Байки

«Арктическую тачку на прокачку» — по опыту российских военных

Скажем сразу, Эксзибит в программе «Тачка на прокачку» российскую арктическую технику не разбирал. Это WARHEAD.SU решил пофантазировать: «А что, если?» Итак, что бы вышло, если бы в «Норт Коаст Кастоме» обратили свой взор на Арктику и взяли русскую арктическую тачку на прокачку — читайте!
Михаил Котов
  • 5.6K
  • 17
  • 0
  • 188

Эксзибит: Привет, я Эксзибит, а это моя команда автомехаников из гаража «Норт Коаст Кастом». И сегодня мы прокачаем эту малышку для моих друзей из американской армии. Да, и у нас сегодня не одна машина, а целый парк военной техники. Всё это надо подготовить для использования в арктических условиях.

Кто сказал «главное нанести арктический камуфляж»? Садись, Луис. Тебя, как специалиста по покраске, мы спросим в самую последнюю очередь.

Чтобы не валять дурака, я предлагаю ориентироваться на русских. Надо сделать как у них, только с орлами и американскими флагами. И лучше — в конце концов мы «Норт Коаст Кастом».

Приступаем к опросу экспертов. Первым пусть выскажется Опфор, спец по российской военной технике и географии.

Шины или гусеницы?

Опфор: Нужно понимать, что у русских по армейским стандартам все машины — от БТР до танка — должны обеспечивать работу при температурах от -50 до +50 градусов по Цельсию. Некоторые узлы и оружейные модули сертифицированы на ещё более низкие температуры. К примеру, оружие, устанавливаемое на самолёты. Ведь уже на высоте 10 000 метров термометр может показать и -55 по Цельсию.

С другой стороны, несмотря на все уверения заводов-изготовителей, русские регулярно таскают специализированную технику на арктические испытания. Одно дело обещать, а другое своими глазами увидеть, держит она -60 или нет. Например, в феврале 2017 года их военные провели испытание по сложнейшему маршруту — от посёлка Тикси (Якутия) до острова Котельный и обратно — по ледовому покрытию моря Лаптевых, проливам между островами и прибрежной зоне. Всего техника прошла более 2000 километров по февральскому арктическому морозу в условиях метели.

(Фото: МО РФ)

Эксзибит: Чёртовы русские! Это худший из вариантов отпуска, что приходит мне в голову.

Теперь очередь Алекса, нашего излишне пирсингованного специалиста по шинам.

Алекс: Экс, прости. Но шины тут вообще не в тему. Два варианта есть. Либо ставим специальные вездеходные — огромные, как твоё самомнение. Это я имею в виду русские снегоболотоходы «Трэкол». Такие пойдут для езды по всем видам снежного покрова, да и небольшую речушку на них можно штурмануть.

А вот серьёзная техника — например, установки ПВО — получат от нас гусеницы. Гусеницы — это просто, надёжно и без шансов «разуть машину» на большом морозе.

Вот, например, у русских комплексы «Тор» и «Панцирь-С1» в арктической версии «поставлены на шасси двухзвенного гусеничного транспортёра ДТ-30ПМ разработки и производства Ишимбайского машиностроительного завода „Витязь“» (видно, что Алекс долго тренировался выговаривать эту фразу). Четыре гусеницы — это лучше, чем ноль. Кроме того, как уверяют производители, даже на одной он ещё будет ехать нормально. А без гусениц сможет ползти со скоростью примерно 200 метров в час.

Арктический зенитный ракетный комплекс «Тор -М2ДТ» (фото: МО РФ)

Эксзибит: Наверное, тогда его лучше добить, честное слово.

К слову, в арктической зоне у российских военных существуют специальные обозначения погоды. Но об этом лучше скажет Эрвин, он канадец.

О погоде в Арктике

Эрвин: Я канадец, а не чокнутый. Знаете, какая может быть погода в Арктике? Ну вот, например, ветер. У русских военных есть целых три обозначения.

«Ветер-3», «Ветер-2» и «Ветер-1». Последнее — это уже штормовое предупреждение из-за очень сильного, чаще всего порывистого ветра. Первая степень — самая опасная. Она вводится, когда порывы ветра переваливают за 30 метров в секунду.

Принцип вы поняли. Есть, например, «Дорога-1» — максимальный гололёд. Не дорога, а нормальная хоккейная площадка длиной в несколько десятков километров. Движение для обычных машин на этом прекращается.

Если за окном -35 градусов и ниже, то это «Холод-1». И что при этом творится, я даже не хочу себе представлять.

(Фото: Светлана Горбатых)

Самая жесть — это «Вьюга-1». Во время действия этого сигнала русские передвигаются по части только на гусеничной технике. Есть шанс, что заметёт нафиг.

Я закончил. Боже, храни юг Канады.

Об арктическом камуфляже

Эксзибит: Ух, мне холодно прямо в студии. По спине побежали чёрные мурашки.

А нужно ли технику кастомизировать до конца? Русские делают что-то сами? Ну там масло, может, заливают? Расскажи нам об этом, Большой Дейн, ты же наш спец по аксессуарам?

Большой Дейн: Частично доработки техники у русских делаются уже на заводе. Проводятся отдельные работы по требуемому шифру. Это только половина дела.

Затем всю технику в воинских частях архипелага Новая Земля и на Чукотке дополнительно дорабатывают под применение в условиях Арктики. Устанавливаются специальные блоки из комплекта поставки, проводится утепление двигателей, меняется масло и другие жидкости.

Например, вся дизельная техника получает специальное топливо, позволяющее работать при температурах до -50 градусов.

Эксзибит, мне кажется, при необходимости русские и тебя модернизируют для зимы, если ты туда попадёшь.

Эксзибит: Кажется, я даже догадываюсь, какую именно жидкость мне предложат употреблять для работы в арктических условиях.

А что с камуфляжем, ребята? Нужно ли раскрашивать этих малюток в прекрасный арктический камуфляж?

Луис: Как специалист по покраске скажу вам, что арктический камуфляж — это такой штамп. Ну в смысле круто, но не всё время. Оказывается, там, в Арктике, бывает даже лето. И пусть оно короткое, но тундра зеленеет. Поэтому белый камуфляж уже не катит. Так что, если прикажут, технике быстро возвратят стандартный зелёный «окрас».

Эксзибит: А как же эти чёртовы белые медведи? Или они летом линяют и становятся зелёными? Русские и это продумали?

Луис: Вроде нет, но судя по фото, они ходят… грязные. Грязно-жёлто-коричнево-белые.

Эксзибит: Хитро, тогда приступаем.

Hoвости СМИ2
Подписки в соцсетях