Исторический наброс

Диктатура военных и три экономических чуда Азии

Это сейчас Азиатско-Тихоокеанский регион — зона бурного экономического роста. А полвека назад во многих странах были жесточайшие военные диктатуры, массовая нищета, расстрелы оппозиционеров. Как государства региона сумели подняться до уровня развитых стран и как на это повлияли люди в форме — в нашем материале.
Фарид Мамедов
Фото: Athit Perawongmetha
  • 4K
  • 26
  • 14
  • 233

1. Южная Корея: от голода и нищеты до развитой державы

Война на корейском полуострове 1950–1953 годов фактически предопределила последующую политическую историю Южной Кореи. В наследство достались пламенный антикоммунизм, жестокое подавление любой оппозиции слева, массовые фальсификации итогов выборов и приверженность авторитарному правлению. А ещё безоговорочная ориентация на США.

Однако всё это не спасло Южную Корею в первые годы от голода в деревне, экономической стагнации и дичайшей коррупции. Вот на этом фоне 16 мая 1961 года военные и совершили быстрый и бескровный переворот. Одним из его руководителей был генерал-лейтенант Пак Чон Хи.

После нескольких месяцев интриг он занял место и. о. президента страны, а на президентских выборах в октябре 1963 года с огромным трудом, но все же обошёл конкурентов. На голосовании настояли США. А то, знаете ли, неудобно как-то президенту-демократу Кеннеди поддерживать каких-то узурпаторов.

Генерал Пак и его страна

Режим Пак Чон Хи отличался зверской идеологизированностью, жестокостью в подавлении оппозиции и крепкими связями с США.

Генерал любил эксперименты в политической области: то образует Демократическую республиканскую партию — возьмём у США всё лучшее, ага! — то распустит парламент и введёт диктатуру. Особенная любовь у него была к деревне.

Пак Чон Хи (в центре)

Для возрождения корейского села Пак Чон Хи основал в 1970 году Движение за новую деревню, которому уделял кучу внимания. Дескать, сила нации — в родной почве.

Даёшь естественную, простую, здоровую жизнь и труд на свежем воздухе, воспитывающий морально устойчивых корейцев!

Однако успех экономической политики генерала — рост экономики в среднем на 10% в год— угробил это начинание. Население без слёз сожаления расставалось с родным навозом и массово уезжало в города. Росли промышленные центры, горожане богатели, и в нищую корейскую деревню их было палкой не загнать. А в 1979 году Пак Чон Хи был застрелен собственным помощником, и загонять стало некому.

Последующие корейские генералы не экспериментировали в политике, а исправно проводили выборы в парламент для двух типов партий — правых и ещё более правых. Противников — социалистов, либералов, коммунистов, студентов и профсоюзные организации — давили беспощадно.

В 1980 году генерал Чон Ду Хван массово отстранял от работы редакторов СМИ и поставил корейские медиа под жесткий контроль властей. Состоявшееся в том же году выступление студентов в Кванджу было жестоко подавлено: около 200 человек убито, несколько сотен попали в тюрьмы, где их пытали. И это рядовой эпизод истории Южной Кореи 1980-х годов.

Замецки
Замецки

Дошло до почти карикатурного обстоятельства: бизнесменом, платившим самый большой подоходный налог в стране, в 80-е в какой-то момент оказалась владелица химической компании, имевшей монополию на поставку слезоточивого газа для полицейских нужд.

Число репрессированных, включая убитых, за время нахождения военных у власти оценивается в десятки тысяч человек — наиболее радикальные оценки доводят это число до 150 тысяч. Достоверных четких цифр по жертвам и пострадавшим с 1963 по 1989 год просто нет.

Ударило ли это по экономике? Нет. Она и в 1980-х росла быстрыми темпами (в среднем по 8% в год). Из нищей страны Южная Корея к 2000-м годам превратилась развитую промышленную державу. А уровень бедности сократился в несколько раз — до 15% от общего числа населения.

Генералы были фанатами Японии и пытались повторить её успех. Они не доверяли МВФ, вкладывались в промышленное развитие страны, создавали чеболи (южнокорейская форма финансово-промышленных групп, конгломерат группы формально самостоятельных фирм. — Прим.ред.) и прислушивались к советам профессионалов. К тому же США открыли рынок для корейских товаров — и экономика попёрла вверх.

