Битва за макаронную фабрику: приключения итальянцев в Сомали

Сомалийский ад

Падение режима диктатора Мухаммеда Сиада Барре открыло врата постапокалипсиса.

За пару лет Сомали из банановой дыры средней степени паршивости превратилась в филиал ада на земле. «Безумные Максуды» революционных политических ориентаций и просто банды рейдеров носились по руинам. Они грабили всё, что не было приколочено. А что было — отдирали и тоже грабили.

(Фото: Альфред Ягобзаде)

Мир облетали жуткие кадры с умирающими от голода живыми скелетами.

Мир попытался помочь.

В Сомали отправились гуманитарные миссии. Прекрасные люди из ООН и международных организаций думали, что страдающая страна примет помощь с благодарностью.

Чёрта с два.

Нет, конечно, простые сомалийцы были счастливы получить хоть что-то. Только на пункты выдачи гуманитарной помощи мгновенно прилетали ржавые «тойоты» с тяжёлыми пулемётами и головорезами. Головорезы или просто растаскивали «гуманитарку», или требовали дань.

Именно тогда за вооружёнными джипами закрепилось название   «техничек»: мзду за возможность помогать страдающим людям участники гуманитарных операций проводили в отчётности как «технические расходы». Ну а как ещё? Ни одна официальная ведомость расходов на рэкетиров не предусматривает.

Одна из таких «техничек»

«Возвращение надежды»

Мир возмутился. В Сомали отправили пакистанский батальон в голубых касках, но их сил оказалось недостаточно. Они не без труда защищали сами себя в международном аэропорту и даже не пытались сделать что-то ещё.

США предложили в ООН навести в стране мир посредством превосходящей огневой мощи. Мир согласился.

Третьего декабря 1992 года Совбез принял резолюцию 794. Она разрешала международным силам использовать «все необходимые средства» для нормализации ситуации в Сомали. Девятого декабря волны морской пехоты США устремились с десантных кораблей к сомалийскому побережью.

Поначалу всё шло неплохо. Тридцать семь тысяч военных из 20 стран наладили в стране хоть какое-то подобие стабильности. Голод отступил. Слишком тупых для понимания ситуации переубедили снарядами и ракетами.

(Фото: Альфред Ягобзаде)

В мае 1993 года международное сообщество решило, что пора строить в Сомали мирную жизнь. Значительная часть боевых частей ушла. Тут-то и начался бардак.

Особые связи почтенных синьоров

История появления в Сомали итальянского контингента макиавеллически непроста и имеет сразу несколько двойных донышек. А местами и днищ.

Сомали — бывшая колония Италии. Отсюда итальянцы дважды ходили воевать Эфиопию. Сначала их там поколотили сами эфиопы, а потом добавили англичане. Затем и сама Сомали отвалилась в ходе деколонизации. Но разные неформальные связи, которые так ценят потомки гордых римлян, — остались.

Во времена диктатора Барре Сомали стала великолепной прачечной для итальянских коррупционеров и мафиози. Сколько триллионов лир по бумагам закопали почтенные синьоры и доны в сомалийские пески на разные амбициозные проекты — одному богу Меркурию известно. Но он тоже уважает старинные национальные традиции омерты.

Крах режима Барре стал для итальянцев крайне обидной и убыточной катастрофой.

Курица, несущая золотые яйца, взяла и сдохла.

Вот они и решили собственноручно потыкать тушку палочкой. Может, оживёт?

Традиции миротворчества ООН обычно исключают участие в операциях контингентов, чьи государства имеют непростую историю отношений со страной развёртывания. Итальянцев как бывших колонизаторов никто брать в Сомали не собирался. Тогда они негласно пригрозили генсеку ООН немедленным выводом своих миротворцев из Мозамбика. Генсек принял предложение, от которого было сложно отказаться.

Парашютисты бригады «Фольгоре», танкисты бригады   «Ариете» и другие прекрасные люди ступили на землю недавней колонии. С танками, БТР и вертолётами.

(Источник фото)

После ухода части миротворцев из других стран итальянцы, американцы и пакистанцы стали самыми мощными и боеспособными контингентами на сомалийской земле.

Миротворчество по-итальянски

Вышло всё довольно своеобразно.

Сражаться итальянцы не слишком жаждали. Во-первых, они не за этим сюда приехали. Во-вторых, жарко. В-третьих, им попросту не выдали бронежилетов — страна-то не слишком богатая. Но ведь если воевать — враги и попасть могут! А оно надо?

Вместо сражений, за отсутствие которых отстёгивали наличность полевым командирам, итальянцы старательно налаживали неформальные связи с нужными лицами. А заодно беспалевно распространяли пропаганду, что они сомалийцам старые друзья и почти братья, ragazzi, а не как эти вот все американцы с марокканцами.

