Надысь

Англо-японский морской союз 2.0: чего ожидать России от южных морей?

Корабли под «Юнион Джеком» и стягом Восходящего Солнца возвращаются в южные моря. Морской союз Лондона и Токио многим кажется довольно опасной затеей. Чем же полезно для России возрождение старого альянса в морях Юго-Восточной Азии?
Алексей Костенков
Фото: Toru Hanai
  • 2.8K
  • 14
  • 6
  • 42

Дежавю

В конце XIX века возник морской союз Лондона и Токио. Он был направлен против России, став одной из причин неудачного для неё исхода русско-японской войны. Затем Япония и Великобритания превратились из империй в «непотопляемые авианосцы» США — но колесо истории делает очередной поворот.

Январский визит японского премьера Синдзо Абэ в Лондон был не вполне обычным. Токио и Лондон объявили свои отношения эксклюзивными. Стороны заявили о наращивании совместных военных учений и объёмов всевозможного сотрудничества в области обороны и безопасности. Тереза Мэй назвала Японию «естественным союзником» Великобритании. Синдзо Абэ, в свою очередь, объявил о поддержке идеи «брексита». Британские военные корабли зачастили с визитами в японские порты: четыре за год, хотя раньше могли не появляться годами.

У любителей истории, особенно военной, возникло острое чувство дежавю.

В начале ХХ века англо-японский морской союз был сильнейшим в мире. Он отправил на дно русские броненосцы и всерьёз грозил глобальным амбициям американской державы. После Первой мировой войны Вашингтон приложил массу усилий для его демонтажа — и в этом преуспел.

Империя Восходящего Солнца погибла в пламени ковровых бомбардировок, ядерных взрывов и залпов советских пушек. Её линкоры и авианосцы отправились на дно или стали мишенями для испытаний атомного оружия победителей.

Империя незаходящего солнца канула в Лету чуть позже, под давлением национально-освободительных движений и поддерживавших их сверхдержав. От неё остались лишь осколки, разбросанные по всему земному шару.

Две островные монархии оставили грёзы о мировом господстве и стали непотопляемыми авианосцами американской демократии. Их когда-то правившие волнами флоты превратились в довесок ВМФ США — с задачами отлавливать советские подлодки на островных рубежах и не мешаться под ногами у старших.

Вот только с крушением советского проекта история не вздумала оканчиваться. А американский избиратель всё больше требует от властей заняться своей страной вместо дорогостоящей игры в кораблики и самолётики по ту сторону земного шара.

Союзникам США всё чаще приходится думать о том, что делать, если Большой Брат решит снова замкнуться в своём полушарии. В том числе — как сторожить торговые пути в югу от берегов Азии от разных амбициозных не-будем-показывать-пальцем-но-все-знают-что-речь-о-китайцах.

И вот над морями в окрестностях Сингапура, Гонконга и Тайваня снова замаячила тень союза «Юнион Джека» и «Хи-но-Мару». В версии 2.0.

Безысходность Поднебесной

Китай хочет править южными морями, для него это вопрос выживания. Вся его экономика завязана на экспорт — в значительной степени в западную часть Евразии. А промышленность нуждается в непрекращающемся потоке сырья.

Рост стоимости китайской рабочей силы и новая промышленная революция через некоторое время лишат Поднебесную короны мастерской мира. Критическая потребность в торговле с ним исчезнет — Запад (и не только он) сможет найти места для производства ближе и дешевле. Для Китая это станет крахом и падением с вершин могущества в очередную смуту.

Процесс может ускорить морская блокада в зоне Южно-Китайского моря. Поводы для неё враги и конкуренты Поднебесной найдут — было бы желание. Вплоть до недостаточного соблюдения прав панд в Нинься-Хуэйском автономном районе. Ведь все любят панд.

Китайские проливы обойти можно — но это очень долго, дорого и катастрофично для логистических схем. Поэтому Китай вкладывает огромные средства в строительство мощного флота с авианосцами и превращает свою часть островов Спратли в военно-воздушные и ракетные бастионы.

После вторжения во Вьетнам, «первой социалистической войны», Китай не сражался всерьёз — нарушив завет «у каждого поколения должна быть своя война». Он четыре десятка лет делал ставку на сочетание экономической экспансии с максимально мирной внешней политикой.

Теперь всё та же неумолимая логика выживания в меняющемся мире старого и не очень доброго капитализма (та же, что сподвигла Токио на попытку завоевания Азии) может заставить Поднебесную обеспечить свои интересы в Азии и за её пределами штыками и военно-морской мощью.

Соседи Китая не желают оказаться в мире китайского господства. Они предпочтут понаблюдать с попкорном за его крахом и воспользоваться им для спасения себя. Но Китай могуч. В одиночку его будет не слишком просто победить на море даже американцам. А если американцы не придут?

