Война

«Соскочившие»: как ветераны Вьетнама избавлялись от наркозависимости

«У нас было два мешка травы, 75 таблеток мескалина, пять марок мощнейшей кислоты…». Был бы у героя Томпсона героин — он был бы ветераном Вьетнама. Исследования показали, что 43% служивших во Вьетнаме употребляли наркотики, и власти США всерьёз опасались их возвращения. Но случилось чудо — вчерашние военные избавились от наркозависимости. Как? Сейчас расскажем.
Фарид Мамедов
  • 5.3K
  • 24
  • 8
  • 223

«Босс, всё пропало, это не армия, а помесь наркопритона с борделем!». Паника конгрессменов проняла даже циничного Ричарда Никсона.

В 1971 году политиков как раз послали во Вьетнам выяснить на месте, не злоупотребляет ли наркотой бравая американская армия. Дескать, СМИ ещё и не то выдумают, истерички чёртовы, но проверить не помешает. И вот теперь почтенные отцы нации в ужасе рапортовали: каждый десятый, если не каждый шестой джи-ай засаживает дурь как не в себя.

«Неужели не соврали?» — удивился Никсон и распорядился создать особый комитет для решения проблем с наркоманией в воюющей армии.

(Источник фото)

В 1970-е годы в американских городах среди молодёжи проще было найти девственника, чем некурящего травку и не вмазывающего себе кайф по вене. Выпускать в эту среду еще и прошедших боевую выучку наркоманов? Получить у себя дома второй Вьетнам?

Ну уж нет! Армия должна вернуться домой чистой, как инструмент проктолога.

Первым советником Белого дома по наркополитике и куратором новой программы стал назначенец Никсона доктор Джером Яффе, человек в медицинской среде очень известный. Исследовать проблему наркомании среди бойцов он поручил доктору Ли Робинс. Ведь, несмотря на свою молодость, она была чуть ли не единственным специалистом в США, кто в конце 1960-х проводил социологические исследования среди наркоманов.

Что же нам делать с обдолбанными морпехами?

Исследование выявило весьма неприглядную картину. До отправления домой 43% служивших во Вьетнаме употребляли нарковещества. Далеко не всегда это был героин, но его хотя бы раз употребляли 34% солдат. Из тяжёлых наркотиков чаще всего использовали опиум (38%), барбитураты и амфетамин (по 20%). А уж марихуаной баловались все.

Поскольку именно героин считался самым страшным наркотиком, Робинс пристально изучила его потребление. И тут выяснилось нечто неожиданное. Основная масса солдат скуривала косяки с веществом. Примерно каждая пятая доза — снюхивалась. И только 9% употребляемого героина кололи в вену.

Героинозависимые солдаты в специализированном центре в Лонг Бине, Вьетнам, в августе 1971-го (фото: Нил Улевич)

Позже это часто объясняли тем, что во Вьетнаме наркотик был 90-процентной очистки, а вот в Штатах — только 10-процентной. Поэтому, мол, в США его колют, а не курят. Про крэк тогда ещё ничего не знали.

Чтобы отловить всю эту публику, армия обязала каждого военного сдать мочу на анализ: помочился в банку — выполнил долг перед Родиной.

Пробы оказались положительными примерно у 1400 солдат из 13280 возвращавшихся из Вьетнама. Всех погоревших на наркоте отправляли на недельный сеанс детоксикации в военный госпиталь. Однако, как убедилась Робинс, около половины заядлых наркопотребителей спокойно обошли армейский тест, весьма несовершенный по нынешним меркам. Так что часть из них синдром отмены накрыл прямо в небе. Забойный, должно быть, был перелёт.

А дальше случилось невероятное. Уже через восемь-двенадцать месяцев после прибытия домой 96% солдат-наркоманов либо резко завязывали с приёмом запрещённых веществ, либо настолько сильно снижали дозу, что даже их родные не могли ни о чём догадаться.

Через три года картина несколько изменилась: теперь 94% пребывали либо в завязке, либо на минимальной дозе, а 2% всё же покатились вниз по социальной лестнице. Итого лишь 6% из всех употреблявших во Вьетнаме оказались устойчивыми наркоманами. Они зачастую становились бездомными, и их существование сводилось к мелкому воровству ради дозы.

Реабилитационный центр для героинозависимых ветеранов (источник фото)

Много ли это или мало? В медклиниках прекрасным результатом считалось 20% завязавших, больше просто никому не удавалось вылечить. А здесь сходу 96% — разница чуть ли не в пять раз! И это при том, что только 3% солдат вообще обращались в военные клиники для лечения наркомании — основная масса умудрилась справиться с проблемой своими силами.

