Герои и антигерои

Булак-Балахович: красный командир, белый атаман и польский генерал

Он воевал с немцами в рядах Русской императорской армии, вместе с красными жестоко подавлял антибольшевистские мятежи, сражался плечом к плечу с белогвардейцами против большевиков, а погиб будучи генералом Войска Польского. О человеке с удивительной судьбой — Станиславе Булак-Балаховиче — в нашем материале.

Тимур Шерзад
  • 4.1K
  • 13
  • 2
  • 130

Великая война

В Первую мировую он воевал на Северном фронте. Какое-то время, кстати, служил в одной части с бароном Унгерном. Быстро рос. Дослужился до командира 2-го эскадрона отряда атамана Пунина, занимавшегося разведкой и лихими рейдами.

Февральский переворот обнажил антагонизм солдата и офицера. Не избежал этих страстей и отряд, где служил Балахович.

Наш герой встал на сторону солдат. Может, искренне. Или почувствовал, куда дует ветер.

Это дало результат: к Октябрьскому перевороту он уже стал штабс-ротмистром и командовал сразу двумя эскадронами.

В начале 1918-го немцы решили ускорить переговорный процесс и начали наступление. Пунинцы стали одной из немногих частей, сохранивших устойчивость. Кавалеристы даже дали немцам успешный тактический бой, хоть и понесли серьёзные потери. Балахович был ранен в лёгкое. Восстановившись к апрелю, он принял командование 38 всадниками — всем, что осталось от отряда.

Его личная армия

На этой базе красный командир сформировал Особый конный полк РККА. Личный состав из лужских крестьян, экс-матросов и просто лихих людей наскрести удалось, но с матчастью были проблемы.

Частично их получилось решить типичным для 1918 года путём — самовольными реквизициями.

Так удалось набрать много лошадей, с которыми у зажиточной части населения тогда ещё был полный порядок. Совсем недавно они скупались за бесценок у разваливающейся на глазах царской армии.

Отряд Балаховича развлекался по полной программе. Регулярными были пьянки и конфликты с соседними частями.

Балахович со своим отрядом (источник фото)

В ряды балаховцев массово вливались бывшие офицеры и юнкера. Они демонстративно носили на себе символы старого порядка, вроде казачьих шапок или офицерских мундиров. Ходил слух, что Балахович строил бойцов на вечернюю молитву.

Большевики пытались наладить в отряде политическую работу, но затея с треском провалилась. Присланные агитаторы вывозились в тихое место и получали пулю, после чего списывались на боевые действия.

Смена стороны

Какое-то время отряд не трогали — он был нужен для подавления захлестнувших Псковщину крестьянских восстаний. Но когда мятежи сошли на нет, появились вопросы.

В октябре 1918-го чекисты арестовали человека из ближнего круга командира. Его допросили — и «убили при попытке к бегству». Дело чуть не дошло до перестрелки из пулемётов, но Балахович решил вопрос жалобой в местный исполком. Дело замяли, троих конвоиров наказали, но было уже понятно, к чему всё идёт.

Рано или поздно большевики навели бы порядок в РККА и прижали бы Балаховича. Он понимал это — и налаживал контакты с белым подпольем ещё с весны 18-го года.

Седьмого ноября наш герой перешёл границу и двинулся в занятый немцами Псков. Правда, на нейтральной полосе бо́льшая часть отряда передумала и вернулась обратно. Осталось 120 человек.

Конный отряд Балаховича, 1919 год (источник фото)

В Пскове к Балаховичу относились плохо. «Атаманщину» не любили не только у большевиков — хоть и мирились с ней как с неизбежным злом. Были и другие причины: его отряд успел активно поучаствовать в подавлении антибольшевистских восстаний — с типичной для того времени жестокостью. Сам атаман ничуть не смутился. Он даже заявил, что зверства его люди творили специально — якобы чтобы сильнее разъярить крестьян и отвратить их от большевиков.

От Пскова до Варшавы

Весной 1919-го Балахович командовал белыми на гдовско-псковском направлении, и 25 мая занял Псков. Но основное наступление на Петроград провалилось, и через четыре месяца туда отправили и его силы.

В январе 1920-го командовавший операцией Юденич распустил армию. Балахович и тут попробовал использовать удачную возможность и арестовал генерала. Но у Юденича была слишком серьёзная «крыша» в виде Антанты. В результате его отпустили, Балаховича объявили в розыск — но ему удалось бежать к полякам.

Станислав Булак-Балахович с польскими офицерами в Бресте, 1920 год (источник фото)

С конца июня 1920-го балаховцы вместе с польскими белогвардейцами воевали против РККА.

Осенью, благодаря связям революционера Бориса Савинкова, отряд Балаховича расширился, пополнился оружием и переименовался в Русскую народную добровольческую армию. В ноябре 1920-го она пыталась самостоятельно наступать против красных, но потерпела неудачу. В конце месяца балаховцы отступили в Польшу, где бо́льшей частью интернировались.

Интербеллум

В мае 1921-го Балахович оказался в Срединной Литве. Там он с помощью свежеобразованного Белорусского государственного комитета, русских монархистов и негласной поддержки главы Польской Республики Юзефа Пилсудского пытался организовать антибольшевистские отряды. Но лавочку быстро прикрыли местные власти.

Балаховичу ещё дали возможность уехать в Польшу, но менее значимые фигуры попали под арест.

Вернувшись в Варшаву, атаман вдрызг поругался с Савинковым. К октябрю эти двое успели дойти до натравливания друг на друга польской полиции.

Станислав Булак-Балахович (источник фото)

Не добавляли энтузиазма и попытки Советов добиться выдачи Балаховича. Для большей части польской элиты он не представлял особой ценности. В отличие от хороших отношений с Советской Россией, на которых можно было заработать.

Дело решилось открытым письмом к Сейму. Балахович давил на чувство гордости поляков. Его сдача — вторжение в суверенитет страны. И выдача не состоялась.

Японская разведка пыталась завербовать нашего героя для партизанской авантюры на Дальнем Востоке. Он отказался. Вместо этого трудоустраивал своих людей — с двояким результатом. Его же самого назначили директором лесозаготовительной фирмы «Центрум Траст». На неё работало около 600 бывших солдат его армии. Условия были тяжёлыми, жить приходилось в землянках, получали мало. Балахович при этом жил на широкую ногу.

Балахович в гражданском, 1922 год (источник фото)

Дважды наш герой пытался избраться в Сейм — в 1922 и 1928 годах. В 1924-м занялся борьбой с советскими партизанами, нахлынувшими на восточные воеводства Польши. Стабильного финансирования выбить не удалось, поэтому его бойцы скоро стали массово дезертировать. Не имея возможности устроиться в Польше, они шли прямо к советским партизанам. С весны по осень 1925-го численность отрядов Балаховича просела с 500 до 100 человек.

Последняя война

К концу 30-х Балахович принял сторону польских патриотов. В 1938-м он призывал поляков использовать слабость Чехословакии и откусить от неё кусок побольше. И даже предлагал министерству обороны создать для этого партизанский отряд. В сентябре 1939-го он собрал людей, и помогал полякам оборонять Варшаву. Не без эксцессов — один из его командиров ограбил кассу варшавского универмага. Но время и место были не те — мародёра расстреляли.

Офицер польской армии Балахович, 1940 год (источник фото)

После поражения Польши Балахович выбрал привычную партизанщину. Быть может, он бы поучаствовал в Варшавском восстании. Но судьба распорядилась иначе — 10 мая 1940 года он не вовремя нарвался на немецкий патруль. И эта встреча оказалась для него последней.

Hoвости СМИ2
Подписки в соцсетях