Война

«В ад и обратно»: Sabaton рассказывает об Оди Мёрфи и высадке союзников под Анцио

«Коренастому парню из Техаса», который «прошёл через ад и вернулся обратно», посвящён новый выпуск на YouTube-канале «История с Sabaton». О подвиге американского героя Оди Мёрфи и высадке союзников на плацдарме под Анцио в 1944-м читайте в переводе WARHEAD.SU и с комментариями Алексея Исаева.
WARHEAD.SUАлексей Исаев
  • 3.5K
  • 13
  • 5
  • 159

В композиции To Hell and Back группа Sabaton поёт об актёре, музыканте и одном из самых ярких героев Второй мировой войны. Оди Мёрфи довелось послужить на многих фронтах — он получил больше наград, чем любой другой американский солдат той войны. To Hell and Back рассказывает о его подвигах во время высадки союзников у итальянского города Анцио.

Инди: Я — Инди Нейделл

Йоаким: Я — Йоаким из группы Sabaton, и это «История с Sabaton».

Инди: Когда Оди Мёрфи записался в армию США, он был совсем не похож на героя, однако в итоге получил больше наград, чем любой другой американский солдат Второй мировой войны.

Йоаким: У нас есть песня про него. Она называется To Hell and Back, и это один из главных наших хитов.

Инди: Йоаким расскажет вам о песне, я же поведаю кое-что об Оди Мёрфи.

Коренастый парень из Техаса, человек Дикого Запада

Как я и сказал, Оди не был похож на героя. Ему пришлось бросить начальную школу и устроиться работать на ферму, чтобы кормить семью после того, как отец бросил их.

Оди был низкорослым и болезненным, жил в нищете и лишился матери, когда был подростком. Вооружённые силы позволили бы ему сбежать от бед, и он попробовал записаться добровольцем в 16 лет, сразу после японского нападения на Пёрл-Харбор в 1941 году. Согласно архивным записям, в морскую пехоту и флот его не взяли из-за недостаточных физических данных — в Оди было всего 165 см роста и менее 50 кг веса. Слишком юный возраст не упомянут как причина отказа — я думаю, Оди соврал про него. Никакой фальсификации в записях не упоминается, сказано, что парень записался спустя несколько дней после 18-го дня рождения. Но родился он в 1925 году, а в армию вступил в 1942-м… посчитайте сами.

Парнишка с детства был метким стрелком, на ферме он часто охотился на мелкую дичь. Его навык обращения с винтовкой заметили ещё во время начальной подготовки и сочли новичка прирождённым солдатом. Ростом он не удался, зато был умелым, выносливым и желал показать себя. Весной 1943 года будущий герой тренировался в Марокко и Алжире, готовясь к высадке на Сицилии. Бои там были жаркими, и Мёрфи скоро показал себя грозным воином.

Растут кресты на Анцио, где ни один солдат не спит

Наступление союзников в Италии забуксовало к концу 1943 года. Немецкие войска под командованием фельдмаршала Кессельринга держали оборону на линии Густава и успешно отражали атаки союзников под Монте-Кассино. Британское и американское командование решило обойти линию и ударить немцам во фланг. Это позволило бы перекрыть каналы снабжения врага, вынудив его оставить Монте-Кассино, а в перспективе и всю Италию.

Двадцать второго января 1944 года 3-я пехотная дивизия армии США высадилась на пляж к югу от города Анцио, британцы в это же время высадились севернее города. Оди Мёрфи, который был уже сержантом и служил в 15-м полку 3-й дивизии, шёл во второй волне высадки объединённых американских, британских и канадских сил.

Алексей Исаев
Алексей Исаев

Высадка в районе Анцио в 1944 году стала одной из самых критикуемых операций союзников на Средиземноморском театре военных действий и даже в Европе в целом. Во-первых, десантирование осуществлялось не только с прицелом на обход линии Густава, но и с целью наступления на Рим. Это сразу привнесло двойственность в планы операции.

Во-вторых, высадка в Анцио проводилась на фоне подготовки к операции «Нептун» — то есть высадки в Нормандии, намеченной на 1944 год. Что сократило количество высадочных средств и, как следствие, численность привлекаемых для наступления войск.

