Ликбез

Смерш против абвера: советские разведчики и немецкие шпионы

Противников у советской военной контрразведки «СМЕРть Шпионам» было хоть отбавляй. Но самым главным всегда оставалась германская военная разведка — абвер. Мы разобрались, в чём же именно заключалось их противостояние.
Андрей Бекасов
  • 5.1K
  • 15
  • 5
  • 215

Не как в кино…

О деятельности Смерша большинство людей более старшего поколения судит по роману Богомолова «В августе 44-го», а более молодые — по одноимённому фильму. Но в любом случае противостояние абвер-Смерш представляется как борьба наших контрразведчиков с их агентами — теми самыми «паршами», диверсантами-парашютистами, чьи пистолеты снаряжены отравленными пулями, а взгляды без всякого рентгена проникают сквозь стенки железных шкафов с планами наступлений. Соответственно, чем больше этих самых немецких агентов наловить, тем крепче будет храниться военная тайна.

Однако если мы силой воображения перенесёмся в 1944 год и заглянем через плечо типичного противника наших «волкодавов» — офицера отдела 1c немецкого штаба дивизии — то с удивлением прочтём в «памятке о деятельности отделов разведки и контрразведки в дивизии» следующий пункт: «Агентурные сведения являются наименее надёжными. Обычно они требуют подтверждения из других источников».

На первое место сотрудники абвера ставили… допрос военнопленных.

«Допрос военнопленных является одним из важнейших, достовернейших и богатейших источников разведки противника».

Далее в инструкции указывалось, что проводящий допрос офицер должен вести себя «чисто по-деловому и соблюдать дружелюбный нейтралитет». Раздел по использованию клещей и прочего в инструкции отсутствует. Конечно, это не свидетельствует о том, что абверовцы были бо́льшими приверженцами норм обращения с пленными, чем их соседи из Geheime Staatspolizei («Секретная государственная полиция»). Но чаще у армейских разведчиков стояла проблема «как бы побыстрее опросить всех разговорчивых».

Например, 7 июля 1943 года абверовцы из 2-й танковой армии (воевавшей севернее Курска) отчитались о 19 пленных и 20 перебежчиках. Рассказали они немцам довольно много:

«Показания военнопленных и перебежчиков: дальнейшие показания ст. лейтенанта командира батареи 473-го миномётного полка:

Дивизии 63А находятся на отдыхе и пополнении в районе Чернь и части одного танкового корпуса этой армии севернее нп Гладкое (22 км юго-вост. г. Мценск). Севернее Жилино (15 км сев.-вост. г. Мценск) на ложных позициях стоят деревянные орудия. В районе Мценска 474-й миномётный полк, с двумя дивизионами по три батареи, а в каждой батареи по четыре миномёта 152 мм.

По показаниям одного солдата 13-й штрафной роты, приданной 269-й стрелковой дивизии, КП 10-го гв. миномётного полка расположен у Болгорода (16 км юго-вост. г. Мценск). Боевой состав полка: три дивизиона по три батареи, а в батарее четыре залповых орудия».

Наступавшая на южном фасе армейская группа «Кемпф» зафиксировала в начале наступления 5–6 июля: «военнопленных 1310 (16 офицеров), перебежчиков 177 (три офицера)».

Особенно часто бежали к немцам накануне наступления. Так, перед операцией «Уран» командир одной из советских танковых частей сетовал, что его не только увидела немецкая авиаразведка, но и перед началом наступления из частей переднего края перебежало несколько человек, наверняка рассказавших противнику о предстоящем наступлении. Как мы сейчас знаем, тогда, в 42-м, немцам под Сталинградом это не очень-то помогло. Тем не менее, подобные случаи отмечались до самого конца войны.

Воздушные глаза

Воздушной разведке в вермахте уделялось особое внимание. Ещё до начала войны с СССР группа Ровеля провела масштабную фотосъёмку западных округов. Немецкие высотные разведчики активно действовали и после начала войны — возможностей советской ПВО зачастую не хватало, даже чтобы засечь летящий на высоте 11 тысяч метров самолёт, не говоря уж о том, чтобы его сбить.

