Война

Доброе слово без гранатомёта: как этика привела в тюрьму гаитянского профессора

Гаитянский профессор этики Ансли Дамю в 2014 году рассказал студентам о своих непреодолимых этических разногласиях с властями. В основном в аспекте коррупции и бандитизма. Но закончилось дело плачевно — профессору пришлось убегать из страны.
Фарид Мамедов
  • 2.5K
  • 20
  • 41
  • 141

Как этика делает изгоем

Пятнадцатого сентября 2014 года банда «Ля Мизорикан» (La Meezorequin), которая работала на власти города Гран-ревир-дю-Норд, нашла и отдубасила профессора Ансли Дамю, а затем сожгла его мотоцикл. Чёткие карибские парни советовали профессору поправлять здоровье подальше от Гаити. В итоге этические разногласия разрешились к полному удовлетворению сторон: власти остались при своих, а профессор пустился в бега.

Дамю поселился в Бразилии, где его считали тупым понаехом и черномазым ублюдком. Полтора года работы неквалифицированным рабочим на бразильской стройке здорово отточили философский аппарат профессора. Он нутром чуял, что и с бразильскими властями у него непреодолимый конфликт. Надо было ехать туда, где с этикой все хорошо…

В октябре 2016 года Дамю оказался на пропускном пункте в Калифорнии, где намеревался просить убежище. Но американские власти не оценили прекраснодушный порыв профессора, надели на него наручники и заперли в центре предварительного заключения.

Ансли Дамю

Там, в этом самом заключении, профессор провёл два года (а точнее 766 дней) в ожидании депортации на родину. Судьба явно хотела испытать господина Дамю на прочность.

Бежать нельзя остаться

Может, стоило остаться на родине?

Увы, в Гаити после землетрясения 2010 года началась жесть. Стихийное бедствие унесло жизни более 220 тысяч человек, сотни тысяч бежали из разрушенной столицы. Бездомными остались 1,5 миллиона человек. Для государства с населением в десять миллионов и с ВВП в 6,5 миллиардов долларов это стало катастрофой. Страна в буквальном смысле разрушилась, а на её месте рождалось нечто новое, лишь отдалённо напоминающее прежнее Гаити.

А оно, заметим, и без землетрясения напоминало днище мира.

Казалось бы, после бунтов и бандитских разборок 2004 года, когда свергли президента Аристида, падать было уже некуда. Оказалось — очень даже есть куда.

Самая большая опасность, которая угрожала Гаити, — уничтожение государственных структур. Возможно, сами гаитяне в итоге справились бы с проблемой, лет через 20-30 закончили бы с разбором завалов и обеспечением безопасности. Но в дело вмешалось международное сообщество.

В авангарде прогресса и демократии в который раз выступили США. Благодаря Wikileaks известно, что Вашингтон рассматривал Миссию ООН по стабилизации в Гаити в качестве своего союзника. Наличие Миссии и финансовой помощи позволили напрямую диктовать политику верхушке острова.

США сосредоточились на том, чтобы не допустить до власти ранее дважды свергнутого при их помощи левого президента Аристида. Что и было проделано. Во время выборов политику не позволили въехать в страну, а его партию не допустили до выборов.

В итоге Гаити стала управляться «демократически избранным» ультраправым президентом, в выборах которого принимало участие 20% избирателей.

Основная масса финансовой помощи не дошла не то что до рядовых гаитян, а до гаитян вообще. Из 9,6 млрд долларов к 2015 году было освоено 7,6 млрд, но из них в страну дошёл 1 (один) процент этих средств.

Пока высокие стороны делали политику и рассовывали по карманам бабло, столица стала напоминать мусорный полигон, наркопритон, бордель и свиноферму одновременно. Фекалии, люди, наркобанды и члены благотворительных организаций перемещались по ней во всех направлениях.

(Фото: Thony Belizaire)

Любому было ясно, что гаитянам нужны свои врачи и своя полиция, набранная среди местных жителей, которым люди могли бы доверять — некий аналог американских шерифов. Но произошло совершенно иное.

