Развлечения

Красные бластеры: стрелковое оружие советской фантастики

Надоели бластеры и чудо-мечи? В Советском Союзе фантасты знали и любили огнестрельное оружие! Лучшая подборка выдуманного огнестрела родом из СССР — в нашей статье.
Евгений Белаш
  • 6.7K
  • 20
  • 65
  • 293

Эпоха легенд

Начнём с классиков жанра. Великий и ужасный «красный граф». Нет, не Дракула — Алексей Толстой, «Аэлита». Ветеран первой мировой и гражданской войны (автомобилист, лётчик-наблюдатель, семь лет войн, свыше двадцати ранений), красноармеец Гусев не одобряет выправку марсианских солдат:

«В руках у каждого было оружие в виде короткого, с диском посредине, автоматического ружья.
Гусев, насупившись, стоял около аппарата. Держа руку на маузере, поглядывал, как марсиане выстроились в два ряда. Их ружья лежали дулом на согнутой руке.

— Оружие, сволочи, как бабы держат, — проворчал он».

Иллюстрация И. Архипова (источник фото)

Рассчитанные на условия Марса автоматы, как окажется позднее, не пробивают даже бронзовую дверь, а против могучих организмов землян и вовсе практически бесполезны.

Необычное оружие любил и другой классик — Булгаков, «Роковые яйца»:

«У них был всего один электрический револьвер, но и это была уже хорошая защита. Пятидесятизарядная модель 27-го года, гордость французской техники для близкого боя, била всего на сто шагов, но давала поле два метра в диаметре, и в этом поле всё живое убивала наповал. Промахнуться было очень трудно. Щукин надел блестящую электрическую игрушку, а Полайтис обыкновенный 25-зарядный поясной пулемётик, взял обоймы, и на одном мотоцикле, по утренней росе и холодку, они по шоссе покатились к совхозу».

Какой стиль! Переносимый одним человеком поясной пулемёт с обоймами (а не привычным для нас диском) — вероятно, что-то наподобие реального пулемёта Шоша — он же «ружьё-пулемёт» — или его американской версии BAR.

«Роковые яйца» (источник фото)

Автор легендарной «Тайны двух океанов» Григорий Адамов в «Изгнании владыки» дал, пожалуй, наиболее проработанное с инженерной точки зрения описание оружия:

«Вот видал ты световой пистолет?

— Световой?

Дима сразу забыл все свои недоумённые вопросы.

Пистолет имел широкую плоскую рукоятку, как у старинных маузеров, и два коротких дула, расположенных одно над другим. Верхнее дуло заканчивалось правильным раструбом в виде чашечки с блестящей, как зеркало, внутренней поверхностью.

— Эта чашечка, — объяснял Березин, — играет роль рефлектора, а маленькое отверстие в её центре — конечное отверстие верхнего дула, на которое она насажена. Это световое дуло. По нему из зарядника, который находится вот здесь, внутри приклада, идут к рефлектору крохотные патроны, световые заряды, начинённые особым порошком. В него входят магний и другие вещества. Когда ты нажимаешь вот эту кнопку, из маленького аккумулятора, скрытого в прикладе, проскакивает в первый патрон, находящийся уже у самого рефлектора, электрическая искра. Она зажигает порошок, и он вспыхивает таким сильным и ярким светом, что никакой глаз — ни человека, ни животного, ни рыбы — не может его выдержать и моментально слепнет. Небольших животных этот свет может убить на месте, а для более крупных и опасных имеется ещё нижнее дуло. Из него одновременно со вспышкой света бьёт пуля. Целиться нужно прямо в глаза животного, вот через эту прицельную щель в верхней части рефлектора».

Эффективная стрельба из такого пистолета, по роману, возможна вплоть до дистанции в триста метров! А противник главных героев книги применял газовые пули — вполне реальные на конец 30-х годов.

Причём здесь автор фактически комбинировал пистолет с ещё не изобретённым лазером. Или бластером. Любопытно, что «бластер» в привычном нам написании — blaster — появился как раз в тот 1938 год, когда Адамов начал свой роман.