Но высотные Ю-86 и другие подобные самолёты были редкой экзотикой, выполнявшей задания стратегического масштаба. Основную массу данных приносили самолёты, ведущие тактическую разведку, причём особое внимание немцы уделяли вылетам утром и вечером, в расчёте застать преждевременное или запоздалое движение противника.

Лётчик-наблюдатель немецкого самолёта-разведчика «Хеншель» Hs.126 производит фотосъемку местности

Например, непосредственно перед началом Курской битвы у главного воздушного противника советских войск на этом участке фронта — 6-го воздушного флота — была следующая раскладка по числу вылетов:

«Днём: 73 разведывательных самолёта, 28 штурмовиков, 112 истребителей (из них 40 с бомбовым налётом на Ливны и Золотухино), 35 транспортных самолётов.

Всего: 248 самолётов.

Ночью: 9 разведывательных самолётов, 4 бомбардировщика, 3 ночных истребителя, 46 бомбардировщиков с беспокоящими налётами, 5 спецсамолётов.

Всего: 67 самолётов».

Интересно, что выводы немцев о степени полезности источников информации, особенно в части авиаразведки, подтверждали… их противники в Смерше.

«Сообщение УКР «Смерш» Брянского фронта зам. наркома обороны-СССР B.C. Абакумову о причинах утечки информации о предстоящих наступательных операциях на участке Брянского фронта_

12 июня 1943 г. Совершенно секретно

На Ваш № 14292 от 8 июня 1943 г. сообщаю, что расследованием обстоятельств возможной известности противнику о готовящемся на участке Брянского фронта наступлении установлено следующее:

1. Плохая маскировка в районах сосредоточения; отсутствие маскировочной дисциплины, в результате чего авиаразведкой противника сосредоточение войск было обнаружено (особенно артиллерии).

Противник, обнаружив сосредоточение артиллерии, предпринял два налёта авиации на боевые позиции 7-го и 2-го арткорпуса, вывел из строя 4 орудия на боевых позициях 7-го ак и 11 орудий 2-го ак.

2. Группировка войск в новом районе хотя и была проведена в ночное время, но хвосты колонн и транспорта подтягивались в светлое время.

3. После окончания группировки обычное движение на дорогах к районам сосредоточения резко увеличилось, что не могло остаться незамеченным для разведывательной авиации противника.

4. Подготовительные мероприятия, как-то: рекогносцировка, подготовка огневых позиций и т. п. проводились с плохой скрытностью, что давало возможность противнику земным наблюдением установить изменения в режиме для нашей обороны, а воздушной разведкой — работы по подготовке к наступлению.

8. Оперативные замыслы (направления удара) противнику могли стать известными по данным авиаразведки о сосредоточении наших войск.

9. Помимо этого, как установлено (агентурным путём), противнику стало известно о подготовляемой операции из допросов наших перебежчиков (изменников Родине) и захваченных пленных (красноармейцев) при проведённой им частной операции на участке 63-й армии, где разведкой боем противником было захвачено 11 человек красноармейцев.

10. Излишняя болтливость командного состава армий и соединений, входящих в состав армий, выполнявших отдельные поручения по подготовке и обеспечению наступательной операции.

_Расследование продолжается.

Результаты сообщу дополнительно».

…и эфирные уши

Донесения службы радиоперехвата имели для противника особою ценность. В частности, это были самые свежие данные. Более того, из данных радиоразведки добывались не только сведения о текущем положении, но и приказы о передислокации.

К примеру, суточный «улов» роты радиоразведки 2-й армии в ноябре 43-его выглядел примерно так:

«Центральный фронт.

Штаб фронта продолжает располагаться в районе Новозыбков.

Начальник артиллерии фронта — также в районе Новозыбков.

Штаб 61-й армии продолжает располагаться в районе вост. Любечь. В своих сообщениях указывает о ожесточённом сопротивлении немцев.

Начальник артиллерии 61 а — также вост. Любечь, в одной из радиограмм запрашивают у подчинённых, почему до сих пор не установлена телефонная связь с наблюдательными пунктами.

