Железо

Делали, да так и не сделали: американская эпопея с мобильными ракетными комплексами

В наземную компоненту российской ядерной триады входят ПГРК — подвижные грунтовые ракетные комплексы. Их называют «не имеющими аналогов», ими гордятся. Но в 80-е у США были все шансы получить свои мобильные установки — на порядок лучше наших. Что же пошло не так и почему ничего не вышло?

Юрий Кужелев /
10K
32
46
106

В наземную компоненту российской ядерной триады входят ПГРК — подвижные грунтовые ракетные комплексы. Их называют «не имеющими аналогов», ими гордятся. Но в 80-е у США были все шансы получить свои мобильные установки — на порядок лучше наших. Что же пошло не так и почему ничего не вышло?

Броня против подвижности

Вопросу защищённости ядерных сил в СССР всегда уделяли больше внимания, чем в США. Оно и логично: Северную Америку прикрывала мощнейшая система ПВО NORAD, а появившиеся межконтинентальные баллистические ракеты (МБР) были слишком неточными. Попасть по городу — всегда пожалуйста, а вот с ракетной шахтой уже были проблемы.

Другое дело ракеты средней дальности. Но они до США просто не долетали. А вот до СССР с территории, например, Турции или даже ФРГ — вполне. Их точности могло хватить если не на прямое попадание и уничтожение шахты, то хотя бы на её выведение из строя.

В 60-х американцы исследовали вопрос железнодорожного базирования МБР «Минитмэн» и признали его бессмысленным

Если уже не спасает броня, поможет мобильность. Подвижные ракетные комплексы надо сначала найти и поймать, а уже потом пробовать сломать. МБР для такого дела, как и ракеты средней дальности, не очень подходят. Вот и шли в СССР ещё с 60-х годов работы над ПГРК (подвижный грунтовый ракетный комплекс).

До поры до времени в США на это дело посматривали в разрезе «как эти мобильные установки уничтожить», даже не думая о копировании. Максимум велись исследования по мобильным ракетным комплексам для базирования в Европе. Но уже к середине 70-х годов ситуация стала меняться.

Внешний вид первого советского ПГРК «Темп-2С» неизвестен по сей день. Есть только ретушированные фото и реконструкции сомнительной достоверности

Росла точность МБР, росла и точность баллистических ракет подводных лодок. Теперь её хватало не только на снос городов, но и для достаточно уверенного поражения ракетных шахт. В США это также наложилось на противостояние ВВС и флота. Последние, проиграв первый этап ядерной эры стратегическим бомбардировщикам, наверстали упущенное уже с подлодками, которые были великолепно защищены от удара противника. ВВС требовалось им чем-то ответить, и именно тогда возник реальный интерес к ПГРК. Их впервые стали проектировать в рамках программы ракеты МХ (которая в будущем получила заслуженное наименование «Миротворец»).

Мобильный миротворец

Ракету МХ маленькой назвать нельзя никак. На фото прототип транспортёра для случайного перемещения ракет между шахтами, один из вариантов базирования МХ

Базирование МХ — тема достойная отдельного разговора.

Было проработано более 50 вариантов: от размещения на дирижаблях и подводных ракетных базах до шахт в небоскрёбах и маскировки ракет под грузовики.

Не обошли вниманием и мобильные ракетные комплексы.

Перед проектированием американские военные и инженеры изучили советский опыт. И, хотя в целом идея ПГРК признавалась крайне интересной, советскую их реализацию сочли неудовлетворительной.

Большие пусковые установки с высоко расположенным центром тяжести были очень уязвимы — даже не самый близкий ядерный взрыв имел все шансы перевернуть машину. Никакой защиты у отечественных комплексов также не было, что ещё больше снижало выживаемость. Отрицательно оценивалась и манёвренность машин. В итоге решили прямо советский опыт не копировать, а пойти своим путём.

Рассматривался вариант базирования МХ на переоборудованных десантных судах на воздушной подушке, которые курсировали бы по рекам и прибрежным водам, иногда выходя и на сушу

За создание ПГРК взялись две фирмы — «Боинг» и «Белл». Первые проектировали достаточно обычную машину. Многоосное шасси, поднимаемый транспортно-пусковой контейнер для ракеты. Главное отличие от советского варианта было в форме — в поперечном разрезе ПГРК представлял собой трапецию. Эту форму выбрали из-за максимальной стойкости к ударной волне ядерного взрыва. Постарались конструкторы и максимально сместить центр тяжести вниз, чтобы затруднить переворачивание. Плюс машину научили «приседать» на землю для большей устойчивости. Да ещё и отсек с ракетой забронировали — противопульной бронёй, но и это серьёзно подняло живучесть.

ПГРК МХ от «Боинг»

Проект «Белл» был намного интереснее и безумнее. Предполагалось разместить ракеты не на каком-то «грузовике», а на бронированной пусковой установке на воздушной подушке. Она представляла собой огромную усечённую пирамиду из многослойной брони, эквивалентной обычной стали толщиной почти в метр. В итоге, по заверениям создателей, установка могла выжить всего в паре сотен метров от эпицентра ядерного взрыва. За счёт турбореактивных двигателей скорость «пирамиды» составляла 90 километров в час, плюс у неё были прыжковые ракетные двигатели для преодоления препятствий. В обороне она полагалась не только на броню, но и на выдвижные зенитно-артиллерийские комплексы «Вулкан Фаланкс» и небольшой запас ракет ПРО. А самое главное — вся эта конструкция была беспилотной. Базироваться подобные пусковые установки должны были либо в западных пустынях США, либо в канадской тундре. До поры до времени скрытые в автономных защищённых убежищах установки по сигналу тревоги выходили на боевое патрулирование, курсируя по пустыне/тундре на полной скорости и по сложной траектории, уменьшая шанс поражения.

