически запилила из своих феодальных владений независимые королевства. Герцогу Бургундскому не было дела до будущего короля Франции. За годы до этих событий он вступил в союз с англичанам и теперь радостно делил с ними страну.

Грядущая катастрофа заставила прислушаться к Жанне.

А женщин во главе войск местные феодалы видели уже не раз…

Хотя война послужила трамплином для превращения блаженной в национальную героиню, в целом Франция не знала женской мобилизации в армию. Зато по ту сторону Пиренеев женщины массово брались за оружие, сражаясь… против французов.

В 1284 году французский король Филипп III получил у папы добро на крестовый поход против королевства Арагон. Причиной послужила дикая свара за контроль над Сицилией — крупным торговым хабом.

Хроника Рамона Мунтанера красочно описывает разные случаи. Например, в 1285 году женщина из каталонского города Пералада, вооружённая копьём и щитом, сумела пленить вражеского рыцаря во время французской осады. К слову, вторжение закончилось для французов ничем.

Хроники эпохи альбигойских походов также часто упоминают женщин Лангедока, бьющихся насмерть с крестоносцами. По легенде, Симон де Монфор погиб под Тулузой от выстрела катапульты, расчёт которой был полностью женским.

(Источник фото)

Длинные и катастрофичные войны вовлекали в боевые действия буквально всех. Война из узкосословного дела становилась делом всеобщим.

И ещё сотня причин брать в руки оружие

Женщины брались за оружие в Средние века по разным причинам. Как феодальные сеньоры, они могли отстаивать свои права и права семьи. Могли участвовать в сражении, защищая дом, родину или религиозные идеалы. Даже простые женщины могли участвовать в судебных поединках, отстаивая свою честь, что уж говорить про дворянок.

Церковь и общество не поощряли женскую воинственность — женщина должна была сидеть дома, заниматься семьёй и ублажать мужа. Однако постоянные войны и лишения требовали совершенно иного — решительности, напористости, ожесточённой работы кулаками.

Так что приходилось им и рыцарюг из седла выбивать, и замки поджигать, и вассалов строить, и государство защищать.

Подписки в соцсетях