Великая Отечественная

Рейд Бочковского: легенда 1-й танковой армии

Захват дорожных узлов, мостов, перевалов и любых других ключевых пунктов всегда остаётся лотереей и игрой в «русскую рулетку». 75 лет назад на Западной Украине вермахт и его союзники оставались ещё достаточно сильны, чтобы наказать дерзких смельчаков. Но гвардейцы, рискнувшие захватить город и развязку дорог Коломыя, вытянули счастливый билет.

Алексей Исаев /
21K
54
11
1K

Захват дорожных узлов, мостов, перевалов и любых других ключевых пунктов всегда остаётся лотереей и игрой в «русскую рулетку». 75 лет назад на Западной Украине вермахт и его союзники оставались ещё достаточно сильны, чтобы наказать дерзких смельчаков. Но гвардейцы, рискнувшие захватить город и развязку дорог Коломыя, вытянули счастливый билет.

Двадцать первого марта 1944 года к востоку от Тарнополя в бой из резерва фронта ввели 1-ю танковую армию М. Е. Катукова. Это стало удачным и своевременным ходом — удар пришёлся по слабому участку немецкой обороны. Оборона врага здесь быстро посыпалась. Автоматчики танковых десантов не успевали считать мелькавшие километровые столбы. А у немцев даже не было возможности взрывать мосты.

В городе Черткове они попытались уничтожить переправу на пути катуковцев в самый последний момент с помощью подожжённой бензоцистерны. Но «тридцатьчетвёрка» протаранила её и на полном ходу сбросила в реку Серет.

Вброд через Днестр

Так же легко преодолеть переправу через Днестр гвардейцам не удалось.

Автомобильный мост через реку под Устечко немцы не взорвали, но прикрывали огнём пары танков с другого берега. Машины 1-й гв. танковой бригады не могли даже подойти к мосту.

Ещё один отряд из 1-й гв. тбр пошёл другим путём, вдоль железной дороги. Утром 24 марта у Залещиков танкисты застали взорванную переправу, но противодействия противника не встретили. Днестр форсировали на подручных средствах. Танки перешли реку вброд.

Переправа через Днестр танков из другой бригады (фото: Аркадий Ходов)

Вброд через Днестр также перешли «тридцатьчетвёрки» 1-й гв. тбр под Устечко, ниже по течению реки от злополучного моста. Глубина водной преграды составляла больше двух метров, поэтому корпуса танков загерметизировали ветошью и солидолом.

Механики-водители вели машины вслепую — по указаниям командиров, толкавших их в плечи сапогами.

На Т-34-76 это было просто. Сами командиры ориентировались по вешкам-поплавкам на границах брода.

На правом берегу Днестра танкисты и мотострелки ударили в тыл немецкой засаде у переправы. Пролёт моста гитлеровцы успели взорвать, но на его восстановление у инженеров 1-й ТА ушло всего 36 часов.

После короткого боя красноармейцы заняли узел дорог Городенка на правом берегу Днестра. Впереди уже синели вершины Карпат.

Союзник из нафталина

По другую сторону фронта не сидели сложа руки. Ещё 19 марта 1944 года немцы силой взяли под контроль Венгрию, не позволяя правительству Миклоша Хорти выйти из войны.

После избиения венгров в начале 1943 года Гитлер приказал убрать с фронта союзников. Однако быстрое продвижение Красной армии к границам Венгрии не оставило выбора. Венгерские части немедленно подчинили немецким штабам.

В день начала очередного этапа советского наступления, 21 марта, 1-я венгерская армия перешла группе армий «Юг». Вскоре она выдвинулась в Карпаты и Галицию. В район Станислава на фланг Катукова вышел VII венгерский корпус. На правобережье Днестра — 201-я лёгкая дивизия двухполкового состава.

Обороняемся? Да, но нет

К 27 марта 1944 года катуковцы могли похвастаться успешным преодолением крупной водной преграды — Днестра — и захватом обширного плацдарма. Переправы к нему ещё строились. Грузовики с боеприпасами и горючим стояли и ждали на левом берегу реки.

