Ликбез

Не такие, как все: английские лорды

Каждый год золочёная карета отвозит королеву Великобритании в Палату лордов. Там перед никем не избранными членами верхней палаты парламента королева держит речь, в которой рассказывает о главных задачах правительства на год. Но кто эти люди, что внимательно слушают королеву? И по какому праву они вершат судьбами целого государства?
Михаил Диунов
  • 4.3K
  • 19
  • 29
  • 234

Наследники войны

В XI веке Англия была лишь одной из стран на периферии Европы.

Ещё недавно она подвергалась опустошительным набегам датчан и норвежцев. Викингам так понравилось в Англии, что они толпами стали переселяться сюда из прохладной Скандинавии.

Совсем недавно — по историческим меркам — отгремели войны с викингами, когда оказалось, что на Англию имеет виды живущий по соседству, через пролив, нормандский герцог Вильгельм. Кстати, тоже потомок пришлых викингов.

В 1066 году нормандское войско высадилось на английский берег. Началось завоевание Англии. Это же событие стало началом долгой истории возникновения английской аристократии, в наши дни, пожалуй, самой знаменитой в мире.

Битва при Гастингсе, или С чего всё начиналось

Завоевав Англию и став королём, Вильгельм разделил захваченные земли между своими сподвижниками.

Чужие

Ну а чтобы придать награде ещё большее значение, французам-завоевателям щедро раздавали титулы: рыцари стали баронами, бароны — графами и так далее. Остатки старой англосаксонской знати, недобитые в ходе завоевания и подавления мятежей, лишились большей части владений и довольно быстро ассимилировались. Так в Англии появилась аристократия совершенно не английская по происхождению.

И король, и вся новая знать говорили на французском языке, который и стал государственным. Ещё на протяжении столетий в замках и дворцах можно было чаще услышать французскую речь, нежели «грубый» язык простолюдинов. Процесс перехода аристократии на английский язык начался при короле Эдуарде, но лишь Генрих IV мог свобдно говорить по-английски, а Генрих V — писать.

Окончательно от наследства завоевателей избавились только в 1731 году, когда французский перестал быть языком судопроизводства.

Евгений Башин-Разумовский
Евгений Башин-Разумовский
Эксперт по историческим вопросам

«Законный французский» — тема, пожалуй, для отдельного разговора. Столетиями в британских судах использовали свой вариант французского языка, слившегося с английским в единого лингвистического кентавра. Это языковое чудо оказалось на удивление живучим. Даже распоряжение парламента об ограничении использования французского в судах само было издано на французском. Некоторое количество галлицизмов сохранилось в английском юридическом словаре и к нашему времени.

Невообразимые привилегии

В Средние века в Англии сложилась уникальная социальная система — ничего похожего не было ни в одном другом государстве. Аристократию и простое рыцарство разделила почти непреодолимая стена.

По английским законам, знатью считаются только титулованные особы — пэры Англии, заседающие в Палате лордов. Все остальные англичане, включая нетитулованное дворянство, называются простолюдинами (commons). Так что правовой статус рыцаря старинной фамилии, ведущей род со времён Вильгельма Завоевателя, кроме фамильного герба и наследственных владений не так уж радикально отличается от положения потомственного крестьянина откуда-нибудь из Шропшира.

Лорды же пользуются невообразимыми привилегиями. Они до сих пор в торжественных случаях облачаются в короны и горностаевые мантии, подобно королю.

Долгое время только лорды могли владеть землей. До 1999 года они не избирались в парламент. Вместо этого глава каждой знатной семьи автоматически становился членом Палаты лордов — верхней палаты парламента.

Представители сословия обладали правом формировать собственные полки, подчинявшиеся им. Эти военные части они щедро отдавали в пользование короля. В недавнем прошлом ни один лорд не мог быть осуждён обычным судом — его судили равные, члены Палаты лордов.