Высадка проходила в тайне. К полуночи войска продвинулись на несколько миль вглубь побережья, встречая лишь незначительное сопротивление разрозненных групп немцев. Генерал-майор Лукас, командовавший операцией, приказал бойцам остановиться. Он не верил, что ему удалось достичь реальной внезапности, достаточной для флангового удара. Он решил укрепить плацдарм на берегу и дождаться подкреплений. Можно спорить, была ли эта осторожность излишней, но вскоре действительно появились крупные немецкие силы.

Алексей Исаев
Алексей Исаев

На принимаемые командирами и командующими союзников решения влиял, прежде всего, негативный опыт высадки в Салерно в сентябре 1943 года. Тогда десант был поставлен на грань катастрофы и даже эвакуации плацдарма контратаками вермахта. Это заставило пересмотреть стратегию десантных операций и с большой осторожностью относиться к идеям быстрого прорыва в глубину. Кроме того, в Анцио и Неттуно высаживались всего две дивизии с приданными частями, и расширение плацдарма грозило растягиванием этих соединений на широком фронте, что сделало бы их лёгкой жертвой достаточно сильной атаки. Конечно, технически в первый день американцы могли на джипах доехать до Рима. Но только для того, чтобы следующие 18 месяцев провести в плену.

Высадка застала нацистов врасплох, но не повергла в хаос. У Кессельринга были планы на подобный случай, и он послал на перехват новой угрозы южнее Рима 14-ю армию Эберхарда фон Макензена — да, это сын Августа фон Макензена, знакомого всем фанатам моего канала Great War.

Алексей Исаев
Алексей Исаев

Эберхард фон Макензен к 1944 году уже успел стать опытным военачальником, хотя и не такой известной фигурой, как его отец. После ряда штабных должностей он в начале 1941 года был назначен командиром III моторизованного корпуса, с которым в 1941–1942 годах ему предстояло пройти по территории Советского Союза от Буга на Кавказ. III корпус участвовал в Дубненских боях и прорывался к Киеву, замыкал котёл под Мелитополем осенью 1941 года и стоял у ворот Ростова. Позднее соединение наступало с 1-й ТА на нефтяные поля Кавказа, где осенью 1942 года Макензен сменил в должности командующего армией Эвальда фон Клейста. Тем не менее фельдмаршалом Макензен так и не стал. А в ноябре 1943 года фюрер поручил Макензену-младшему создание и руководство новой 14-й армией на севере Италии.

Нельзя не отметить, что достоверных данных разведки о грядущей высадке Кессельринг не имел, но понимал опасность обхода линии Густава десантом.

Командование союзников было разочаровано нерешительностью Лукаса.

Алексей Исаев
Алексей Исаев

Решения Лукаса относительно расширения плацдарма не противоречили общим указаниям командования и отражали опасения растянуть периметр обороны. С другой стороны, нельзя сказать, что критика в адрес Джона Лукаса как командира VI корпуса была вовсе беспочвенной. Серьёзным его промахом считается непродуманная система обороны плацдарма, когда не были захвачены тактически важные для обороны населённые пункты.

Вообще же Лукас оказался крайне противоречивой фигурой тех событий. Опытный командир, прошедший бои с немцами в Италии осенью 1943 года, — его даже прочили в командующие 5-й армией — с самого начала скептически относился к высадке у Анцио. Его хотели сместить, но менять командира корпуса незадолго до начала операции сочли неразумным.

Прошло семь дней с момента высадки, прежде чем он отдал приказ продолжать наступление. К этому моменту немцы успели укрепить позиции, так что американцы и британцы понесли тяжёлые потери. Макензен нанёс контрудар с целью сбросить высадившихся в море. И ему почти удалось добиться этого — помешало лишь отчаянное сопротивление союзников.

Алексей Исаев
Алексей Исаев

Проблема была в том, что союзники недооценили темп накопления немцами резервов. Через неделю после высадки у Маккензена было уже около 71,5 тысяч человек под Анцио против 61 тысячи человек американцев и англичан на плацдарме.

