Исторический наброс

Так себе борьба: почему англичане тонули при Фолклендах?

В боевые корабли частенько прилетают неприятные «гостинцы» от противника. Пожары и затопления требуют немедленных действий, от которых зависит, уцелеет ли вообще ваш флот. В 1982 году у англичан с этим были явные проблемы.
Кирилл Копылов
Фото: IWM
  • 6.8K
  • 37
  • 14
  • 354

Свистать всех наверх!

Внезапный захват Аргентиной британских Фолклендских островов стал крайне неприятным сюрпризом для королевства. Оставить эту наглость без ответа изрядно подряхлевший британский лев не мог, но воевать предстояло совсем не там, где англичане собирались последние 37 лет, не с тем противником, да ещё и без прямой поддержки и помощи союзников по НАТО. Ожидать, что огромный американский флот с его ордой боевых, десантных и вспомогательных кораблей подаст руку помощи, не приходилось.

Впервые со Второй мировой британцам предстояло самим отправлять оперативное соединение и десантные силы во враждебные воды.

Аргентинцы не собирались поднимать руки вверх, едва завидев «Юнион Джек» на горизонте. Их надводные корабли в бой не вступили, а подводники провели лишь пару неудачных атак (и потеряли одну субмарину), но авиация задала англичанам жару. Аргентинские лётчики умело атаковали, с самоубийственной смелостью действуя на пределе возможностей своей техники.

Число попаданий в британские корабли росло как на дрожжах.

Королевскому флоту ещё крайне повезло, что немалое количество попавших прямо в корабли бомб не разорвалось. В этом часто обвиняют неправильную тактику аргентинцев и недостатки в подготовке лётчиков. Но лучше всего об этом высказался британский военный пилот, скуадрон лидер (на наши деньги — майор. — Прим. ред.) Джерри Пук, в то же самое время игравший в смертельные кошки-мышки с аргентинской ПВО, поддерживая сухопутные силы в боях на острове.

Фрегат «Плимут», перенёсший пять аргентинских атак (фото: IWM)

«Рассуждать о неправильной аргентинской тактике могут только диванные стратеги, не знающие, что такое война, и каково это — прорываться к противнику сквозь истребители, зенитные ракеты и артиллерийский огонь на скорости 700 футов в секунду с единственным желанием — попасть в цель. Если ты промахиваешься, то получается, что с тем же успехом ты мог вообще никуда не летать. Бомба, „неправильно“ попавшая в корабль и невзорвавшаяся, в сто раз лучше „правильно“ сброшенной и взорвавшейся в ста метрах от цели».

Почти при любом аргентинском попадании у англичан начинались крупные проблемы.

Покинуть корабль!

Двадцать третьего мая 1982 года в английский фрегат «Антилоуп» прилетело две бомбы, а сбитый аргентинский «Скайхок» повалил грот-мачту. Одна из бомб попала по левому борту ближе к носу, вторая проделала круглую дыру почти ровно под трубой. Обе они не взорвались. Даже невзорвавшиеся бомбы — это крайне неприятно. Они делают дыры в бортах, проламывают палубы и переборки, в процессе перебивая кабели, трубопроводы и выводя из строя оборудование. Что ещё хуже — никогда не ясно, передумали бомбы взрываться или просто решили взять паузу.

Фрегат «Антилоуп» после атаки аргентинских ВВС (фото: IWM)

Фрегат отошёл в более спокойные воды, а на борт поднялись сапёры. Дальше началась цепочка странных событий. С сапёрами (представителями армии) не обговорили никакого общего плана действий, не провели никакого инструктажа относительно корабельных систем, расположения погребов боезапаса и текущего состояния корабля. Экипаж, до этого находившийся по боевым постам в состоянии полной готовности, вывели на верхнюю палубу, и большая его часть собралась в районе ангара и вертолётной площадки в корме.

Никакого плана на случай взрыва у командира корабля не было, аварийные партии фактически распустили.

К сожалению, попытка обезвредить бомбу, попавшую в середину корабля, кончилась взрывом, вызвавшим гигантский пожар. Поскольку весь экипаж собрался на верхней палубе, было невозможно предпринять какие-либо немедленные меры. Сначала пришлось преодолеть панику и неразбериху, на ходу пытаясь собрать аварийные партии. Дальше борьба за живучесть кончилась, даже толком не начавшись.

Взрыв на фрегате «Антилоуп», вызванный попыткой обезвреживания аргентинской бомбы (фото: IWM)

Из-за сильного задымления и потери электроэнергии попасть обратно во внутренние помещения корабля оказалось затруднительно, а растерянность среди команды привела к тому, что даже имеющиеся возможности все проигнорировали. Вспомогательные источники питания, пожарные насосы никто не использовал. Попытки изолировать повреждённую часть главной пожарной магистрали и восстановить в ней давление не предпринимались. Единое руководство отсутствовало, и не было никаких попыток его восстановить.