Как только в Могадишо начиналась заварушка (обычно с участием снова зашедших не туда пакистанцев), командование вызывало итальянцев. Чтобы они приехали на танках и убедили толпы и снайперов хотя бы на этот раз никому ничего не отрезать.

Итальянцы говорили: «Да, сейчас будем!». После чего вступали в многочасовые переговоры с Римом — и не только на предмет того, чтобы не дай Юпитер повредить каким-нибудь деликатным интересам.

К тому времени кризис или разрешался сам, или кому-то что-то всё же отрезали. Итальянцы же громко и эмоционально недоумевали — неужели нельзя было хоть раз в жизни подождать, пока они по телефону договорят? Скузи!

Впрочем, иногда на поле боя прилетали итальянские вертолёты. Легче от этого не становилось.

(Источник фото)

Пятого июня, когда с заварушки с участием несчастных пакистанцев начался большой бардак, в ответ на долгие маты командования к месту сражения примчались «вертушки». Они отработали по позициям осаждённых пакистанцев, ранили троих и с чувством выполненного долга вернулись на базу. Скузи!

Незадолго до этого командование международных сил решило прошерстить в Могадишо склады двух крупнейших вооружённых группировок (они же — местные политические силы).

Операцию готовили долго и тщательно. Итальянцам поставили задачу проверить склады группировки Махди.

Лишь на финальном брифинге сыны Рима сказали, что на этих самых складах проверять уже нечего. Они их собственноручно ликвидировали.

Давно, мол, дело было. Месяцы назад. Так получилось, а сказать забыли. Скузи!

Кстати, поговаривают, что конфискованное итальянцами оружие потом регулярно снова оказывалось у боевиков. Естественно, нужных группировок, и не бесплатно.

И разумеется, сугубой случайностью было то, что разгромленные склады принадлежали именно Махди — главному конкуренту Мухаммеда Айдида, основного партнёра Рима в регионе.

Синьор Айдид

Мухаммед Айдид был человеком амбициозным и своеобразным. В 1989 году он подал в суд Милана иск на итальянского премьер-министра Беттино Кракси с требованием заплатить ему сумму отката согласно договорённости.

Мухаммед Айдид

В развалившейся стране Мухаммед возглавил одну из двух крупнейших группировок. Он во всеуслышание призывал гордых сомалийцев бороться с «иностранной оккупацией» — и толпы патриотичных бедолаг раз за разом лезли под пули миротворцев на радость мировой прессе.

Правда, патриотичные сомалийцы были не в курсе, что родной сын Айдида тем временем не просто служил в Корпусе морской пехоты США, но и высаживался в составе экспедиционного корпуса на берег исторической родины.

Не были они в курсе и деликатных отношений Айдида с итальянскими миротворцами. Борец за свободу Сомали от гуманитарной помощи, судя по всему, не имел ничего против «милых чудачеств» бывших колонизаторов. К примеру, групповых изнасилований местных жителей обоего пола при участии офицеров. Или, есть и такое мнение — захоронения в Сомали радиоактивных отходов калабрийской мафией Ндрангета.

За внимание к этим и другим сомалийским секретам «неустановленные лица» убили нескольких дотошных журналистов. Омерта, синьоры.

Падение одиннадцатого кенгуру

И всё равно осторожные и хитрые итальянцы умудрились угодить в заварушку в Могадишо.

Второго июля пять сотен итальянских солдат начали операцию Canguro 11 — «Кенгуру 11». Во всеоружии, при поддержке танков, БТР и вертолётов, они должны были прочесать квартал Хелива на севере сомалийской столицы. Квадрат 400 на 700 квадратных метров застройки вдоль старой итальянской дороги с гордым именем Via Imperiale.

Колонны «Альфа» и «Браво» должны были выполнить задачу, двигаясь от КПП «Ферро» и КПП «Паста». У последнего не могло быть другого названия: рядом находилось наследие итальянской культурной экспансии — заброшенная макаронная фабрика.

КПП «Паста», позади видно здание бывшей макаронной фабрики

Поначалу всё шло неплохо. Итальянцы устроили в районе знатный шухер, отобрали у местных жителей оружие, получили от них в благодарность град камней, которые для пущего веселья пометали обратно. Ну а чего они кидаются?

Сначала появились толпы женщин и детей, умело протестующих против гадких оккупантов. Местные давно поняли, на что нужно давить для симпатий мировой прессы. Появились баррикады. Ну а затем пришли боевики со снайперскими винтовками и миномётами.

Колонну «Браво» из парашютистов прижали огнём враждебные боевики при поддержке традиционных толп местных жителей. Передовой VCC-1, итальянскую версию бронетранспортёра М113, повредили и обездвижили из РПГ, после чего началась заварушка. Случилось это аккурат у макаронной фабрики.

«Святые макароны! — возмутились святотатству наследники легионов Рима. — Так постоим же за Италию»!

И стали гордо превозмогать, запросив поддержки у вертолётчиков и тяжеловооружённой колонны «Альфа», с танками М-60 и тяжёлыми бронеавтомобилями «Чентауро».