Толпы добровольцев примчались одаривать гаитян едой, лекарствами, и палатками. Никто не стал массово готовить врачей для Гаити. А кубинцев, которые могли взять на себя эту задачу, тупо не пустили на остров. В итоге в 2016 году эпидемия холеры унесла жизни 10 тысяч человек. Из-за тайфуна Мэтью погибло ещё несколько тысяч. Изрядное количество домов, построенных на деньги дарителей, развалилось. Их возвели, не подумав об ураганах. А в выстоявших кварталах зачастую не было канализации и водопровода. Зачем план? Ни к чему.

Факап страны и боль профессора

Как государство Гаити не выполняло свою самую главную функцию: оно не могло защитить своих граждан от произвола банд, частично связанных с политиками.

Собственно, связи с верхушкой у местных гангстеров были всегда, достаточно вспомнить «тонтон-макутов папы Дока» — диктатора Дювалье. За 20 лет они убили от 30 до 60 тысяч человек.

В стране давно утвердился культ «сильных людей» (в основном армейских офицеров). После свержения династии Дювалье провластные бандиты никуда не исчезли. Они полезли в армию, в полицию, в спецслужбы, участвовали в свержении президента Аристида. Так что в современном Гаити порой трудно сказать, где обычный наркобарон и продажный политик, а где бывший тонтон‑макут.

Но переход целых кварталов и пригородов столицы страны под полный контроль банд, которые стали определять местную политику, стал чем-то новым для Гаити.

Из формата «банды в подручных у государства» Гаити перешло в формат «государство для банд».

Между 2007 годом и 2012-м, после землетрясения, уровень убийств в Гаити увеличился в два раза: с 5,1 до 10,2 на сто тысяч. При этом на столицу страны приходилось почти три четверти всех убийств. Так, в 2012 году уровень убийств в Порт-о-Пренсе составил 60,9 на сто тысяч. Подобная картина характерна для стран, где идёт гражданская война.

(Фото: Paolo Marchetti)

Север страны, откуда был родом наш специалист по этике, оказался ещё сравнительно благополучным. После землетрясения там уцелел критически важный аэропорт, названный в честь Уго Чавеса (во время землетрясения Венесуэла очень быстро оказала помощь Гаити). Так что недостатка в миротворцах, военных и полиции там никогда не было.

В ноябре 2017 года в южном городе Круа-де-Буке произошла очередная бойня: в колледже Мараната забили до смерти 14 человек, включая преподавателя. Преступление совершили не банды, как можно подумать, а полицейские, которым не понравилось, что студенты колледжа протестовали против платного обучения. В том же году на севере Гаити, в Гран-ревир-дю-Норд, сожгли школьный автобус, подаренный в тот день учебному заведению. Но без людей. Как говорится, почувствуйте разницу.

И всё же ни полиция, ни миротворцы профессору не помогли.

Потому что мы банда

В таких странах, как Гаити, этические принципы лучше всего отстаивать, купив себе гранатомёт. Пулемёт или автомат тоже не помешают. Но это лишь полумеры. Единственное эффективное решение — организация, члены которой всегда придут на помощь и защитят друг друга.

Профессору надо было не о коррупции разглагольствовать, а убеждать соседей вооружаться и держаться вместе. И явочным порядком создать свою милицию, чтобы от банд отстреливаться. Потому что полиция всё равно в такие разборки не вмешивается.

Добро должно быть с кулаками. Тогда этические разногласия ещё можно решить.

…Профессору Дамю, надо сказать, повезло. В США нашлись люди, готовые за него поручиться и разместить у себя на всё время, пока суд будет рассматривать его дело. Но всё равно, бросить семью и пережить столько мытарств — развлечение на любителя.

И всё только потому, что он вовремя не сколотил отряд добропорядочных джентльменов, которые из купленных на кровные деньги стволов не урезонили всяких уродов. Или хотя бы не попытались.

Hoвости СМИ2
Подписки в соцсетях