Ракетомёты и супермены in Soviet Russia

После Второй мировой войны калибр фантастического оружия закономерно вырос.

Герои «Внуков Марса» Казанцева стреляют в доисторических венерианских чудищ из «гранатного ружья», но без особого успеха. Зато оно могло работать и под водой.

«Гранатное ружьё»

Почти такими же ракетными ружьями, только на турелях, «Стажёры» Стругацких истребляют с песчаных танков марсианских летающих пиявок:

«Тень изогнулась, словно складываясь, и в ту же секунду ракетное ружьё выпалило.
Раздался длинный шипящий звук, брызнули искры, огненная дорожка протянулась к вершине холма, что-то гулко лопнуло, ослепительно вспыхнуло, и снова наступила тишина. С вершины холма посыпались камешки».

По брутальности иллюстрация не уступает тексту. Художник В. Гринько (источник фото)

Экология? Охрана природы вообще и редких видов в частности? «Не, не слышали». Такое было время.

Позже братья Стругацкие отметились и «Люгером» — «калибра 0.45 с удлинённой рукояткой»:

«Я осторожно взял пистолет. Вот это было настоящее гангстерское оружие. Дальность прицельного боя — двести метров, приспособление для установки оптического прицела, рычажок перевода на автоматическую стрельбу и прочие удобства».

Авторов много лет пинали за то, что «люгеров» с оптическим прицелом в природе не существует (хотя если очень поискать в каталогах — найти можно).

По легенде Борис Стругацкий ответил: «Пусть остаётся. Фантаст я — или кто?». А вот калибр 0.45 для «Люгера» вполне возможен.

Один из необычных «люгеров» (источник фото)

Ещё одна «вечная» загадка — что же авторы имели в виду под ракетомётом «Парня из преисподней»? По описанию это нечто противотанковое, колёсное, с ракетами в лотках. Станковый гранатомёт типа СГ-82? Возможно.

Лебединой песней советской боевой фантастики стали 80-е годы прошлого века.

У Кира Булычёва агент космофлота Андрей Брюс (почти Уиллис) попадает на далёкую планету, где причудливо смешаны средневековые представления о чести с клановым клеймом на стрелках духовых трубок и технологии условного XIX века.

Обложка комикса «Андрей Брюс, агент Космофлота». Герой внешне похож на Сергея Жигунова из экранизации «Подземелья ведьм». Художник — П. Северцов (источник фото)

Например, герой попадает под огонь парового броневика:

«Короткая пушка начала разворачиваться в сторону паровичка. Оставалось ещё пятьдесят метров открытого пространства. Андрей понял, что в минуту их разнесут в клочья. Он видел на манёврах эффект от выстрела взрывчатой картечью. Именно из такой пушки».

Как ни странно, зажигательная шрапнель действительно существовала — и штатно входила в боезапас знаменитых японских линкоров класса «Ямато».

Хотите верьте, хотите нет, но было время, когда Василий Головачёв писал хорошую фантастику. И его «Демон» подарил нам ракетный карабин «дракон»:

– Это «дракон», ракетный карабин с автоматической сменой боя. Ужасно тяжёлая и неудобная машинка.

– Машинка? — фыркнула девушка. — Ой, действительно тяжёлая! А ты стрелял из него?

Игнат, помедлив, кивнул, закатал рукав куртки и показал на левой руке три длинных, белых, неровных шрама.

– След так называемой веерной пули. Она рикошетирует от любого предмета, и от неё очень трудно увернуться, особенно когда она расщепляется на десять иголок. Мы не знали, вот и получилось.

Увы, советская цензура не любила фантастику в целом — как «низкий» жанр. Кто знает, каких ещё удивительных вещей мы лишились…

Авторы стран соцлагеря писали свободнее — помните «Белую трость калибра 7,62» Онджея Неффа? Всего один карабин против врага, который практически непобедим .

К счастью, в наше время мы можем оценить все лучшие книги жанра — от истоков до заката.

Подписки в соцсетях