Наступал момент, когда следовало подумать об удержании уже захваченного. Продолжение наступления попахивало авантюрой. Допросы собранных пленных отнюдь не внушали энтузиазма.

Захваченный в плен в Городенке немец поведал на допросе о подходе свежей танковой дивизии вермахта. Если продолжать наступать, то враг мог контрударом прорваться до переправ через Днестр, обнулив все успехи 1-й ТА.

М. Е. Катуков зимой 1941-42 годов (источник фото)

Авантюристом Михаил Ефимович Катуков не был. Он воевал с июня 1941 года и имел за плечами немалый опыт, успехи и неудачи. Части 1-й ТА 26 марта перешли к обороне. За одним исключением.

1-я гв. танковая бригада получила приказ лично от Катукова: выслать отряд в составе девяти танков для захвата переправ через Прут у города Коломыя.

В бригаде на тот момент в строю находилось 29 Т-34.

Опыт не только подсказывал Катукову необходимость остановиться и закрепить за собой захваченное. Михаил Ефимович одновременно понимал, с каким трудом придётся форсировать Прут потом, когда враг подтянет резервы и закрепит за собой рубеж крупной реки.

Поэтому он приказал 1-й гв. тбр рискнуть. Той самой бригаде, которой когда-то командовал сам. Рискуя гибелью всего отряда, если из «тумана войны» действительно последует контрудар с «тиграми» и «пантерами».

«С мелкими подразделениями в драку не вступать…»

Командир 1-й гв. танковой бригады полковник Владимир Горелов выбрал для выполнения опасной и ответственной задачи заместителя командира 2-го танкового батальона капитана Владимира Бочковского. Капитану на тот момент не было и 21 года, но воевал он со страшного июля 1942 года.

Владимир Александрович Бочковский в 1944-м (источник фото)

Комбриг приказал «действовать решительно, проскакивать деревни с ходу, ведя максимальный огонь, с мелкими подразделениями в драку не вступать».

В восемь утра 27 марта девять танков отряда Бочковского отправились к Коломые. На пути следования гвардейцы оставили два танка для обеспечения связи отряда с главными силами бригады — как своего рода ретрансляторы.

После пятидесятикилометрового марша в 13:00 отряд подошёл к восточной окраине Коломыи. Взять город с ходу не удалось. Один танк отряда был сожжён и один подбит. Впрочем, отряд Бочковского быстро поквитался с врагом — разгромил железнодорожный эшелон северо-западнее Коломыи и занял аэродром транспортной авиации.

«Бен, Ай нид хелп…»

Грамотное решение с танками-ретрансляторами теперь играло на Бочковского. Он связался с комбригом Гореловым и запросил помощь. Ему направили четыре «тридцатьчетвёрки» с танковыми десантами, горючим и боеприпасами. Тем временем отряд вёл разведку Коломыи.

На рассвете 28 марта 1944 года Коломыю атаковали девять Т-34. По результатам разведки было выбрано совершенно правильное направление удара — в обход города с севера и северо-запада.

Один танк сумел прорваться к мосту через Прут и не давал немцам его взорвать. За ним на правый берег перешли ещё три машины и заняли оборону. Четыре «тридцатьчетвёрки» с десантом прочесывали город. Уже к 11:00 Коломыя оказалась под контролем советских войск. Потери составили два Т-34 сожжёнными. Трофеями стали 12 эшелонов, 45 паровозов, 450 автомашин, 13 танков и другое имущество.

Карта операции

Разумный риск принёс крупный успех: захват малыми силами с небольшими потерями дорожного узла и переправы через Прут. Немецкий контрудар последовал, но уже много позже.

Двадцать девятого марта В. А. Бочковский был упомянут в приказе Верховного главнокомандующего И. В. Сталина. Вскоре ему присвоили звание Героя Советского Союза. Парадокс, но к «Герою» Бочковского представили ещё по итогам боёв за Чертков 27 марта 1944 года — до взятия Коломыи.

Hoвости СМИ2
«‡„ÛÁ͇...