Исторический наброс

Секрет Древнего Рима: как быстро и эффективно стать великой империей

Из маленького пятнышка на карте Италии Рим превратился в самую могущественную державу Средиземноморья — и вскоре стал великой империей. В чём же его секрет?

Михаил Поликарпов /
14K
30
2
398

Из маленького пятнышка на карте Италии Рим превратился в самую могущественную державу Средиземноморья — и вскоре стал великой империей. В чём же его секрет?

Боги на стороне больших легионов

Испытания закаляли Древний Рим и заставляли его меняться. Но секрет того, как маленькая община превратилась в средиземноморскую империю, не только в этом.

Из маленького пятнышка на карте Италии в IV веке до н. э. Рим через два века превратился в самую могущественную державу Средиземноморья, а вскоре стал империей. В чём же его секрет?

Какой-нибудь греческий полис мог выставить на поле боя в лучшем случае несколько тысяч воинов. Очень большой и могущественный — например, Афины — порядка десяти тысяч. Как в Марафонской битве, когда решалась судьба государства.

А в Древнем Риме уже в третьем веке до н. э., по мнению Полибия, численность граждан, годных к несению воинской службы, достигала 200-300 тысяч. И ещё примерно столько же могли дать италийские союзники Рима (государство тогда представляло федерацию общин, обладавших различными правами). Конечно, всех их сразу не призывали. Но Рим вполне мог одновременно выставить пару армий по 30-40 тысяч воинов каждая и при этом имел большой мобилизационный резерв, чтобы восполнять потери.

Битва при Заме, решающее сражение Второй Пунической войны

Именно это помогло Риму победить во Второй Пунической войне. У Карфагена была армия, ядро которой составляли профессиональные воины. Их мощь нужно помножить на военный гений Ганнибала. А расходным материалом в той войне ему служили галлы, предоставившие десятки тысяч воинов.

Да, фактически римляне тогда «завалили противника мясом», пока не научились воевать как профи. На уровне своих учителей.

Открытый полис

В чём же секрет многочисленности римских армий? Если греческие города-государства крайне неохотно предоставляли гражданские права чужакам, то Рим, напротив, был «открытым полисом».

Как писал Тит Ливий, «от соседних народов сбежались все жаждущие перемен — свободные и рабы без разбора — и тем была заложена первая основа великой мощи». А когда в самом начале этой истории в буйной мужской компании остро не хватало женщин, проблему решили похищением сабинянок.

Становясь римлянами, бывшие мигранты свысока смотрели на новые волны «понаехавших». Но плебеи всё же добились гражданских прав — ведь именно они составляли основную массу легионеров, и без них военная мощь Рима могла ослабеть.

Римская пехота. Художник — Джейсон Юта

Конечно, в войске служили только те, у кого были средства, чтобы приобретать оружие и снаряжение. Поэтому безземельные граждане выселялись как колонисты на земли, конфискованные у завоёванных народов, пополняя ряды легионеров и становясь там опорой Республики.

«Рим» на границе России

А вот ещё один пример, поразительно напоминающий ранний Рим:

«Общество их весьма малолюдно, но чрезвычайно умножилось в последние несколько лет, ибо принимались дружественно злодеи всех прочих народов, оставляющие землю свою по каким-либо преступлениям. Здесь находили они сообщников, тотчас готовых или отмщевать за них, или участвовать в разбоях, а они служили им верными проводниками в землях, им самим не знакомых». (Алексей Ермолов).

О ком писал русских генерал? О чеченцах. Ранний Рим был Чечнёй начала XIX века, но со своей аристократией, сенатом и царём. И то, что тотемы этих народов совпадают, не случайно.

Евгений Башин-Разумовский
Евгений Башин-Разумовский
Эксперт по историческим вопросам

История знает и другие примеры государств, могущество которых основано прежде всего на успешной ассимиляции мигрантов. Самый успешный подобный проект — США.

Галльская угроза

В Риме создали сложную избирательную и политическую систему, которая поддерживала баланс интересов аристократии и народных масс.

Конечно, этот политический эксперимент мог прерваться — например, случайно погибнуть в зародыше. Около 387 года до н. э. Рим едва не уничтожило галльское нашествие, которое ранее смело ряд городов этрусков в Северной Италии.

Марк Фурий Камилл, разбивший галлов, получил почётное звание второго основателя Рима (первым был Ромул). А вот гуси, которые успешно сыграли роль охранной сигнализации Капитолия, этой чести не удостоились.

Вообще, после этого у римлян с галлами вендетта продолжалась три с лишним века. Сожжение города не забыли и не простили. И правило «горе побеждённым» римляне хорошо знали.

Вторжения сначала Пирра, а затем и Ганнибала были очень серьёзным испытанием для Республики, для федерации племён и полисов. И это союз доказал свою прочность. Но победитель Ганнибала такой чести, как Камилл, не удостоился. Видимо, не посчитали римляне пунийца за подобную угрозу, хоть он и стоял у ворот. Титул «третьего основателя Рима» получил другой человек.

Первое германское нашествие

Очередное серьёзное испытание Рим пережил в конце второго века до н. э. — на него обрушились армии кимвров и тевтонов. Остановимся на этом эпизоде чуть подробнее.

Тевтоны — это германское племя, обитавшее до броска на юг где-то в Ютландии (на территории современной Дании). С кимврами сложнее. Скорее всего, это «сборная» молодёжных дружин различных племён, которые отправились в поход к тёплым берегам Средиземного моря.

Миграция кимвров и тевтонов

По пути кимвры и тевтоны захватили значительную часть Галлии и увлекли с собой часть живших там галлов. Отбились только дикие белги, которые, будучи осаждёнными в своих крепостях и страдая от нехватки продовольствия, смогли выстоять благодаря каннибализму.

