Космоснаш

Звёздные конгрессмены: как политики вели себя в космосе

Многие американские законодатели очень хотели полететь в космос. А подлизывание к политикам — часть работы любого руководителя НАСА. Так что некоторым астронавтам пришлось подвинуться и уступить своё место в космическом корабле представителям власти. О «космических конгрессменах» и конфузах, случавшихся с ними на околоземной орбите, — в нашем материале.
Кирилл Копылов
  • 2.1K
  • 15
  • 0
  • 44

Учителей на «Шаттл»

Успешное начало полётов «шаттлов» вселило в руководство НАСА небывалый оптимизм. Казалось, вот оно — «космические самолёты», способные выполнять большое количество рейсов с полезной нагрузкой и большими экипажами.

Благодаря этому количество слетавших в космос увеличится. Теперь побывать на орбите смогут даже те, кто совсем недавно об этом и не мечтал. НАСА всё же организация бюрократическая, бюджетно-финансируемая и старающаяся держать нос по ветру — как в коридорах власти, так и на ниве публичности.

Первая идея начать отправлять в космос людей, никак с ним прежде не связанных, появилась у ведомства ещё в 1982-м году. Разнообразные учёные, учителя, журналисты и, возможно, даже актёры в космосе привлекут дополнительное внимание публики. Внимание это со времён высадок на Луну упало до довольно скромных значений.

Формально новая программа называлась «Участник космического полёта» (Space flight participant program), и старт ей дал президент Рональд Рейган. Двадцать седьмого августа 1984-го года он официально сообщил, что в течение следующих двух лет в космос отправится обычный школьный учитель.

Тренировка в условиях невесомости

Но учителей в космосе ловко обошли политики.

Космические конгрессмены Гарн и Нельсон

Двадцать девятого ноября того же 1984-го года, ко всеобщему изумлению, администратор NASA Джеймс Беггс официально пригласил американских законодателей участвовать в космическом полёте на «Шаттле». Их даже официально назвали «наблюдателями конгресса».

Ещё в 1981 году сенатор от штата Юта, Эдвин Джейкоб (Джейк) Гарн, отправил официальную заявку на участие в комической программе. Сенатор Гарн был, между прочим, в прошлом военным лётчиком, а ныне руководил сенатским подкомитетом, занимавшимся финансированием самой НАСА. Так что к его письму отнеслись со всем возможным вниманием.

Идея взять на орбиту народных избранников, которые то урезают бюджеты, то задают глупые вопросы, вроде «почему мы тратим миллиарды, чтобы запустить несколько мужиков в космос вместо того, чтобы раздать эти деньги ветеранам, пенсионерам и в детдома», показалась крайне привлекательной. И инициатива получила зелёный свет.

Из числа законодателей отобрали семь человек — трое сенаторов и четверо членов палаты представителей. Партийный паритет тоже был соблюдён: трое республиканцев на четверых демократов. Все семеро прошли медицинское обследование по крайне упрощённой форме. Двух кандидатов, правда, всё равно отсеяли.

Сенатор Джейк Гарн

Первым в космос полетел зачинщик всего мероприятия — сенатор Гарн. Двенадцатого апреля 1985-го, после упрощённой до предела подготовки, занявшей всего шесть недель, он стартовал с миссией STS-51-D. Его полёт обернулся большим конфузом: на орбите Гарн всё время сильно страдал от «синдрома адаптации к невесомости», или «космической болезни». Это расстройство вестибулярного аппарата, схожее с морской болезнью, и имеющее те же симптомы: тошноту, головную боль, дезориентацию и прочее.

Первым человеком, который страдал от этого недуга, стал второй человек в космосе, Герман Титов, которого подташнивало весь суточный полёт. Среди американцев самым известным случаем был Фрэнк Борман, командир «Аполлона-8» — первого пилотируемого корабля, летевшего к Луне. Из-за «космической болезни» астронавт выбыл из строя на три дня (то есть почти весь полёт туда).

Сенатору Гарну во время полёта было настолько плохо, что его фамилией впоследствии стали в шутку называть шкалу, «определяющую», насколько человеку может быть плохо в космосе. 0,8 Гарна или, скажем, 0,1 Гарна. Тем не менее, надо отдать политику должное — он, преодолевая себя, принял участие во всех положенных экспериментах и этапах полёта.

Следующим из числа политиков на орбиту полетел член палаты представителей от Флориды Билл Нельсон.

Билл Нельсон проходит предполётные тесты

Сам космический центр на мысе Канаверал, кстати, попадал в его избирательный округ. Нельсон чувствовал себя на орбите прекрасно, но вот полёт в целом проходил крайне нервно. Из-за различных неисправностей и погоды запуск переносили семь раз и отменяли четырежды. Тем не менее, 18-го января 1986 года миссия всё-таки стартовала. Нельсон работал на орбите куда лучше Гарна и спокойно воспринял несколько переносов возвращения из-за плохой погоды над всей территорией США.

Следующими должны были полететь сенатор Томас Гортон и член палаты представителей Дон Фукуа. А сразу за ними в очереди стоял целый министр военно-воздушных сил и начальник Национального управления военно-космической разведки США Эдвард Олдридж. Но никто из них в космосе так и не побывал.