Чем громче кричат «война», тем активнее закупают вооружение

Ещё со времён Корейской войны буквально каждый режим трубил о «коммунистической опасности» и требовал увеличения военных расходов. На армии генералы принципиально не экономили.

Например, когда Южная Корея стала участвовать в войне во Вьетнаме, она тут же разжилась бронетранспортёрами М-113 (560 штук), танками М-48 «Паттон» (800 штук) и многочисленными ЗУР типа MIM-23 «Хоук» (834 штуки) и MIM-14 «Найк Геркулес» (132 штуки), а также ракетами AIM-9 «Сайдвиндер» (733 штуки). В южнокорейские ВВС поставили почти 300 самолётов типа F-4D/E, F-5A/E.

Однако со временем, в 1980-е годы, страна стала больше полагаться на свои промышленные мощности. Так, если в 1981 году Корее поставили парочку эскадренных миноносцев типа «Гиринг», то последующие корабли для флота (фрегаты, миноносцы и др.) корейцы предпочитали строить у себя на верфях. Программа модернизации промышленности, которую затеял Пак Чон Хи, уже превращала страну в судостроительную державу. Крупные чеболи, «Дэу» и «Хёндэ», надо было кормить, поэтому корветы типа «Тонхэ» и «Пхохан» строились на верфях этих корпораций.

В 1985 году южнокорейцы стали производить свой вариант танка М1 «Абрамс» — танк K1 (Тип 88). Начавшаяся ещё при военном режиме программа закончилась при демократии, в 2010 году. Всего корейцы произвели почти 1500 машин. Аналогично растянулась и программа производства БМП K200, которых в итоге к 2006 году выпустили 2383 штуки. Двигатели для обоих проектов закупили в ФРГ. Для танков — MTU-871 (1740 штук), а для БМП — D-2848 (1900 штук).

Во всех этих программах нашлось место и двум установкам MGR-1 «Онест Джон». Вооружили их не баллистической ракетой с ядерным зарядом, а фугасными боеголовками. При всей отмороженности корейские генералы понимали, что ответочка со стороны СССР или Китая может быть такая, что они и пикнуть не успеют.

2. Таиланд: всё могут короли…

Интересно, знают ли граждане России, отдыхающие в Таиланде, что они приехали в страну, где власть сосредоточена в руках военных? Между тем, в 2014 году в стране произошёл очередной госпереворот, и к власти пришла армия.

Традиция вмешательства людей в форме в дела государства здесь насчитывает уже более 80 лет. Всё началось с того, что в 1932 году военные устроили революцию и превратили страну в конституционную монархию. И отошли в тень…

Особенность военных переворотов в Таиланде — это их безусловно лоялистский характер.

«Мы не за себя кровь проливаем, надёжа-государь, а токмо ради ваших интересов. И интересов нации, как мы их понимаем» — кредо тайских генералов.

Когда в 1957 году маршал Сарит Танарат учинил очередной военный переворот, он и не думал свергать короля. Наоборот, из политики вышвырнули революционеров 1932 года, которые негодяйски покушались на абсолютную монархию. Дальше в дело пошла большая политика: маршала поддержал Вашингтон, а Таиланд в ответ активно участвовал в войне во Вьетнаме. Взамен тайцы получили кредиты, помощь в модернизации экономики, беспошлинный ввоз товаров на рынок США и кучу устаревшего, зато дешёвого оружия.

Сарит Танарат

Все последующие передряги — ликвидация военного режима благодаря народному восстанию 1973 года; последующая демократизация; парочка военных переворотов 1976 и 1977 годов и приход к власти в 1980 году генерала Према Тинсуланона — никак не повлияли на курс Таиланда. Ориентации на США он и до сих пор придерживается жёстко.

Три в одном — монархист, демократ и либерал Тинсуланон

В 1980–1985 годах, при генерале Тинсуланоне, расходы страны на армию достигли своего максимума — более четырёх процентов ВВП. Одновременно с этим генерал сумел помириться с партизанами-коммунистами, провёл широкую амнистию и принял участие в очень жёстких и конкурентных выборах. И дважды победил в них. У власти он продержался до 1988 года.