По содержанию радиограмм установлена дислокация гвардейских миномётных частей (по координатам).

х = 5299, у = 29100 (Корчемка)
х = 49660, у = 33600 (сев. кладбище Николаевка)
_ х = 62900, у = 27350 (Борщовка)_

Одна гв. мин. часть приняла новый боевой порядок:

х = 64600, у = 30500
х = 64900, у = 31250 (сев.зап.окр. Бодры)».

Увы, переговорная дисциплина у советских командиров долгое время оставляла желать лучшего.

Их шпионы и наши разведчики

Агентурные данные в абвере рассматривали как наименее ценные. Впрочем, это соображение не помешало немцам поставить «изготовление» подобных агентов «на поток». При этом рядовой «парш» был вовсе не элитным суперагентом, обученным всем секретным боевым искусствам рейха, включая тайные техники «Аненербе», а расходным «пушечным мясом» большой войны, которых сплошь и рядом набирали по принципу: «чем больше, тем лучше».

«Установлено, что в момент боевых действий немецкая разведка своей работы не прекращает и для большей конспирации внедряет свою агентуру в наши части за счёт военнослужащих Красной Армии, захваченных в плен на поле боя, наспех завербованных и тут же переброшенных на нашу сторону.

14 июля с. г. отделом «Смерш» 70-й армии арестован и разоблачён как агент немецкой разведки красноармеец Егорочкин.

Следствием установлено, что во время боя 7 июля с. г. за дер. Красовка Егорочкин совместно с красноармейцем Губиным попали в плен к противнику.

При конвоировании от переднего края в войсковые тылы на глазах у Егорочкина немцы убили Губина, а Егорочкина легко ранили в ногу. После этого немецкий офицер предложил Егорочкину сотрудничать с немецкой разведкой. Получив на это согласие Егорочкина и оформив вербовку подпиской, немецкий офицер дал ему задание немедленно возвратиться в свою часть, где продолжать службу, собирать шпионские данные и перейти к немцам обратно тогда, когда ему будет известно, что части Красной Армии намереваются перейти в наступление.

Групповой портрет солдат и офицеров отдела контрразведки «Смерш» 70-й армии

10 июля с. г. Отделом «Смерш 70-й армии арестован красноармеец Пожидаев.

Следствием установлено, что 7 июля с. г. во время боя Пожидаев попал в плен к противнику, где сразу же был допрошен немецким офицером, предложившим Пожидаеву сотрудничать с немецкой разведкой. Получив на это согласие Пожидаева, офицер отобрал от Пожидаева подписку, после чего того перебросили на сторону Красной Армии».

Ожидаемым последствием подобной скороспелой подготовки была массовая же сдача агентов сразу же после переброски.

«Спецсообщение УНКВД по Курской области наркому внутренних дел СССР Л. П. Берия о заброске на территорию области немецких парашютистов-диверсантов.

2 августа 1943 г. Совершенно секретно

В период с 14 по 30 июля с. г. в районе Москва — Донбасской железной дороги, станции Старый Оскол — Валуйки, противником выброшены три парашютные группы диверсантов общей численностью 18 человек, с заданием разрушения железнодорожного полотна, искусственных сооружений и подрыва эшелонов с воинскими грузами.

В результате принятых мер пять диверсантов задержаны, и пять человек добровольно явились в органы советской власти».

«В ночь на 31 июля с. г. около хутора Дубровка Уразовского района Курской области добровольно явились два вражеских парашютиста-диверсанта: Мищенко и Пономарь, из показаний которых установлено, что совместно с ними были выброшены ещё четыре парашютиста, которые, по предположениям, должны были приземлиться в Купянском и Великобурлукском районах Харьковской области.

Двое из этих парашютистов, выброшенных в Великобурлукском районе, задержаны 287-м погранполком войск НКВД.

К розыску двух остальных парашютистов, выброшенных в Купянском районе Харьковской области, на случай их появления на территории Курской области, меры приняты».

В таких условиях назад к немцам возвращались обычно агенты, действовавшие в одиночку, — особенно если их не совсем точно описали раскаявшиеся товарищи по «разведшколе очень ускоренного выпуска».

