Война

Японский шифр на передовице: как свободная американская пресса раскрыла военную тайну

Когда дело касается военной журналистики, часто бывает очень трудно определить тонкую грань, отделяющую вполне объяснимую погоню за сенсацией от работы на врага. В 1942 году в «Чикаго Трибьюн» вышла статья, раскрывавшая ни много ни мало военную тайну. О громком скандале, не имевшем последствий, — в нашем материале.

Николай Колядко
  • 3.2K
  • 31
  • 11
  • 100

Флот знал, и вы знайте

Седьмого июня 1942 года Америка праздновала свою первую победу в продолжавшейся уже более полугода войне — разгром японского авианосного соединения у атолла Мидуэй. Однако тем, кто обеспечил эту победу, было не до праздников. Причиной стала небольшая статья под броским названием «Флот знал план морского удара джапов», опубликованная одной из ведущих американских газет «Чикаго Трибьюн» и сразу же перепечатанная рядом других изданий.

Первая страница газеты «Чикаго Трибьюн» за 7 июня 1942 года

«Нормальные» читатели, скорее всего, сочли её обычной «диванной аналитикой», пропустивший статью военный цензор тоже не увидел ничего предосудительного.

Но вот у тех очень немногих, кто знал действительное положение вещей, волосы под фуражками встали дыбом.

В статье был приведён состав японских соединений, причём в таких деталях, что это могло означать только одно: на очень высоком уровне произошла утечка критически важной информации.

Японский шифр JN-25

Проблема была в том, что командование ВМС США действительно «знало план джапов».

Это стало возможным благодаря радиоразведке флота, взломавшей японский шифр JN-25. В условиях, когда США на Тихом океане столкнулись с противником, превосходящим их не только количественно, но зачастую ещё и качественно, эти разведданные были чуть ли не единственным оставшимся козырем. Именно они помогли свести «вничью» сражение в Коралловом море, а месяц спустя превратить японскую ловушку в районе Мидуэя в разгром самих японцев.

Фрагмент страницы «Кодовой книги D», как на самом деле назывался шифр «JN-25»

А теперь этот источник бесценной информации оказался под угрозой. Настолько детальный состав сил противника невозможно было получить средствами тактической разведки. Так что попади эта статья на глаза кого-то в Японии, кто тоже знал действительное положение вещей, он без труда сложил бы два и два и вычислил источник утечки. А далее достаточно было просто поменять шифры.

В тот же день «на ковёр» к Главкому ВМС США адмиралу Эрнесту Дж. Кингу срочно вызвали начальника разведуправления ВМС и его заместителя, отвечавшего за Дальний Восток. Поскольку автор статьи ссылался на некий «надёжный источник в военно-морской разведке», то офицеры с порога узнали много новых слов как о своём управлении, так и о себе лично. Но они уже успели провести быстрый анализ документов и по ошибкам в названиях кораблей вычислили: источником данных была секретная радиограмма главкома Тихоокеанского флота адмирала Честера У. Нимица. То есть утечка произошла не у них в Вашингтоне, а на Тихом океане.

Оригинал той самой злосчастной радиограммы главкома ТФ США от 12:21 31 мая 1942 года

Военно-морской бардак

Автором статьи оказался военный корреспондент «Чикаго Трибьюн» Стэнли Джонстон. Во время сражения в Коралловом море он находился на борту авианосца «Лексингтон», а после гибели корабля 8 мая 1942 года был подобран вместе с остальными выжившими членами экипажа и вместе с ними отправлен в Штаты на борту транспорта «Барнетт». После прибытия моряков фактически поместили в карантин, дабы не болтали лишнего. В то время как гражданский Джонстон спокойно уехал в свою редакцию.

Как вскоре выяснилось из допросов моряков с «Лексингтона» и «Барнетта», старшие офицеры погибшего авианосца настолько живо интересовались новостями с фронта, что убедили радистов транспорта принимать шифрованные сообщения, которые были адресованы не их кораблю. Что прямо запрещалось десятком инструкций. В результате они спокойно читали все радиограммы с грифом «совершенно секретно» и не видели в этом ничего предосудительного.

