Война

Русские австралийцы Первой мировой

В годы Первой мировой австралийские части зачастую играли роль ударных. Они вгрызались в немецкую оборону во время главных наступлений и несли огромные потери. Удивительно — среди солдат в австралийских мундирах было немало подданных Российской империи.
Кирилл Копылов
Фото: Military Art
  • 2.5K
  • 27
  • 2
  • 87

Глядя на мемориал «Лоун Пайн» («одинокая сосна») на Галлиполийском полуострове, невольно вспоминаешь: «здесь раньше вставала земля на дыбы». В августе 1915-го за этот клочок земли шли упорные бои между австралийцами и турками. Сегодня на вершине холма — большой австралийский мемориальный комплекс с четырьмя тысячами могил и плитами, на которых указаны имена солдат, пропавших без вести.

(Фото: Zabeluk)

По дороге, повторяющей линию фронта, едут колонны автобусов с турецкими туристами. Здесь они не останавливаются, это не их могилы и не их герои. Они ездят по ататюрковским местам и турецким мемориалам. В этих местах воевал сам Мустафа Кемаль, и, как гласит надпись на его огромном памятнике на горе Чунук Баир (памятник рядом с Новозеландским мемориалом), «на этом месте Ататюрк был дарован нашей нации».

Высокого и светловолосого мужчину здесь, естественно, принимают за австралийца. Ну а за кого же ещё?

Когда останавливаешься на обочине у очередного исторического места, некоторые проезжающие мимо приветливо машут тебе из окон автобуса, а ты снимаешь шляпу и машешь в ответ. Некоторые патриотично показывают кулак и неприличные жесты.

Для австралийцев это край света, и поэтому, когда едешь в Лоун Пайн, они просят возложить флаг на кладбище, прочитать молитву над надгробьями их пращуров или помянуть другими способами.

Все обещания выполнены и пора ехать дальше. Последний беглый взгляд на мемориал. И тут на плите с ненайденными солдатами глаз останавливается на одном имени.

Volkoff J.

Иван Волков

Он родился в 1885 году в деревне Малый Юхтунур Вятской губернии. В Австралию приехал в начале 1912-го года на японском пароходе «Никко Мару» и оказался в Брисбене. Себя он называл плотником, что для тех лет было скорее правилом, чем исключением. На новом месте работал рубщиком сахарного тростника на плантациях.

Иван записался в армию 5 апреля 1915 года в Таунсвилле и уже в августе того же года оказался на фронте.

С самой высадки 25-го апреля австралийцы несли потери и остро нуждались в пополнениях. Тем более, что на август было запланировано ещё одно большое наступление.

Иван Волков и солдаты австралийской армии

Пятого августа Волков прибыл на фронт, а уже восьмого был убит во время ожесточённых боев за Лоун Пайн. В одном из опубликованных в Австралии ещё во время Великой войны очерков можно найти вероятную информацию о его гибели:

«Он нашёл австралийца, но тот был мёртв. Пуля пробила ему голову, но в последние минуты перед концом он, очевидно, вспомнил, что у него нет жетона военнослужащего. Мой друг осмотрел его, но ни жетона, ни солдатской книжки при нём не было, однако он заметил, что в руке погибшего был зажат обрывок бумажки, на которой было написано русское имя… Перед тем как сознание покинуло его, он успел достать это последнее свидетельство о себе».

Даже на мемориале «Лоун Пайн» Волков не единственный уроженец Российский империи. Рядом упомянут латвиец Рудольф Махлит.

В 1905 году он был одним из организаторов революционного кружка в латвийской Мадоне и бежал через Дальний Восток, опасаясь репрессий. Махлит жил в Японии и на Филиппинах, а затем в 1912 году оказался в Австралии. О профессии учителя пришлось забыть, он работал на лесопилке. Махлит записался в армию в январе 1915-го и оказался на Галлиполийском фронте. Был ранен в начале мая во время боёв за «Пост Куинна» и убит 27-го августа 1915-го, штурмуя Холм 60. 

Высадка австралийских войск в бухте Анзак, Галлиполи, 1915 год (фото: IWM)

Другой латвиец, Ян Амолин, бывший моряк и шахтёр, погиб 23-го августа.

Всего на одном только Галлиполийском полуострове в составе австралийских войск служили 163 уроженца Российской империи, одиннадцать из которых погибли. И это было лишь начало.

Русская Австралия

В начале XX века для желающих начать новую жизнь на новом месте Австралия была не самым популярным вариантом, а для российских подданных — вдвойне. Желающие искать счастья в США вливались в широкий антропоток из Западной и Южной Европы. Россияне самых разных национальностей и вероисповеданий присоединялись к огромному числу мигрантов, садящихся на корабли в Гамбурге, Шербуре или Ливорно, и отправлялись в один из американских портов. Для того, чтобы попасть в Австралию, требовалось совершить путешествие через всю страну — во Владивосток, и уже там искать пароходы, идущие к австралийским берегам. Но тонкий ручеёк всё равно тёк.

Карьеры и национальности многих записавшихся в австралийскую армию в годы Первой мировой дают нам удивительный взгляд на этих людей. Среди них множество моряков, кочегаров, механиков — и рыбаков, людей моря, решивших где-то бросить якорь. Неудивительно, что четверть от «русских» добровольцев составляли финны, и ещё столько же — уроженцы Прибалтики, традиционных «морских» земель. Славяне составляли ещё примерно четверть, и среди них было множество рабочих, искавших заработка и новых возможностей на чужбине. Были и уехавшие по этническо-религиозным причинам (в основном евреи), и политические эмигранты.

Австралийские войска в Галлиполи, 1915 год (фото: IWM)

За годы войны в австралийскую армию записалось около 1000 уроженцев Российской империи. Большинство не успели прожить на новом для себя континенте больше трёх-четырёх лет и не были ещё гражданами. Они так и служили в австралийской армии в качестве иностранных подданных.

Что двигало этими людьми? Поддались ли они всеобщей патриотической лихорадке или искали приключений? Или, может, искали альтернативу тяжёлой работе? Хотели показать преданность новой родине и рассчитывали на скорое получение гражданства? Часто это было сочетание нескольких факторов или всех сразу. Гражданство, кстати, большинство получили только через много лет после войны.

Во Фландрии полях

Из примерно тысячи записавшихся в австралийскую армию на фронт уехало около 800 человек. Из них 165 погибли в боях, большинство во Франции и Бельгии. Австралийские части очень часто играли роль ударных, вгрызаясь в немецкую оборону во время главных наступлений, и несли ужасающие потери.

Австралийские войска маршируют по дороге к окопам близ Амьена, Франция

Австралийское правительство по дипломатическим каналам пыталось найти семьи этих солдат, проживающие на территориях Российской империи, и выплачивало им положенные пенсии. Выплаты эти (правда, с перерывами) продолжались и в советское время, хотя и могли быть сочтены получателями крайне опасными c политической точки зрения.

История уроженцев Российской империи, уехавших так далеко от Родины, а в итоге попавших в ужасающие мясорубки совсем рядом с ней, восхищает и ужасает одновременно. Но, даже в чужих мундирах, они являются частью нашей истории.

Hoвости СМИ2
Подписки в соцсетях