Война

Бессмысленно и преступно: как погибли австралийские кавалеристы Первой мировой

В австралийском фильме «Галлиполи» герой Мэла Гибсон отчаянно бежит через окопы, чтобы остановить бессмысленную атаку, но опаздывает — и погибает его лучший друг. Что в реальности стояло за драматичным финалом фильма?
Кирилл Копылов
Фото: IWM
  • 6.8K
  • 22
  • 3
  • 301

Кто с доблестью дружен, тем довод не нужен

Август 1915 года должен был стать моментом последнего и решающего броска союзников на Галлиполийском полуострове. На стол выкладывались все имеющиеся козыри, чтобы вырваться с занимаемых с весны тесных плацдармов, приблизиться к турецким фортам, перекрывающим проливы, и открыть флоту дорогу на Константинополь.

Англичанам предстояло провести отвлекающие атаки с плацдарма вокруг мыса Геллес и устроить ещё одну высадку в районе бухты Сувла. Австралийцы по плану вырывались со своего крошечного и простреливаемого со всех сторон пятачка, захватив ряд стратегически важных высот и сомкнув фронт с высаживающимися британцами.

Начиная с высадки 25 апреля, АНЗАК (Австралийский и Новозеландский армейский корпус) отчаянно отбивался от турок. Ранее все попытки прорваться предпринимались с английского плацдарма на другой стороне полуострова. Однако теперь всё должно было поменяться.

(Фото: IWM)

План прорыва, разработанный британскими генералами во главе АНЗАК — Бердвудом и Скином, — был чрезвычайно сложным. Шестого августа во второй половине дня должна была начаться отвлекающая атака на высоту «Лоун Пайн» на правом фланге. Той же ночью трём бригадам (австралийской, новозеландской и индийской) предстояло смести турецкие аванпосты на левом фланге, проходившем по крайне пересечённой местности, и в темноте пройти по ущельям, чтобы на рассвете захватить высоты вдоль хребта Сари Баир и «шпоры» (гряды) Абдул Рахман. Кроме того, после захвата высоты Чунук Баир новозеландцам надо было повернуть направо и очистить высоты к югу, соединившись с одновременно атакующими с главного плацдарма частями.

В зависимости от вкуса этот план можно назвать либо смелым, амбициозным и призванным растянуть силы турок и нанести мощный удар по слабому месту, либо оторванной от реальности серией тычков, которые невозможно провести хоть сколько-нибудь скоординировано.

Командир батальона гуркхов майор Аллансон, которому со своими непальцами предстояло покрыть по ночным горам немалое расстояние, а утром выбить турок с «Высоты Q», задавался вопросом: «Что бы сделали с курсантом, который предложил подобный план на выпускных экзаменах в военном училище?».

В атаку уходит неистовый полк

Первая мировая вообще была плохим временем для кавалеристов. Австралийских всадников спешили, отправили на полуостров простой пехотой и выдали в руки лопаты. Скакать на Галлиполийских полях сражений было некуда, а вот в пехоте все нуждались как никогда.

(Фото: IWM)

Третья австралийская кавалерийская бригада ранним утром 7 августа должна была атаковать через узкий участок хребта шириной в три теннисных корта. Предполагалось, что к началу их атаки сосед справа уже решит вопросы с фланкирующими турецкими пулемётами, а новозеландцы нанесут удар по туркам с тыла. От австралийских до турецких окопов на этом участке было около 30 метров.

Уже за час до броска командованию АНЗАК стало понятно, что план летит к чёрту.

Три обходящие бригады блуждали всю ночь в темноте по горам, и ни один из их батальонов даже не вышел утром к высотам. Атаки с главного плацдарма решили не отменять, просто теперь они стали бы не встречным ударом, а отвлекающим, чтобы дать обходящим турок бригадам больше времени на сборы.

Сосед кавалеристов справа тоже не справился со своей задачей и не снял угрозу фланкирующего огня. Тем не менее, 3-я кавалерийская бригада готовилась к атаке. Примерно шести сотням её бойцов предстояло наступать четырьмя волнами: первые две из состава 8-го полка, а вторые — из 10-го.