Изучая этот проект невольно думаешь, что для полноты картины тут не хватает только искусственного интеллекта «Скайнет».

Бронированная пусковая установка на воздушной подушке от «Белл». Реконструкция Скотта Лоутера

Если безумный проект «Белл» отсеяли почти сразу, то ПГРК «Боинга» вызвал интерес. Но он получился слишком дорогим и большим — всё же ракета МХ маленькой не была. В итоге военные выбрали вариант укреплённых шахт и размещение ракет на поездах. Но это было лишь началом истории американских мобильных комплексов.

С одной стороны, уязвимость наземной компоненты ядерной триады с каждым годом всё росла. С другой — в начале 80-х у США стало сильно больше денег. В 1983 году для решения проблемы наземных ракет стартовали две программы: малая МБР «Миджетмэн» (Midgetman) и ПГРК для неё «Тяжёлая мобильная пусковая установка» (Hard Mobile Launcher). Требования у военных к пусковой были серьёзные: максимальные защищённость и подвижность, минимальное время подготовки к пуску.

Быстрый карлик

Так себе представляли проект «Тяжёлая мобильная пусковая установка» в прессе того времени. Установка, похожая на советскую, но бронированная

Для достижения большей мобильности сразу была выбрана схема седельного тягача с полуактивным прицепом, она лучше проходила повороты и увереннее ощущала себя на скорости. В работе участвовали две конкурирующие команды: «Катерпиллар» и «Мартин Мариэтта» с одной стороны и «Боинг» с «Гудьир Аэроспейс» — с другой.

Участие в первой команде «Катерпиллар» практически гарантировало, что тягач будет гусеничный — так в итоге и оказалось. Специальная конструкция и мягкая гусеничная лента обеспечивали скорость до 75 километров в час даже вне дороги. В прицепе сделали ставку не на обтекаемость, а на бронирование и максимальное дублирование всех систем.

Проект «Боинга» сильно напоминал их же предложение для МХ: колёсный, обтекаемый и быстрый, максимальная скорость — 95 километров в час по грунтовой дороге.

Демонстрационные образцы на испытаниях

В 1985 году демонстрационные образцы доставили на полигон для испытаний. По их итогам военные признали победителем «Боинг» с «Гудьир Аэроспейс». Уже к 1986 году на испытания были представлены предсерийные образцы мобильной пусковой установки.

В целом в рамках программы «Тяжёлая мобильная пусковая» удалось достигнуть почти всех поставленных задач. Комплекс получился быстрым, манёвренным, а главное, живучим. Была отработана и испытана система самоокапывания, проверено поведение во всех погодных условиях.

Параллельно начался подбор зон развёртывания для ПГРК. Как обычно, ими стали пустыни и степи США — огромные и ровные. В случае тревоги комплекс отправлялся в «рандомное» путешествие по огромной площади, где случайный маршрут генерировала специальная программа. Никакого сопровождения не требовалось — весь расчёт пусковой состоял всего из двух человек.

Кадры испытаний Hard Mobile Launcher

Тягач уже заканчивал испытания, а сама ракета немного запаздывала.

Кроме того, у «Миджетмэн» появились влиятельные противники — конечно же из флота.

По их мнению, после создания подводных лодок с баллистическими ракетами никакой необходимости в наземных ядерных силах, да и в воздушных, больше не было. Лучше построить побольше субмарин. Кроме того, ВВС уже имели программу железнодорожных ракетных комплексов. Зачем им два схожих проекта?

Имели свои планы на «Миджетмэн» и политики. Холодная война шла к концу, СССР неумолимо умирал и был готов идти даже на самые безумные уступки. Казалось хорошей идеей разменять свои только проектируемые ПГРК на уже существующие советские в рамках будущего СНВ‑1.

Закономерный итог — единственный сохранившийся образец «Тяжёлой мобильной пусковой установки» в музее

Так и случилось. В 1989 году финансирование работ по «Миджетмэн» заморозили, а в 1991-м все работы приостановили. Комплекс разменяли на советский «Курьер», который был куда ближе к серии, да ещё и деньги сэкономили.

Так политика, противостояние родов войск и конец холодной войны погубили американские ПГРК. А ведь пойди они в серию, могли бы дать серьёзный толчок к развитию подобных комплексов и у нас.

«Миджетмэн» как пусковая установка во всём превосходил свои советские аналоги — которые, по сути, были и сейчас остаются просто грузовиками с ракетами. В наше время высокоточного оружия и глобального спутникового слежения большая неподвижная машина — это не угроза, а просто лёгкая мишень. Так что пока прогресс в этой области остановился, и неизвестно, сколько продлится это затишье.

Hoвости СМИ2
«‡„ÛÁ͇...