В целом сражение под Анцио было в большей степени «артиллерийским», чем «танковым». Стороны располагали примерно равным числом полевых орудий, но у союзников было больше боеприпасов, что позволяло им отбивать немецкие атаки и наносить гитлеровцам чувствительные потери.

Человек из 15-го полка, человек дела

Второго марта взвод Мёрфи занял стратегически важный перекрёсток близ Анцио. Засев в развалинах фермы, наш герой заметил дюжину панцеров, двигавшихся по дороге, и вызвал артиллерийский удар. Головной танк оказался подбит. Мёрфи застрелил одного из танкистов, но остальные скрылись, танки отступили. Когда Мёрфи вернулся в лагерь, командир приказал ему отправиться на перекрёсток вновь и уничтожить повреждённый вражеский танк.

Взвод Мёрфи, вооружённый гранатами и бутылками с зажигательной смесью, отправился под покровом ночи. Оди подполз к панцеру, но поджечь его бутылками не удалось. Гранату удалось закинуть внутрь, но взрыв привлёк внимание немецкого патруля. Бросив ещё несколько гранат в гусеницы танка, Мёрфи под вражескими пулями добежал до товарищей. За уничтожение машины с риском для жизни он был награждён Бронзовой звездой с кластером «V».

Заряжайте оружие — и в бой, в ад и обратно

Чтобы разрешить патовую ситуацию и прорвать оборону немцев, союзники пошли в наступление по всей Италии, надеясь сокрушить врага совместными усилиями.

Было разработано два плана. План «А» — «Черепаха» — предписывал после прорыва под Анцио нанести фланговый удар по силам Кессельринга и окружить их. План «Б», или «Бизон», был запасным — согласно ему, после прорыва союзники должны были идти прямо на Рим, не задерживаясь для уничтожения немецких войск.

План А

Командование настаивало на плане «А», поскольку его осуществление позволило бы, по сути, взять Италию под контроль. Двадцать третьего мая союзники ударили по всей протяжённости линии Густава, сорвав развёртывание немецких резервов. Группировка под Анцио прорвала немецкую оборону на западе, и, хотя силы союзников в центре Италии ждали удара немцам во фланг, генерал Марк Кларк внезапно остановился. План «Бизон» был слишком соблазнительным — хотя Рим не был важен стратегически, слава его завоевателей досталась бы американцам.

План Б

Адольф Гитлер приказал не оборонять Рим и объявил его «открытым городом». Непонятно, хотел ли он таким образом уберечь итальянскую столицу от разрушения или просто боялся повторения сталинградского сценария. В любом случае, Кларк направился прямиком на Рим, к удивлению и гневу союзного командования. Поэтому когда второго июня немецкая оборона рухнула, 10-я армия Кессельринга смогла отойти и избежала окружения. Она соединилась с прочими немецкими силами и продолжила сражаться. Пятого числа Кларк вошёл в Рим, взяв с собой только американских солдат, — британцев он намеренно оставил за пределами города.

Алексей Исаев
Алексей Исаев

Гитлер действительно на удивление быстро смирился с возможной потерей Рима. Вечный город стал единственной столицей, за которую войскам не приказывалось сражаться до последней возможности. Рим даже не объявили «крепостью». Кессельринг, напротив, придавал большее значение Риму как цели операций союзников в Италии. Собственно, наступление мая-июня 1944 года удалось, в частности, ввиду того, что немцы ждали ещё одной высадки и распылили ценные резервы на прикрытие побережья.

Гремят орудия, их рёв до сих пор преследует меня во снах

Оди Мёрфи завоевал славу храбреца и умелого солдата во время операции в Италии, и песня группы Sabaton To Hell and Back рассказывает о его службе под Анцио.

Ещё больше подвигов ему предстояло совершить во время сражения за Францию. К концу войны лейтенант Оди Мёрфи имел больше наград, чем любой другой американский солдат. Он собрал полную коллекцию высших наград, включая Медаль почёта и орден Легион почёта. Оди даже попал на обложку журнала «Лайф».