Всего через десять дней после возвращения Нельсона, на 73-й секунде полёта взорвался шаттл «Челленджер», на борту которого находилась первая «космическая учительница» Криста МакОлифф. Также среди погибших был астронавт Грегори Джарвис, чей полёт дважды переносили, чтобы освободить место для Нельсона и Гарна.

Катастрофа «Челленджера»

Всю программу «участников космических полётов» после этого свернули.

Но Гарн и Нельсон были не последними американскими политиками в космосе.

Джон Гленн: возвращение в космос

Следующим американским чиновником, слетавшим на орбиту спустя более чем десятилетие, стал не какой-нибудь молодой да дерзкий, а самый натуральный ветеран всего вокруг: войн, космоса и политики.

Джон Гленн родился в 1921 году и успел сделать множество боевых вылетов в составе КМП США (Корпус морской пехоты США) как над Тихим океаном во Вторую мировую, так и над Кореей во время Корейской войны. Затем он стал лётчиком-испытателем и первым, кто пересёк территорию Штатов на сверхзвуке.

В 1959-м году он вошёл в самый первый американский отряд астронавтов. Коллеги Гленна запомнили его как упорного и трудолюбивого человека с высокими моральными стандартами и нерушимыми принципами (что в сумме часто делало его невыносимым для окружающих).

В космосе Гленн стал третьим из американцев. Его полёт состоялся 20 февраля 1962-го. Технически его можно признать и первым полноценным американским астронавтом. Шепард и Гриссом в космос фактически только «подпрыгивали», а Гленн совершил три честных полных витка.

Джон Гленн

В отряде Гленна, всегда склонного к публичности и некоторому тщеславию, часто использовали для встреч с прессой и чиновниками. Не всегда, правда, удачно. В 1963-м на слушаниях комитета конгресса на вопрос, стоит ли посылать в космос женщину (в СССР только что летала Валентина Терешкова), он разразился целой речью на тему «почему бабам не место в космосе».

Гленн ушёл из отряда в 1964-м и занялся политикой и бизнесом. В 1974-м он избрался в Сенат от Демократической партии в родном штате Огайо и продолжал переизбираться все на новые сроки.

В 1995 году сенатор обратил внимание, что стандарты по здоровью и физподготовке для астронавтов упали, и теперь даже он в своём возрасте может в них вписаться. Кроме того, учёные установили: многие процессы, происходящие в организмах космонавтов на орбите, схожи с ускоренными процессами старения. Это дало Гленну научное обоснование его идеи.

В том же году он написал тогдашнему главе НАСА Дэну Голдину письмо, в котором изложил, почему им надо отправить в космос бодрого старичка. В этой роли он, естественно, видел себя.

Голдин не мог просто так взять и послать одного из самых влиятельных сенаторов страны. Мол, ты-то куда, старый? Поэтому ответил уклончиво: если Гленн пройдёт по здоровью и физической готовности наравне со всеми, то НАСА подумает.

Гленн, которому тогда перевалило за 70, прошёл.

Нельзя сказать, что НАСА не увидело в идее запустить ветерана в космос отличный повод попиариться. Гленн, как ни крути, был легендой из учебников по истории, а подлизывание к политикам было частью работы любого руководителя американского космоса.

Первые невероятные слухи, что Гленн снова полетит в космос, стали расходиться в июне 1997-го. Тогда их приняли за неудачную шутку. Но в январе 1998 года НАСА официально подтвердило: Джон Гленн назначен в экипаж шаттла «Дискавери» для миссии STS-95!

Эта новость вызвала лёгкую оторопь. Ведомство со времён взрыва «Челленджера» повторяло, что в космос будут летать только профессионалы, и лишних людей там больше не будет. Кроме того, управление было известно жёсткими критериями отбора претендентов: возрастных астронавтов оно решительно отсеивало. И тут ветеран‑сенатор.

Нет, Гленн раньше был профессиональным астронавтом. Но это когда было-то уже?

Естественно, НАСА тут же обвинили в политическом заказе и самопиаре. И с тем и другим ведомство, к слову, справилось великолепно.

Подготовка к запуску привлекла огромное внимание прессы. В день старта, 29-го октября 1998 года, вживую посмотреть собралось 250 000 человек и более 3000 журналистов. На трибуне почётных гостей сидели 27 сенаторов и 13 конгрессменов, а также президент Билл Клинтон и испанский принц Фелипе. Это был второй раз, когда американский президент посетил запуск. Предыдущим был Никсон во время взлёта «Аполлона-12» в ноябре 1969‑го.

На орбите в течение всех почти девяти суток полёта Гленн был бодр, весел и работоспособен. Он безропотно принимал участие во всех медицинских опытах (сам же напросился) и работал на орбите наравне с остальными членами экипажа.

После возвращения на Землю сенатор-астронавт принял участие в традиционном обходе корабля. После стольких дней в невесомости стоял он не совсем твёрдо, но, как сам признался: «Я бы сделал это, даже если бы пришлось ползти на четвереньках».

Фактически он поставил сразу два рекорда, которые вряд ли побьют в обозримом будущем. Самый старый человек в космосе — на момент полёта ему было 77 лет, и самый продолжительный перерыв между двумя полётами — 36 лет и восемь месяцев.

Кто станет следующим политиком, полетевшим в космос? Поживём — увидим!

Hoвости СМИ2
Подписки в соцсетях