В 4:00 началась артиллерийская подготовка, по общему впечатлению слабая и бессистемная. Огонь артиллерии должен был продолжаться до 4:30, после чего пехоте предстояло пересечь узкую нейтральную полосу и ворваться в турецкие окопы.

(Фото: IWM)

Внезапно, в 4:23, огонь прекратился. Среди австралийских офицеров повисло недоумение и растерянность. Что происходит? Артиллерия взяла паузу? Или они без предупреждения закончили раньше?

Пока австралийцы размышляли, турки вышли из укрытий и заняли места у парапета. В 4:28 стало явно видно, что они готовы к бою. В 4:30 первая волна 8-го полка во главе с командиром, подполковником Уайтом, вышла из окопов. Практически сразу их расстреляли турки. В 4:40 вторая половина полка вышла из окопов. С ней произошло то же, что и с первой волной.

Командир 10-го полка подполковник Бразье, осознав положение, ринулся в штаб бригады и спросил разрешения прекратить атаки. Командира бригады генерала Хьюза в штабе не было — в самом начале атаки он ушёл наблюдать из передовых окопов, и никто не знал, где он сейчас. Начальник штаба полковник Антилл сообщил Бразье, что с наблюдательного пункта видели солдат из первых волн, входящих в окопы, а значит, нападение оказалось частично успешным. К тому же у них был ясный и чёткий приказ атаковать и захватить турецкие окопы.

Несмотря на все аргументы, Бразье приказали продолжить атаку.

В 4:45 из окопов вышла третья волна. Многие бойцы падали и прятались за телами убитых сразу после первого броска, но потери всё равно были огромными.

Только в 5:10 нашедшийся Хьюз через Антилла приказал Бразье прекратить наступление. Но этот приказ дошёл не до всех, и часть финальной четвёртой волны вышла из окопов с предсказуемым результатом.

(Фото: IWM)

Восьмой полк потерял 234 человека из 300, 10-й — 138 из 300. 

Никто из атаки живым не вернулся

В австралийском взгляде на Первую мировую всегда присутствует чванливый и холодный британский офицер, который, не дрогнув моноклем, отправляет на смерть австралийцев. Но в данном случае бóльшая часть участников кровавой драмы сами были австралийцами, проявившими высочайший уровень некомпетентности. Полковник Уайт совершил, несомненно, смелый поступок, поставив себя впереди атакующей цепи, но скоро такие эскапады начали запрещать, поскольку командир должен руководить, а не лезть вперёд.

Погибнув в первые секунды, он никак не смог бы повлиять на ситуацию.

Бразье не нашёл в себе силы приказать своим людям остановиться, а побежал в штаб. Генерал Хьюз просто пропал в решающий момент, полностью утратив контроль над ситуацией. Полковник Антилл упёрся в приказ и для гарантии прикрылся путанными сообщениями от наблюдателей. До сих пор точно не известно, прорвался ли кто-то из бойцов 8-го полка через свинцовую метель в турецкие окопы. По одним данным, никто не ушёл дальше, чем на 20 метров от своих позиции, по другим — трое или четверо бойцов всё-таки добежали и погибли в турецких траншеях.

Все четверо командиров, фактически пославших людей на гибель, были австралийцами.

Следует также заметить, что в соседней 1-й кавалерийской бригаде после первой неудачной волны командир одного из полков отказался посылать людей дальше, а командир бригады поддержал его решение и передал в вышестоящие штабы, что прекращает бесполезные атаки.

В 3-ей бригаде сделать то же самое не решился никто.

(Фото: IWM)

Большая часть убитых так и осталась на поле боя. Их кости (несмотря на то, что турки уже возвели рядом свой мемориал) так и лежали на земле в 1919 году, когда австралийцы приступили к похоронам.

Кладбище заняло практически всё бывшее поле боя, повторяя его контуры и размер.

История этой бойни глубоко укоренилась в австралийской культуре и занимает в ней место, которое «атака лёгкой кавалерии» занимает в английской. Бессмысленное и преступное убийство солдат некомпетентными командирами. Этот эпизод стал центральным в фильме «Галлиполи» 1981 года и современного сериала, снятого к столетию битвы, где эти события показали трагично, хотя и не особо точно.

Австралия будет помнить об этом всегда.

Hoвости СМИ2
Подписки в соцсетях