Прем Тинсуланон (фото: Roland Neveu)

Прем был просто-таки несгибаемым и эталонным монархистом, благодаря которому авторитет монархии резко вырос. Огромную роль в этом сыграли экономические успехи. ВВП страны вырос в два раза — с 30 до 60 млрд долларов (в среднем на 8% в год). Тайская буржуазия богатела, как на дрожжах. Начавшийся резкий рост экономики продолжался ещё десять лет.

Затем последовало бурное тридцатилетие 1990-2010-х годов. Тайланд пережил кризис 1997 года и Великую рецессию 2008 года, военные перевороты 1992-го, 2006-го и 2014-го годов. На улицах роялисты из «жёлтых рубашек» рубились с социалистами из «красных рубашек». Взрывы, убийства, невнятные исламисты на границе с Малайзией — страну трясло если не каждый год, то каждые три точно.

(Фото: Sukree Sukplang)

Любое другое государство уже лежало бы в руинах. Однако по существу, это всё никак не отразилось на экономике страны. ВВП рос как заведённый. С 1990-го по 2017 годы он увеличился в пять раз: с 85 до 455 млрд долларов. Уровень бедности упал с 40% населения в 2000 году до 8% в 2017-м.

Пожалуй, это лучшее объяснение тому, почему тайцы до сих пор мирятся с вмешательством военных в свою жизнь.

Невозмутимые траты тайских шишек

Страна никогда не жалела средств на обеспечение армии. Основным поставщиком военной техники, как и в случае с Южной Кореей, были США.

Из по-настоящему крупных поставок — покупка в 1981–1990 годах BGM-71 TOW (2000 штук), в 1980–1986 годах БТР «Кадиллак Командо» (150 штук) и БТР M-113A2 (148 штук), а также в 1996–1997 годах — 125 штук подержанных танков M-60A3 «Паттон-2».

Впрочем, тайцы в 1988–1990 годах прикупили 106 лёгких танков типа «Стингрей» от фирмы «Кадиллак». И оказались единственными пользователями такой машины. Так что особенности «танковой политики» Таиланда были известны американцам.

Но на кой чёрт тайским военным понадобились такие странные танки и такая древность, как М-60, ведал только Будда.

В одном можно не сомневаться: американские поставщики украдкой крутили пальцем у виска.

3. Индонезия: геноцид и коррупция, или как довести 200 миллионов человек до ручки

В отличие от Таиланда и Южной Кореи, в Индонезии военные приходили к власти только один раз. Последствия правления генерала Сухарто икаются стране до сих пор. А начиналось всё… странно.

В ночь с 30 сентября на 1 октября 1965 года группа военных попыталась совершить госпереворот. До сих пор не ясно, кто за ними стоял. Действовали они очень сумбурно, и захватить столицу им не удалось. Но в процессе они поубивали нескольких видных генералов. Сухарто произвёл контрпереворот и в течение одного дня подавил выступления.

Сухарто (второй слева)

Виновными в мятеже назначили местных коммунистов и СССР. Коммунисты заявили, что впервые слышат об этих людях, но было бесполезно. Они попали под раздачу вместе с китайцами, атеистами и немусульманами. Так в Индонезии в 1965 году дело дошло до прямого геноцида, на который закрыли глаза все «ведущие демократии Запада». А США ещё и посодействовали.

За год было убито от 800 тысяч до 1 млн человек. Сухарто установил диктатуру, но постарался при этом ослабить военных и не допустить их к власти.

Вместо увеличения военного бюджета генерал его сокращал. А покровительствовал крупным торговцам и буржуазии и наращивал иностранные инвестиции в страну. Себя и своих родственников генерал не забыл — коррупция в его правление достигла огромных размеров. Все сыновья диктатора стали миллиардерами.

С 1965 по 1998 годы ВВП страны вырос в восемь раз — с 66 до 493 млрд долларов (в среднем более 5% в год). Росли промышленность и благосостояние населения, бедность уменьшалась, а молодёжь массово шла в вузы. И чем дальше, тем меньше было желающих терпеть авторитарный и коррумпированный режим, который жестоко подавлял любое выступление.

