Исторический наброс

Переговоры Амина с США: рассекреченная переписка Госдепа по Афганистану

С момента вывода советских войск из Афганистана минуло 30 лет. По одной из версий, на военное вмешательство Москву толкнули тайные переговоры лидера Афганистана Хафизуллы Амина с США. Рассекреченная переписка американского Госдепартамента пролила свет на эту историю.
Фарид Мамедов
Фото: Владимир Григорьев
  • 4K
  • 22
  • 10
  • 150

Саурская революция в Афганистане 1978 года позволила члену ЦК НДПА (Народно-демократическая партия Афганистана. — Прим.ред.) Амину сделать блестящую карьеру. Избавившись от своего конкурента Тараки, он оказался на политическом Олимпе в крайне неустойчивом положении. В довершение картины 14 февраля 1979 года в Кабуле был похищен посол США Адольф «Спайк» Дабс. Все усилия Госдепа его спасти ни к чему не привели. Похитители Дабса были убиты, дипломата афганцы тоже по случайности застрелили, но кем были преступники и какой была их настоящая цель — точно не известно до сих пор.

По итогам американцы пришли к выводу: официальному Кабулу доверять нельзя. Программу помощи афганским революционерам на 150 миллионов долларов свернули. Дипотношения заморозили: нового посла не назначали, вместо него были поверенные в делах. И Вашингтон начал помогать через ЦРУ оппозиционерам новой власти — правым и исламистам.

По всему выходило, что единственный выигравший от всего этого — СССР, который грамотно воспользовался ситуацией и выбил из Афганистана своего геополитического конкурента.

Однако уже 27 декабря того же года советский спецназ убил Амина во время штурма президентского дворца. Что же произошло?

«Вот как опасно быть не в меру шустрым»

Те, кто подозревал Амина в попытке тайно сговориться с США, оказались правы. Он решил, что сидеть сразу на двух стульях ему будет гораздо спокойнее. Поэтому, с одной стороны, он просил Москву ввести войска. С другой — пытался нормализовать отношения с США. Дескать, пусть помогут и заодно своих оборзевших исламистов утихомирят.

Министр Иностранных дел СССР Андрей Громыко и Хафизулла Амин

«Амину не надо обещать чего-то, что американцы могли бы выполнить в нынешней ситуации», — советовал своим боссам в октябре 1979 года Брюс Амштутц — американский поверенный в делах в Афганистане. С ним и Арчером Бладом — ещё одним поверенным — Амин очень настойчиво искал встречи.

В рассекреченных в феврале 2019 года сообщениях Амштутц советовал отложить любые переговоры с Амином. Мол, он захочет от нас помощи, но у власти он держится некрепко: с момента последнего сообщения в Госдеп в Кабуле произошло два войсковых бунта. Конечно, если начальству хочется сходить с козырей, то можно построить нищим афганцам школу и больницу. Но лучше продинамить временщика. Ведь, во-первых, мы ещё не забыли о гибели нашего посла. А во-вторых, на днях расстреляли несколько видных оппозиционеров-антикоммунистов: экс-мэра Кабула, бывшего премьера и т. д. И что теперь, вести переговоры, делая вид, что ничего не было? К тому же Амин наверняка будет требовать невыполнимого — прекратить помощь местным мятежникам-исламистам и заткнуть вещание «Голоса Америки». Нет уж, надо сохранить лицо и только спустя какое-то время продолжить разговор.

Разговаривать с Амином Госдеп поручил Арчеру Бладу. Двадцать седьмого октября 1979 года у них состоялся сорокаминутный разговор, донесение о котором также недавно рассекретили.

Амин начал издалека: обсудили транспортную авиацию, борьбу с наркотиками и т. п. И только после этого перешел к претензиям и настойчивым просьбам о помощи — мол, подайте хоть что-нибудь, люди добрые!