Зачем это англичанам и японцам?

Британцы сейчас подобны коту. Они стоят в дверях «брексита» и не могут решить, уходят они или нет. Однако Лондон явно стремится развязать себе руки на мировой арене и получить возможность действовать без лишней оглядки на Брюссель и Вашингтон. А ещё в случае выхода из состава ЕС англичанам придётся компенсировать потери в торговле за счёт новых партнёров — прежде всего в Азии.

Для этого им нужны новые союзники. Плюс проецирование силы и интересов далеко за пределы британских вод. Зачем иначе тратиться на потенциально сильнейшие в мире после США авианосцы и «лучшие в мире эсминцы ПВО»? Пусть и гораздо меньше, дороже, медленнее и сложнее, чем казалось при разработке проекта «флота 2030 года».

Судя по заявлениям Синдзо Абэ и Терезы Мэй, Лондон определился с основным союзником в Азии.

Тереза Мэй и Синдзо Абэ (фото: Kazuhiro Nogi)

Японцы были бы рады остаться под покровительством Вашингтона. Пусть Седьмой флот в Йокогаме и Третий корпус морской пехоты на Окинаве и дальше хранят покой детей древних богов, раз уж победили в войне и решили остаться. А у Токио и так забот с экономикой полон рот.

Вот только в вечности этого «зонтика» у японцев есть всё больше сомнений. А Китай совсем рядом. Китайский флот всё сильнее. Истребители ходят к японскому воздушному пространству как на работу. Китайцы не забыли Нанкин и до сих пор не посчитанные миллионы убитых и замученных.

Китайцам всё меньше нужен опасный конкурент с большими амбициями и достижениями в робототехнике.

Поэтому японцы вкладывают в развитие своих «отсутствующих» вооружённых сил всё больше и больше сил и денег. С явным прицелом на возможность ведения самостоятельной войны — в том числе на море и на чужих берегах.

В одиночку без американцев ни японцам, ни англичанам китайцев не разбить. А вот вместе, да ещё и с помощью каких-нибудь других врагов Поднебесной, — уже шансы есть. Особенно если союзники смогут, скажем, выставить на поле морского боя четвёрку авианосцев с F-35B при поддержке новейших эсминцев, фрегатов и подлодок.

(Фото: U.S. Navy)

Даже без войны статус «хранителей свободы Южных морей» можно конвертировать во много политически и экономически вкусного. Ведь бо́льшая часть других стран Азии китайцам при желании — «на один укус». Съедят и не подавятся.

И Вашингтон будет признателен за это — ведь ему всё меньше хватает денег на прикрытие своих интересов по всей планете, а его налогоплательщики всё меньше готовы за них платить.

Есть, конечно, ещё Индия — но она считает себя великой державой, и при всём фактическом противостоянии с Китаем не склонна связывать себя лишними союзными обязательствами.

А что с того России?

Рассуждая цинично — чем больше проблем на южных торговых путях, тем лучше для Москвы.

Торговля не любит войны. Торговля ищет надёжные, тихие воды. Современная торговля страшно уязвима — нарушение отлаженных логистических схем грозит многомиллиардными убытками для ведущих мировых корпораций.

Чем сложнее ситуация в Южно-Китайском море с его проливами — тем больше интереса у Китая и других стран Восточной и Юго-Восточной Азии к российским маршрутам. Сухопутным коридорам «нового Шёлкового пути» и Северному морскому пути — который очень кстати глобальное потепление делает всё удобнее для судоходства.

Англо-японский морской союз не угрожает России.

Японцы обожают громко помечтать о Курильских островах — только делать им там решительно нечего. Война с ядерной державой ради нескольких холодных клочков суши, некоторого количества территориальных вод и утоления исторических обидок не окупится никогда. Даже если там найдут разом нефть, газ и редкоземельные металлы. Радиоактивные руины на месте императорского дворца в Токио этого не стоят.

Вторжение японцев на Курилы возможно в единственном случае — в случае полного краха российской государственности по образцу 1918 года. Если до этого дойдёт, россияне будут сами себе злые буратины, и утрата далёких восточных островов окажется на фоне прочего совершенно незначительным недоразумением. Вторжение британских королевских морпехов куда-нибудь под Архангельск ещё более немыслимо.

Зато чем более острым станет противостояние в южных морях, чем больше там будет игроков и оружия — тем больше шансов, что оно когда-нибудь взорвётся полноценной войной. Или хотя бы покажется глобальным корпорациям до неприятного острым — настолько, что они предпочтут искать другие варианты логистических маршрутов.

Это будет для Москвы редкостным подарком судьбы.

Hoвости СМИ2
Подписки в соцсетях