Три германо-галльских войска подступили к границам республики, нанеся за несколько лет несколько обидных поражений римских войскам.

Катастрофа

Катастрофа произошла в 105 году до н. э. Римлян подвела хроническая, застарелая республиканская болезнь — отсутствие единоначалия.

Нарбоннскую Галлию (римская провинция, сейчас — просто Прованс, в Южной Франции) защищали две римские армии — одна к западу от Роны, другая к востоку. При приближении варваров первая армия также перешла на восточный берег, но соединяться с первой отказалась. Один из полководцев вёл с германцами переговоры, а второй в это же время внезапно атаковал со своей армией. Огромное германо-галльское войско оказалось сильнее — и опрокинуло римскую армию в реку, где легионеры массово утонули.

Затем наступила очередь и второй римской армии. Оба лагеря были захвачены. Поражение оказалось страшнее, чем при Каннах. Как сообщают римские историки, погибло 70-80 тысяч воинов и 30-40 тысяч обслуги. Возможно, они сгущают краски, чтобы показать, насколько всё было плохо. Ведь оба незадачливых полководца почему-то спаслись (их отправили в изгнание). Но факт военной катастрофы был налицо.

«Других Сципионов у нас нет»

Впрочем, варвары тогда не пошли на беззащитную Италию. Два их войска вторглись в Испанию, где стали воевать с племенами, которые римляне ещё не успели покорить, а третье вернулось в Галлию.

Используя подаренную противником передышку, Рим начал всерьёз готовиться к войне. Молодым людям запретили покидать Италию. Гладиаторов привлекли для тренировок солдат.

В этот момент Гай Марий успешно завершил Югуртинскую войну, и сенат предоставил ему свободу действий, хотя и не слишком любил этого выскочку.

Евгений Башин-Разумовский
Евгений Башин-Разумовский
Эксперт по историческим вопросам

Югуртинская война — война Римской республики с нумидийским царем Югуртой (112-105 годы до н. э.). Она выявила очень сильную коррупцию среди высших эшелонов власти римской республики. Напоминает 1-ю чеченскую, где в роли Чечни выступала Нумидия. Римляне в конце концов победили, но получили только пленного Югурту и моральное удовлетворение победой: римской провинцией Нумидия стала лишь при Цезаре.

Полководец провёл реформу армии. Принципиальным нововведением стало то, что в неё набирали неимущих — пролетариев, которых вооружали за счёт казны. Раньше воины приобретали всё снаряжение самостоятельно.

Римская армия из крестьянской стала пролетарской.

Кроме того, под обещание гражданства в неё стали активно вербовать итальянских союзников. Ядро новой армии Мария составили ветераны его африканской кампании.

«Марий на руинах Карфагена», художник — Джон Вандерлин

Воины стали постоянно тренироваться. Обоз сократили. Бо́льшую часть груза легионеры носили на себе, за что их прозвали «Мариевы мулы».

Ave, Марий!

Первую победу Гай Марий одержал у городка Аквы Секстиевы (возле Роны) в 102 году до н. э. В решающей схватке тевтоны и галлы атаковали римлян, занявших позицию на крутом холме. Контратака вместе с ударом римского отряда в тыл варварам решили исход битвы. Варваров разгромили, их вождя захватили в плен.

В это же время кимвры оттеснили армию второго консула — Катула — и проникли в Италию. Марий объединил обе армии, и теперь у него было более пятидесяти тысяч воинов.

В ходе битвы при Верцеллах в северной Италии (в 101 году до н. э.) кимвры попали в клещи фланговых ударов, которые нанесли ветераны Мария. Потери варваров убитыми и пленными, по данным римских историков, превысили сто тысяч человек. Это не только взрослые мужчины, но и женщины, которые отчаянно обороняли лагерь вместе с воинами. Двух вождей кимвров убили, двое попали в плен.

Третье варварское войско, состоявшее преимущественно из галлов, решило в Италию не соваться.

Марий получил титул спасителя отечества и третьего основателя Рима.

«Марий торжествует над кимврами». Художник — Франческо Саверио Альтамура

Это нашествие удалось отбить, угроза гибели Римского государства миновала. В следующий раз римляне и германцы столкнулись только через полвека, во время завоевания Цезарем Галлии.

Гибкость

Испытания закаляли республику и заставляли её изменяться. Рим проявлял гибкость и эволюционировал. Он не чурался заимствовать некоторые виды оружия и военной организации у своих противников. Например, знаменитый римский гладиус — короткий колющий меч — римляне позаимствовали у испанцев. Он стал визитной карточкой, «фирменным» оружием римских легионеров.

Рим во время войны с кимврами вышел на новый уровень: начался переход от ополчений, собираемых во время войны, к регулярным армиям. Остро стал вопрос и о предоставлении гражданских прав союзникам-италикам. Они их получили, но лишь после ожесточённой гражданской войны. Эта война, получившая название «союзнической» (91-88 годы до н. э.), наверное, стала одной из самых грустных страниц в истории Древнего Рима. Кровопролитный конфликт удалось погасить, лишь предоставив союзникам гражданские права. Победители удовлетворили политические требования побеждённых.

Вскоре италики практически ассимилировались в плавильном котле республики. От этрусского языка до нас не дошли даже словари.

Чем шире социальная база, тем прочнее государство.

Распространение гражданства шло не очень быстро, но процесс было не остановить. Все свободные жители империи получили гражданские права в 212 году — по знаменитому эдикту Каракаллы.

Hoвости СМИ2
«‡„ÛÁ͇...