Впрочем, инструкция не зря предупреждала, что сообщениям доверять особо не стоит.

«03-я команда абвера докладывает:
Содержание: Выявление частей и соединений в районе Мирополье — Суджа.
Источник: Засланный 105-м отделом абвера агент.
Период наблюдения: с 5 по 25.7.43

1. Штаб 38-й армии в нп Гуйва (8 км сев. нп Мирополье).

2. Севернее нп Гуйва у опушки леса полевой аэродром. Накатанная глиняная площадка. На аэродроме около 200 самолётов, одно-, двух-, трёхмоторные, разных типов — частью без маскировки на открытой площадке, частью на опушке леса. Охрана аэродрома в лесу в палатках. ГСМ подвозят на грузовиках из Суджы. Дата наблюдения: 25.7.

3. В г. Суджа на ж. д. ст. около 80 танков разных типов, которые прибыли своим ходом из Курска и Старого Оскола. Из них около 20 убыли 5.7 в направлении нп Краснополье, а 10.7 — около 400 танков в направлении г. Белгород».

Желающие могут попробовать угадать, что же за трёхмоторный самолёт мог привидеться немецкому агенту на советском аэродроме летом 43‑го.

Ну и в заключение можно вспомнить, что абвер — Auslandsnachrichten- und Abwehramt — занимался не только разведкой, но и контрразведкой. И в то время, пока герои романа Богомолова ломали головы над ориентировками Смерша, по другую сторону фронта их противники читали почти то же самое, но с трудными для немецкого произношения фамилиями.

«Русские агенты в тылу у немцев.

Возможно, что нижеуказанные агенты находятся на участке дивизии и пытаются перейти через линию фронта. Поставить в известность об этом всех солдат и офицеров части.

О захвате агентов немедленно сообщить командиру дивизии, а затем доставить в развед.отделение дивизии.

1. Русский агент Сцецыгельский, родился 17.7.22 в г. Пинск, рост — приблизительно 170 сантиметров, сильный, круглое полное лицо, без бороды, блондин, длинные волосы, в красноармейской гимнастёрке и темно-серых гражданских брюках, возможно, что босиком, под правым глазом шрамы. Предполагается, что он пытается бежать на родину через линию фронта.

2. 1-й отряд полевой тайной полиции задержал русского агента, который вместе с двумя другими агентами пытался бежать через линию фронта. Выполнив все задания по разведке, они передали их по радио противнику.

Фамилии и описание разыскиваемых агентов:

а) Старший лейтенант Александр Ененко, работает агентом около шести лет. Знает немецкий, финский и русский языки. Имеет при себе фотоаппарат. В 15 километрах южнее Харькова фотографировал противотанковые рвы и позиции зенитной артиллерии. Носит пистолет.

Описание внешности: около 30 лет, рост 170 см, черные волосы, чёрная эспанолька, полное смуглое лицо, похож на кавказца, ранен в щеку и в ягодицу, сутулый.

Одежда: чёрный костюм, тёмно-розовая сорочка, коричневые полуботинки, немецкие носки (армейские), фуражка землистого цвета.

Имеет фальшивую справку с немецкой служебной печатью на перевоз своей семьи из Ахтырка в Днепропетровск.

б) Радист, сержант Валентин Свишов, имеет с собой радиоаппарат.

Описание внешности: 26 лет, рост 150 сантиметров, коренастый, густые русые волосы, выдающиеся скулы.

Одежда: чёрный пиджак, серые брюки с заплатами на коленях, русские военные ботинки, ватная куртка кофейного цвета (сильно выцветшая), серая суконная фуражка.

Свишов имеет фальшивую справку, в которой указано, что он родом из Черниговской области и проживает в Прилуки.

Встреча трёх агентов должна была состояться 15.5 в лесу около Петренки, что в 25 километрах севернее г. Полтава. Затем они должны были направиться на север в лес около Диканька и оттуда к линии фронта».

И нашим разведчикам, и их шпионам явно хватало работёнки.

Подписки в соцсетях