К этому моменту Амин решил выложить Бладу всё, что наболело: США помогают беженцам в Пакистане, а не Афганистану, унижают Афганистан своими нападками, а ещё американцы обвиняют правительство страны в убийстве предыдущего посла Дабса — а оно вообще тут ни при чем.

Для Блада всё это было пустыми словами. Амин так и не развеял сомнения в своей причастности к убийству американского дипломата. А без этого ни о какой помощи и речи быть не могло.

Потрясающий человек

Несмотря на это, Блад был в полном восторге от Амина. «Потрясающий человек… Само его выживание — потрясающее, если учитывать выживаемость среди последних афганских лидеров», — написал он в секретном донесении. По его словам, в доверительной беседе перед ним предстал не упёртый фанатик (как оно кажется по публичным речам), а спокойный, уверенный в себе человек, «разговаривающий без марксистских клише».

Блад, как и Амштутц, рекомендовал ограничить любую реальную помощь Амину, а в качестве шага навстречу — просто воздержаться от слишком жёсткой риторики.

Причина заигрывания Амина с США была для Блада очевидной: это позволило бы Афганистану выстроить менее зависимые отношения с СССР, внести раскол среди мятежников внутри страны, посеять рознь среди внешних противников Афганистана: Пакистана, Ирана и Саудовской Аравии.

Вот, собственно, то, что в реальности происходило между Амином и США и как это воспринималось Госдепом.

Хафизулла Амин (слева)

А теперь посмотрим, как это преломлялось в головах советских лидеров.

Реальность против хитрых соображений

Факт переговоров не укрылся от советского правительства. Двадцать девятого октября несколько членов ЦК на скорую руку накидали «ориентировочку» по Афганистану. Юрий Андропов написал Брежневу записку, в которой обвинил Амина в антисоветчине и в том, что тот разворачивается к США передом, а к СССР задом.

По воспоминаниям генерала Ляховского, помощника командующего оперативной группой войск в Афганистане, когда в декабре 1979 года принималось решение о вводе советских войск, Устинов и Андропов уже дошли до планов ЦРУ по созданию «Великой Османской империи», включающей в себя южные республики СССР. А также до размещения «першингов» в Афганистане, аннексии афганского севера Пакистаном… и далее в том же духе.

Вот в таком режиме «истерики на стероидах» и принималось решение об устранении Амина и замещении его Бабраком Кармалем.

Советская верхушка запугала сама себя «южной угрозой» и приняла неадекватное решение, против которого были буквально все советские военные советники в Афганистане.

Ещё один фактор, который толкнул Кремль на устранение Амина, — репрессии, в том числе коммунистов. По воспоминаниям Карена Брутенца из Международного отдела ЦК КПСС, Амин считал, что в Афганистане достичь чего-то можно было только силой. С такими мыслями и в его-то положении не удивительно, что он массово выпиливал любую оппозицию: левых или исламистов — Аллах на небесах разберётся.

Дворец Амина

В Москве от него воротили нос. Руководство СССР пребывало в той стадии травоядности, когда тысячи репрессированных — это ужас-ужас, а вот убить из-за этого миллион — вроде как и ничего, само получилось.

Рациональная сторона паранойи

Сейчас не так просто понять, почему факт по сути абсолютно пустых переговоров между Амином и Бладом сработал как эффект разорвавшейся бомбы.

Для этого нужно взглянуть на географию конфликта. Вся южная граница СССР приходилась на враждебные или очень враждебные страны, за исключением КНДР и Монголии. Иран был фактически потерян в том же 1979 году. Утрата Афганистана, использование его в качестве плацдарма для проникновения в Среднюю Азию и, что считалось еще более страшным, — доступ враждебных сил к его урановым месторождениям, не оставляли СССР другого выбора. В Кремле считали, что Афганистан надо удержать в советской орбите любой ценой…

Блад был прав, удивляясь, что Амин сумел ещё сохраниться как политический лидер. Но СССР скоро исправил это «досадное недоразумение» и ввязался в войну, достойного выхода из которой уже не было.

Hoвости СМИ2
Подписки в соцсетях