«Альфа» двинулась на помощь осаждённым у чекпойнта «Паста».

Танк М-60 бригады «Ариете»

Вот только командующий итальянским контингентом генерал Бруно Лои применять тяжёлое оружие и огонь запретил. На всякий случай. А то пресса обидится и снова начнёт голосить о несчастных мирных сомалийцах, которых разнесли из танковых пушек при попытках мирно добраться до итальянских солдат и что-то им отрезать.

Поэтому итальянским солдатам пришлось отстреливаться от несчастных мирных сомалийцев из стрелкового оружия, на дистанциях 20-30 метров. Покрошили неустановленное количество сомалийцев. Но зато не пушками и НУРСами!

Видимо, пуля калибра 5,56, которая при попадании в тело двигается самой причудливой траекторией на горе внутренним органам, ранит и убивает куда гуманнее старого доброго фугасного эффекта и осколков.

По ходу дела сомалийцы умудрились отжать у итальянцев грузовик с тяжёлым пулемётом, из которого немедленно стали обстреливать санитарный вертолёт.

Тут уже даже у осторожного генерала не выдержали нервы. Пилот «Мангуста» сжёг управляемой ракетой TOW грузовик с шестью боевиками. Отмашку от генерала на пуск он получил, когда цель уже жизнерадостно пылала.

Уничтоженный ракетой TOW Ивеко VM 90

Затем танкисты «Ариете» плюнули на бессмысленный приказ и принялись всаживать из М-60 снаряд за снарядом в позиции боевиков у фабрики.

Тем временем новости об эпической битве достигли международного командования и очень его удивили — ведь итальянцы не удосужились уведомить штаб о своей операции. Видимо, опять попутно решались какие-то непростые и деликатные вопросы.

Пока американцы с заковыристыми англосаксонскими матами готовили к вылету и вели к цели «кобры» и ганшипы АС-130, уже не сдерживавшие огневую мощь итальянцы отогнали боевиков и местных жителей, и благополучно покинули поля боя. Когда рядом застрекотали лопасти американских вертолётов, оказалось, что стрелять уже не в кого. Англосаксонские маты стали ещё заковыристее. Скузи!

Раненых эвакуируют в американский госпиталь

Итальянцы потеряли в бою троих убитых и 29 раненых — причём одного сержанта убило в неразберихе очередью из итальянского же танка. Количество погибших и раненых сомалийцев оценивается лишь приблизительно, но идёт на десятки и сотни. КПП «Паста» решили оставить, дабы не испытывать на прочность возросшую любовь местных.

Уно скандало

Спустя неделю итальянские военные вернулись на КПП «Паста». Они без стрельбы и шума проехали через толпы местных жителей — командование успешно «порешало вопросы» с их старейшинами.

Крупнейшая битва итальянской армии со времён Второй мировой вызвала настоящую бурю в и без того крайне эмоциональном итальянском обществе и прессе. Ведь только что итальянцы очень гордились тем, как их военные изящно и без пальбы «решают вопросы» там, где американцы с пакистанцами только и умеют, что высаживать магазин за магазином. А тут вдруг «Фольгоре» и «Ариете» учиняют гору сомалийских трупов, наматывают «мирных жителей» на танковые траки и хуже всего — несут потери убитыми. Им припомнили и Муссолини, и Гитлера, и много чего ещё.

Ещё больший ураган подняло решение ООН убрать из Сомали генерала Лои. Итальянцы восприняли это как чудовищное вмешательство в суверенитет и покушение на их национальное достоинство. Правительство пригрозило в таком случае вывести из страны весь контингент — и бодайтесь дальше сами. А фашисты на радостях и вовсе потребовали для пущего суверенитета выйти из ООН.

Граффити на память

Итальянцев с шумом и новыми скандалами вывели из Могадишо в другие районы страны. Причём изначально они хотели выйти оттуда сами в качестве громкой «фиги» для проклятых международных бюрократов — но когда те идею поддержали, немедленно упёрлись рогом. Потом «порешали» и подчинились — и всё равно во всеуслышание объявили передислокацию… акцией протеста.

Потом было падение   «Чёрного ястреба», грандиозный скандал уже в США и позорный провал всей миротворческой эпопеи.

В 1994 году итальянцы вместе с остальными миротворцами покинули берега несчастной страны.

Генерал Кармине Фьоре, сменивший по ротации генерала Лои, пообещал сомалийцам вернуться. Сам генерал Лои возглавил Сицилийский военный округ.

Обещание по сей день не исполнено — и кто знает, к лучшему или к худшему.

С одной стороны, грязные методы от политической целесообразности чище не становятся. С другой — а можно ли навести в Сомали хотя бы какое-то подобие порядка в белых перчатках?

Что-то мне подсказывает — вряд ли.

Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.

Комментарии 0
Оцените статью
WARHEAD.SU
Добавить комментарий