Пятый граф. Четвёртый барон

При этом вхождение в дворянство Британии отличалось некоторым демократизмом. Для получения статуса оруженосца (сквайра), первого из числа дворянских, было достаточно иметь землю и доход, позволяющий поддерживать определенный уровень жизни. То есть в Средние века разбогатевший крестьянин и торговец, купивший хороший дом, коня и доспехи, признавался дворянином. Хотя всё ещё должен был получить посвящение в рыцари, чтобы встать на следующую ступень знатности.

В Новое время промышленники и банкиры покупали имения и получали пожалования титулами, становясь лордами.

Сейчас в Англии немало аристократических семей, которые титулуются четвёртыми или пятыми баронами или графами. Маленькая цифра после титула — всегда верный признак того, что статус был пожалован за деньги в XVIII или XIX веках. Хотя титулованных особ, у которых эта цифра переваливает за десяток, очень мало.

Традиции и долг

Разумеется, как и везде в Европе, английские лорды долго следовали обычаю служить своему королю. Чаще всего эта служба была военной.

Заметная часть членов палаты лордов проходила через службу в армии. Еще в XIX веке большая часть членов палаты лордов прошла через службу в частях территориальной обороны, автоматически получая высокие чины, по праву местных землевладельцев, не служа в армии ни дня. Но когда начиналась война, такие "офицеры" вполне могли получить под начало уже настоящих солдат регулярной армии. Если мы взглянем на фамилии английских полководцев вплоть до середины ХХ века, то обнаружим, что почти все они — лорды. Если не по праву рождения, то получившие титул за военные заслуги.

Еще в XVIII и XIX столетии лорды обладали правом формировать собственные полки, подчинявшиеся им. Эти полки они щедро отдавали в армию короля, разрешая ему использовать войско лорда.

Другим почётным долгом считалась служба в правительстве, особенно в дипломатическом ведомстве. В XVIII–XIX веках было сложно встретить британского посла, не имеющего пышного средневекового титула.

Лорд Чарльз Уитворт, к примеру, был посланником Великобритании в России с 1788 по 1800 годы

Уже в конце XIX века эти традиции стали исчезать. А в наши дни британские лорды могут встретиться где угодно — от правлений транснациональных компаний до адвокатских контор.

Многие пэры успешно преодолели кризисы ХХ века и удачно распорядились фамильным состоянием, всё ещё оставаясь в числе богатейших людей Англии. И поныне в списке английских богачей много людей, перед именем которых ставится обращение «сэр».

Человек и площадь

Кстати, в десятку самых богатых жителей Великобритании входит седьмой герцог Вестминстерский Хью Гросвенор. Его предок — сэр Ричард Гросвенор — получил титул пэра в 1761 году. Первый из Гросвеноров относился к типичным представителям новой знати — по сравнению со старинными европейскими родами, зачастую восходящими к IX–X векам, его родословная была ничтожна. В рыцари разбогатевшего простолюдина возвели только в 1617 году.

Источник богатства семьи Гросвеноров обычен для лордов — это земли и недвижимость. И, хотя в XIX и ХХ веках аристократы стали вкладывать деньги в банки и промышленность, именно земля до сих пор — их главное достояние. По-прежнему именно лорды владеют большей частью английской земли. Например, размер владений Гросвеноров так велик, что их именем названы площади и улицы сразу в нескольких городах Британии, в том числе в Лондоне.

Карта 1925 года. Крупнейшие землевладения лордов в Лондоне

Палата лордов сегодня

После реформы 1999 года Палата лордов перестала быть закрытым клубом для самых знатных семей Великобритании. Из 650 наследственных пэров оставили только 92. Остальные места отдали пожизненным пэрам, которых назначает правительство. Так что в современной Англии сохраняется уникальная ситуация — в стране, считающейся родиной и эталоном демократии, верхняя палата парламента не избирается народом.

Несмотря на все реформы, лорды сохраняют огромное влияние. Не только финансовое, но и политическое. Так, в правительстве консерватора Джона Мейджора было семь графов, четыре виконта и пять баронов. А в кабинете, собранном нынешним премьером Терезой Мэй, один граф, один виконт и три барона.

Hoвости СМИ2
Подписки в соцсетях