После кризиса 1997 года экономика сильно просела. Капитал массово побежал из страны. Переназначение Сухарто на очередной президентский срок вызвало массовое возмущение, и индонезийцы вышли на улицы. Больше всех зажигали студенты. В майских столкновениях в 1998 году погибли около тысячи человек.

В итоге Сухарто подал в отставку. Но остатки его режима всё ещё не демонтированы. Генералы по сей день играют огромную роль в политике страны. А участники геноцида 1965 года до сих пор не наказаны.

Ни рупии на армию — основа индонезийского бюджета

Как ни странно, Сухарто оказался феноменальным жмотом. Сказать, что он жалел денег на армию, — это сильно приукрасить действительность.

Набор основных партнёров был стандартный: Франция, Австралия, Нидерланды, ФРГ, Великобритания и США. Но закупали у них индонезийцы по большей части б/у, небольшими партиями и по дешёвке.

Причём у каждого поставщика была своя специализация. Австралия продавала в основном подержанные самолёты. Например, в 1972 году за 12 млн долларов Индонезия закупила F-86F «Сейбр» (16 штук). Нидерланды поставляли бронетехнику. В 1976 Джакарта приобрела бронетранспортёры AMX–VCI (100 штук), в 1980 году 130 танков AMX-13/105, а в 1984 САУ AMX Mk-61 105 мм (50 штук).

У Великобритании активно закупались ЗУР. «Си Слаг» в 1984 году купили 50 штук, а вот «Рапир» — аж 841 штуку. У Франции в 1986 году приобрели ПЗРК «Мистраль» (180 штук), а до этого в 1976 году 60 штук противокорабельных ракет MM-38 «Экзосет».

ФРГ отделалась поставками торпед для подводных лодок — 60 штук между 1978 и 1985 годами. А в 1990-е годы — подержанных судов производства ГДР типа «Frosch-1» (12 штук), «Frosch-2» две штуки) и малых противолодочных кораблей проекта 133.1 (16 штук).

Израиль выступил в своём привычном амплуа. Сумел продать в 1979–1983 годах 33 подержанных «Дуглас» A-4 «Скайхок» почти за 55 млн долларов.

Чтобы вы понимали, стоил «Скайхок» около 1 млн долларов, а продавали его почти за 1,5 млн . .

Дорогие и большие контракты отдавались лучшим друзьям диктаторов — США. Корабли, самолёты, вертолёты, БТР «Кадиллак Командо» (200 штук), 105-мм гаубицы M101 (133 штуки), ракеты, радары — всё это сотнями единиц поставлялось в Индонезию. Но самыми дорогими поставками были самолёты для ВВС. В 1980 году стране поставили 16 «Нортроп» F-5 «Тайгер II» за 108 млн, а в 1986 году — 16 F-16A за 337 млн долларов (самая дорогая военная сделка режима). Впрочем, дороговизна могла объясняться и тем, что часть средств просто разворовали.

(Фото: Roberto Prawiro)

Анатомия парадокса

Вмешательство США и репрессии против рабочего движения способствовали расцвету азиатской экономики. И это настоящее чудо. Ведь это ровно те самые факторы, которые «подрезали крылья» странам Латинской Америки.

Как так вышло? Во-первых, повезло — удачно выпали карты в геополитическом раскладе. В Азии американцам приходилось конкурировать с СССР и Европой. Поэтому США раздавали дешёвые кредиты, помогали с промышленным развитием, открыли свои рынки для азиатских товаров. Практически все их страны-союзники обладали правом беспошлинной торговли в США. А от своего «заднего двора» Вашингтону нужны были исключительно ресурсы — генералы и богатая верхушка латиноамериканских стран были завязаны на экспорт сырья. Единственной страной, которой к 1980-м годам удалось развить свой внутренний рынок, была Бразилия.

Но нельзя не отдать должное и азиатским военным. Они очень избирательно подходили к советам экспертов из МВФ (Южная Корея их вообще на порог не пустила). Дешёвые кредиты и протекционизм позволили поднять своё производство. Высшее образование было культурной установкой. Будучи в массе своей кровавыми упырями, диктаторы делали ставку на прогресс и развитие своих стран.

Словом, генералы-националисты воспользовались ситуацией и выжали из неё максимум возможного.

Hoвости СМИ2
Подписки в соцсетях