Евгений Башин-Разумовский
Евгений Башин-Разумовский
Эксперт по историческим вопросам

Американский орден «Легион почета» не стоит путать с орденом Почетного легиона, которым награждают во Франции. Впрочем, Оди Мёрфи имел обе эти награды.

Как и многие другие солдаты, Мёрфи так никогда и не смог по-настоящему вернуться с войны. Он стал мировой кинозвездой, сыграв самого себя в фильме «В ад и обратно», снятом по одноимённой автобиографии. Но Мёрфи страдал тяжёлым синдромом, который позже назовут «посттравматическим стрессовым расстройством». Его душа была покалечена творившимся вокруг насилием. Он видел гибель друзей, убил множество людей собственными руками и выживал в ситуациях столь жутких, что никому из нас даже представить их невозможно. Он плохо спал из-за кошмаров, которые пережил, и чувства вины, которое его терзало. Справляться в расстройством он пытался сочинением стихов. Самое известное называется «Кресты у Анцио», оно написано в 1948 году.

Соберитесь вокруг меня, друзья, и послушайте, что я скажу
О войне, о войне, о войне, где ад — на шесть футов внизу.
Вдоль берега пушки ревут — ну как тут солдату уснуть?
Мы медленно прём на Анцио, и ад — на шесть футов внизу…

Зарываемся в землю — сочащуюся кровью нейтральную полосу.
Твоей и моей, как на бойне свиней, и ад — на шесть футов внизу.
Смерть ждёт — неизбежный исход, нам не светят ни слава, ни приз.
Рядами у Анцио стоят кресты — над адом, что шесть футов вниз.

Оди Мёрфи погиб в авиакатастрофе в 1971 году, ему было всего сорок пять.

Йоаким: Около года назад я побывал на Арлингтонском кладбище под Вашингтоном. Красивое место. Ты там бывал?

Инди: Я там был, да, но очень-очень давно. А ты посетил его потому, что там похоронен Оди?

Йоаким: Да, именно. Оди покоится там.

Инди: Очень круто, что ты пришёл почтить его память, особенно в свете песни. Когда мы говорили раньше, ты сказал, что виделся с сыном Оди Мёрфи.

Йоаким: Да, он пришёл на наш концерт в Лос-Анджелесе. Он подарил нам винтажный постер фильма «В ад и обратно», это было трогательно.

Инди: Эта песня — один из самых громких ваших хитов?

Йоаким: Да.

Инди: Вы это планировали? В смысле, сразу писали её как ударный сингл или как? В смысле, стал ли её успех неожиданностью?

Йоаким: Для многих это стало неожиданностью, да. Но у меня с самого начала была идея замешать музыку из спагетти-вестерна в духе Энио Морриконе с тяжёлым металлом. Вся группа думала, что я рехнулся, но, когда мы изучали материалы для альбома Heroes, мы узнали, что этот парень, великий герой Второй мировой, был ещё и звездой вестернов.

Инди: И техасцем, как и я.

Йоаким: Да. И всё сложилось идеально. Это, наверное, песня, которой я больше всего горжусь.

Инди: Пэр, твой коллега по группе, рассказывал, что сын Мёрфи был благодарен за то, что вы не написали про него очередное кантри.

Йоаким: Да уж, он, похоже, по горло сыт кантри-балладами о своём отце.

Инди: А вы показали металл!

Йоаким: Да, порадовались его отваге, вместо того, чтобы оплакивать.

Инди: Итак, это To Hell and Back, песня об Оди Мёрфи и его подвигах под Анцио из альбома Hero.

Йоаким: И это всё на этот раз.

Инди: Увидимся через неделю на канале «История с Sabaton».

Йоаким: На сегодня всё. Не забудьте подписаться на канал История с Sabaton» и на основной канал Sabaton, также не забудьте заглянуть на каналы World War Two и TimeGhost. Вот тут вас ждут другие ролики на ту же тему, если захотите добавки. А вы захотите, я знаю. Перед тем, как попрощаться, напомню, что вы можете поддержать нас на Patreon, это помогает снимать наши видео. Спасибо вам огромное и до встречи!

Hoвости СМИ2
Подписки в соцсетях