Фрагмент списка пассажиров войскового транспорта «Барнетт»

А некоторые ещё и держали расшифровки в своих каютах, зачастую оставляя просто на столе, что нарушало ещё десяток инструкций. Среди таких моряков был и старший помощник командира «Лексингтона» капитан 2-го ранга Мортон Т. Селигмэн. Его соседом по каюте оказался тот самый корреспондент Стэнли Джонстон — с ним офицер подружился во время последнего похода авианосца.

Ответ на вопрос «кто виноват?» был найден. Но оставался вопрос «что делать?».

Казнить нельзя помиловать

Тем временем «тихий скандал» добрался до самого верха. Президент США Франклин Д. Рузвельт рвал, метал и жаждал крови. Благо согласно «Акту о шпионаже» от 1917 года, виновным в утечке вполне можно было впаять вплоть до 30 лет или даже «вышку». Но флот оказался в дурацком положении. По-хорошему, под трибунал следовало отправить всех старших офицеров «Лексингтона», организовавших этот военно-морской бардак на «Барнетте». Тех самых, которых только что объявили героями и представили к высоким наградам.

Капитан 2-го ранга Мортон Т. Селигмэн

И проблема была даже не в наградах, а в том, что такие трибуналы значительно увеличили бы количество людей, которые бы уже не подозревали, а точно знали: радиоразведка взломала и читает японские шифры.

В результате адмирал Кинг, жаждавший крови не меньше Рузвельта, вынужден был ограничиться сакраментальным «никогда ты не будешь майором» (в смысле, капитаном 1-го ранга) в адрес непосредственного виновника, капитана 2-го ранга Селигмэна. Вместо повышения в звании и своего авианосца тот был отправлен командовать тыловой авиабазой.

С гражданским виновником обстояло ещё хуже. В ходе расследования выяснилось, что бардака хватало и в Пёрл-Харборе. Там не смогли обнаружить никаких документов об аккредитации Стэнли Джонстона. То есть гражданский журналист находился на боевом корабле в зоне боевых действий, не подписав предупреждение об ответственности за разглашение секретных данных. И ему крайне сложно было предъявить формальное обвинение, так как он не был официально, под роспись, ознакомлен с тем, что является секретным, а что нет.

Героический корреспондент «Чикаго Трибьюн» Стэнли Джонстон гордо позирует с фотографией горящего авианосца «Лексингтон» в руках

Однако Рузвельт решил не мелочиться и пустил в ход «тяжёлую артиллерию» — представлять гособвинение было поручено ни много ни мало бывшему генпрокурору США. Но в сложившихся обстоятельствах для запуска процесса требовалось предварительное расследование с участием так называемого большого жюри присяжных. Что также автоматически увеличивало круг людей (на этот раз вообще гражданских), посвящённых в одну из главных государственных тайн страны.

Опять вставал вопрос «вам шашечки или ехать?»

Что важней, покарать отдельно взятого безответственного идиота или сохранить в секрете возможности радиоразведки?

А в дело вмешивалась ещё и политика. «Чикаго Трибьюн» была одним из главных рупоров крайних республиканцев — политических противников Рузвельта. И уже после первого допроса Джонстона газета развернула кампанию о «гонениях на героического репортёра, который всего лишь честно выполнял свой журналистский долг».

В результате было решено тоже спустить всё на тормозах.

Стэнли Джонстон и главный редактор «Чикаго Трибьюн» Дж. Лой Мэлони (слева) после допроса в министерстве юстиции. Обратите внимание на глубокое раскаяние на лицах

Эпилог

К счастью для американцев, в Японии этот скандал не заметили от слова «совсем». И нам остаётся только гадать, что случилось бы, если б императорский флот всё-таки устроил радикальную замену своих шифров. Во сколько кораблей, самолётов и тысяч жизней обошлась бы Соединённым Штатам преступная халатность нескольких офицеров, помноженная на глупость и беспринципность одного журналиста в его погоне за сенсацией.

Hoвости СМИ2
Подписки в соцсетях