В итоге, когда пожар начал подбираться к погребу зенитных ракет, команда быстро покинула корабль. Выгорев и переломившись, он подарил нам одну из самых известных фотографий конфликта.

Тонущий фрегат «Антилоуп» (фото: IWM)

Не менее драматично события развивались и на систершипе «Антилоуп» — фрегате «Ардент».

«Ардент» стал жертвой двух последовательных атак аргентинцев, добившихся нескольких попаданий в корму корабля. И если после первой атаки с начавшимися пожарами худо-бедно справлялись («Ардент» считался одним из самых хорошо подготовленных кораблей на всём флоте), то вторая атака поставила в борьбе за живучесть жирную точку. Аварийные партии понесли крупные потери, а заменить их было некем. Дым быстро распространился по всему кораблю, и никаких мер по борьбе с этим предпринято не было. Опять вышла из строя пожарная магистраль. Руководство пропало и больше не появилось.

Пожар быстро вышел из-под контроля, а дальше — опасность взрыва погребов, оставление судна и его гибель.

Оставление фрегата «Ардент» после эвакуации личного состава (фото: IWM)

Совсем плохо было дело на танкодесантных кораблях. «Сэр Галахад» получил три бомбы, ни одна из которых не взорвалась, «Сэр Тристан» — тоже три, но одна сдетонировала. Оба корабля выгорели дотла. Последующий разбор показал, что на обоих танкодесантниках никакой борьбы за живучесть, даже самой элементарной, не было.

Эвакуация личного состава с горящего десантного корабля (фото: IWM)

Абсолютным примером британских проблем стала самая первая жертва войны — эсминец «Шеффилд». Он был одним из немногих, получивших в этой войне противокорабельную ракету, — это был французский «Экзосет». Вопрос, взорвалась ли боеголовка ракеты или всё началось c воспламенившегося ракетного топлива её двигателя, в свете последующих событий представлял лишь академический интерес. Пожарная магистраль была перебита — её так и не восстановили. Пожарные насосы долго не могли запустить, а вспомогательные насосы не заводились. Корабль быстро наполнился дымом, и после оставления мостика управление борьбой за живучесть было потеряно.

Эсминец «Шеффилд» после попадания ракеты «Экзосет», выпущенной с аргентинского самолета с расстояния в 6 миль (фото: IWM)

Дальше сами понимаете — погреба и эвакуация.

Грустные выводы

По итогам войны британцы начали искать ответы на два извечных русских вопроса: «Кто виноват?» и «Что делать?».

Выводы получились довольно грустными для Королевского флота.

Во-первых, была серьёзна недооценена опасность пожаров на современных боевых кораблях. В то время, как американцы получили горький опыт в виде пожаров на «Белкнапе» или «Форрестоле», британцы жили в счастливой уверенности, что боевой корабль, оснащённый автоматическими системами пожаротушения (которые в реальной обстановке ни разу не сработали), так ярко, как во Вторую мировую, гореть не может — несмотря на то, что количество горючих материалов на кораблях выросло в разы.

Фрегат «Ардент» после атаки аргентинских ВВС (фото: IWM)

Во-вторых, системные проблемы обнаружились в подготовке экипажей. Борьбе за живучесть почти никого не учили, а если и учили, то шаблонно и формально. Нехватка людей и большая текучка кадров приводили к тому, что экипажи часто состояли из минимально подготовленных моряков, на обучение которых не было ни времени, ни сил, ни возможностей. Кроме того, сам вопрос борьбы за живучесть оказался в низком приоритете. Инженерная часть считала, что её главная забота — «ход и ток», остальные же офицеры больше занимались кораблевождением и оружейными системами.

Мало кто на корабле представлял, как же правильно бороться с пожарами и затоплениями, используя имеющиеся средства.

Наконец, сказалась и традиционная британская «экономия на спичках». Аварийного имущества было мало, за ним совсем не следили, а то, что было, высоким качеством не отличалось. В итоге в час нужды оказывалось, что на борту лишь одна автономная помпа, да и та плохо работает или отрезана пожаром в другой части корабля. Плюс вечные проблемы с дыхательными аппаратам: их то не было в достаточном количестве, то они не работали, то быстро заканчивались кислородные баллоны. В сочетании с неумением бороться с дымом это приводили к тому, что личный состав просто покидал задымлённые отсеки. Не хватало специальной экипировки и инструмента.

Эвакуация личного состава фрегата «Ардент» во время пожара (фото: IWM)

К счастью, после 1982 года британцы ни разу не имели возможности выяснить, пошли ли им на пользу уроки войны за Фолкленды.

Автор благодарит Владимира Якубова за помощь в создании статьи.

Hoвости СМИ2
Подписки в соцсетях