Это какая-то фантастика!

Любая задача имеет простое, лёгкое для понимания, неправильное решение

Результаты исследования доктора Робинс привели научное сообщество в замешательство. Что значит «вылечились сами»?! Как это возможно? Вы сдурели что ли — это же тяжёлая болезнь с постоянными рецидивами! Наркоман — пожизненное клеймо, вылечиться нельзя!

Тут же были высказаны предположения, что американские военные просто решили обелить себя таким хитрым способом и все исследования — враньё. Тщательное журналистское исследование показало обратное. Сообщаемые факты правдивы, живите с этим как хотите.

Тогда медики предположили, что употребление в войсках и на гражданке — вещи принципиально разные. Дескать, военные наркотиками снимали стресс, а гражданские злоупотребляют для потехи.

Однако оказалось, что военные кололи героин или глотали барбитураты сугубо ради своего удовольствия. А многие — так и вообще от скуки.

Тогда медсообщество предположило: солдаты не знали, где купить героин; не привыкли его себе колоть; не могли его себе позволить, поскольку на родине он стоил дороже. Однако и тут вышел полный облом. Солдаты, наоборот, рассказывали, что прекрасно знали, где купить героин. Цена их не особо смущала: часть тех, кто был наркоманом ещё до призыва, после Вьетнама опять взялась за старое. А что касается способа применения — коловших героин во Вьетнаме было в 1,5-2 раза больше, чем наркоманов среди ветеранов через три года после начала исследований. Короче, и этот аргумент оказался неубедительным (таковым он до сих пор остаётся — даже в 2016 году находились исследователи, которые хоть и оценивали работу Робинс очень высоко, всё равно мусолили способ употребления и цены за дозу).

Объяснения же самих солдат были гораздо более прозаичными.

Что может человек в необычной ситуации?

От смертельно опасной привычки солдаты избавлялись под давлением семьи и знакомых. Они боялись загубить свою жизнь. Для многих карьера на гражданке была сама по себе ценной возможностью — правительство запустило программу социальной адаптации ветеранов, многим из которых не было и 24 лет. Вчерашние военные поступили в колледжи и университеты, нашли работу и до одури боялись скатиться на дно.

Групповая терапия для ветеранов-бывших наркоманов (источник фото)

Отвращение и неприятие образа жизни маргинальных слоёв общества, в первую очередь наркоманов, сыграло в избавлении от употребления наркотиков огромную роль. Многие даже меняли свои привычные маршруты, лишь бы не встретиться по дороге домой или на работу с дилерами: меньше соблазнов — больше вероятность обойтись без дури. К помощи врачей обратилось лишь ничтожное количество тех, кто завязал с наркотиками.

Конечно, такое чисто психологическое объяснение ликвидации феномена, который правительство рассматривало как «угрозу номер один общественному здравоохранению», обескуражило медиков. Любой наркотик вызывает сильнейшую зависимость на физиологическом уровне. Кажется нереальным вылечить это просто так, самостоятельно.

Однако ряд исследований, проведённых в 1980-х, 1990-х и 2000-х годах, подтвердил правоту Робинс. Оказалось, что, если лишить наркоманов доступа к веществам, помочь им пережить синдром отмены и оказать нужное психологическое воздействие, число завязавших будет больше, чем у прошедших медицинское лечение.

Алкоголь в малых дозах полезен в любом количестве

Однако во всём этом есть один хитрый момент, который не стоит упускать. Ещё Робинс установила: многие призывники подсели на наркотики только потому, что в армии была запрещена продажа алкоголя до 21 года. «Совершеннолетние» практически не употребляли тяжёлые наркотики — им и так всё было офигенно. Напротив, вынужденные трезвенники и умеренно пьющие, кому спиртное перепадало лишь контрабандой, при первой же возможности обдалбывались опиумом или героином. Так что не исключено, что вернувшиеся домой солдаты попали во власть зелёного змия. Тем более, что число алкоголиков среди ветеранов кратно выросло.

«Но ведь бухать — это совсем другое дело!». Всегда можно организовать весёлую компанию и «отдохнуть» после работы — и никакой стигматизации. В худшем случае родные запихнут в группу анонимных алкоголиков. Ведь алкоголизм — это нечто давно привычное, а что привычно, то не страшно.

Отцы нации и сами закладывали за воротник, а Никсон так вообще мог перепить кого угодно.

Других причин, почему прекратилась наркоэпидемия в американских войсках после Вьетнама, не найдено до сих пор. В лучшем случае считается, что это был такой аномальный случай, в худшем — что и эпидемии никакой не было.

Hoвости СМИ2
Подписки в соцсетях