Дьенбьенфу: почему вьетнамцы выиграли

Медлительная победа

В январе 1954 года, накануне битвы при Дьенбьенфу, вьетнамский генерал Во Нгуен Зиап заявил: «Это будет величайшей битвой нашей армии. Раньше мы атаковали одним-двумя полками. Теперь — дивизиями. Мы уничтожим укреплённый лагерь, обороняемый тринадцатью батальонами».

План крепости (источник фото)

Атака на Дьенбьенфу должна была начаться уже 26 января. Планировалось, что всё наступление займёт максимум трое суток. Казалось, лагерь противника обречён.

Но в последний момент Зиап лично отменил наступление. Почему?

Генерал объяснил: французы понимают, что не смогут эвакуировать удалённый от своих гарнизон Дьенбьенфу, поэтому хорошо укрепятся. Если вьетнамцы попробуют захватить лагерь с одной атаки, их наступление захлебнётся. А вот если атаковать шаг за шагом, сектор за сектором, используя своё преимущество в живой силе и артиллерии, — тогда другое дело. У наступающих будет инициатива в бою, поэтому они смогут наступать, когда хотят и где хотят. Постепенно захватывая позиции, они каждый раз будут биться лишь с частью французского гарнизона.

Дьенбьенфу, вход в подземное убежище (источник фото)

Но надо подготовиться к долгой кампании. Чем дольше битва — тем сложнее будет противнику снабжать осаждённый гарнизон. От французской авиации и огня артиллерии укроет маскировка. Когда начнутся дожди, вьетнамским солдатам будет тяжело. Но французам в низинах — ещё тяжелее. Да, потери будут велики. Но, если атаковать поспешно, они будут ещё больше.

То есть Во Нгуен Зиап в эпоху атомного оружия, реактивной авиации и ракет возродил давно забытую тактику середины Первой мировой, если не осад маршала Вобана. И внезапно оказался прав!

На всё наступление к 25 января 1954-го припасли целых две тысячи 105-мм снарядов — правда, часть гаубиц к назначенной дате не дошла. А тут ещё и разведка доложила, что французы спешно ставят колючую проволоку именно там, где планировали атаковать вьетнамцы, — на западе лагеря. Плюс перебрасывают солдат по воздуху. Атака Зиапа по плоской равнине просто захлебнулась бы в крови.

Перетаскивание пушек на руках (источник фото)

Теперь сотни грузовиков, четверть миллиона рабочих (dân công), носильщиков и велосипедистов неделя за неделей везли всё необходимое для решающей битвы: десятки тысяч тонн риса, снарядов, патронов… Местами один гружёный велосипед на кручу тащили шесть человек.

Наконец, всё было готово.

Первый удар

Первый удар пришёлся на позицию «Беатрис» на северо-востоке периметра крепости. Это был наиболее удалённый от своих опорный пункт — при этом ближайший к линии снабжения вьетнамских войск. Кроме того, «Беатрис» прикрывала взлётно-посадочную полосу, жизненно важную для всего гарнизона. А ещё с неё галлы могли простреливать подходы к крепости с наиболее вероятного направления атаки, то есть с северо-востока. Потому этот узел обороны и выстроили — хотя и не без колебаний.

«Беатрис» — группу из четырёх укреплённых позиций — обороняли всего 437 французов (520 с учётом дружественных вьетнамцев) при десяти миномётах. Резервов не было, а офицеров остро не хватало. С другой стороны, это были не простые солдаты, а бойцы легендарного Иностранного легиона. Уж им-то было не привыкать удерживать позиции любой ценой.

Никогда ещё вьетнамцы не брали укреплений, которые оборонял хотя бы батальон.

В этот раз вьетнамские сапёры ночью 12 марта тайно выкопали штурмовые траншеи всего в двухстах метрах от французов. Благо покрытые джунглями холмы подходили к «Беатрис» почти вплотную.

Тринадцатого марта в 10 утра началась мощнейшая канонада. Вьетнамские гаубицы выпускали до двадцати 105-мм снарядов в минуту. На взлётной полосе застыли самолёты, разбитые на земле или подбитые при попытке взлететь. Прямые попадания выбивали французские миномёты и орудия. На воздух взлетел склад с 5000 мин.

Мощные бункеры для орудий, маскировка и ложные позиции делали ответный огонь французов неэффективным. А горные пушки вьетнамцев расстреливали бункеры на «Беатрис» практически в упор — с 300 метров. Траншея рушилась за траншеей, бункер за бункером… Под конец накрыло галльский штаб батальона с радиостанциями, а также пультами подрыва напалмовых баков и мин направленного действия.

Штурм «Беатрис» (источник фото)

Однако два атакующих полка напоролись на перекрёстный огонь пулемётов. А тут ещё и огнемёты. И артиллерия… Лишь глубокой ночью вьетнамцам удалось полностью захватить «Беатрис». Контратаковать французы не стали. А если бы и стали, и даже отбили «Беатрис», — оказались бы среди уничтоженных укреплений под огнем.

Начало конца

Вечером 14 марта вьетнамцы ударили по следующему укреплению — «Габриэль». Несмотря на то, что эта позиция была защищена куда лучше, история повторилась: вьетнамцы перенесли горные пушки и миномёты, начали мощный артобстрел и вывели штаб из строя.

Зиап рискнул, атаковав так скоро, — и снова выиграл.

Китайские реактивные установки у Дьенбьенфу, май (фото: Ted Morgan — Valley of Death)

Французская контратака половиной батальона не удалась: гарнизон «Габриэль» из-за плохой связи решил, что их идут эвакуировать, — и отошёл с позиций.

Боевой дух вьетнамцев, несмотря на потери, только возрастал. А у французов, наоборот — командующий артиллерией полковник Пиро после выволочки от командования подорвал себя гранатой. Видя коллапс обороны соседей, часть тайских солдат дезертировала (позже другие показали себя героями).

Позиция «Анн-Мари» пала следующей.

«Последний полёт» (источник фото)

Всего за пять дней вьетнамцы с тяжёлыми потерями, но отнюдь не заваливая врага трупами, захватили весь северо-восток оборонительного периметра Дьенбьенфу. Полоса аэродрома оказалась под прицелом. Вырваться стало невозможно.

Атака вьетнамцев. Кадр из документального фильма «Вьетнам» Романа Кармена (источник фото)

Атакующие шаг за шагом медленно сжимали кольцо. Теперь уже галлам при поддержке горстки танков приходилось ежедневно штурмовать чужие укрепления, пытаясь отодвинуть блокаду.

Силы французов дрались отчаянно. Взвод марокканцев десять дней сражался за ключевую высоту, хотя в строю осталось всего 14 человек. В ночь на 30 марта молодой лейтенант, командир батареи 105-мм гаубиц, спас всю крепость, предотвратив прорыв прямо к штабу. Но даже такая отвага не помогала. Наконец, 7 мая измученный гарнизон капитулировал.

Командующий гарнизоном Дьенбьенфу де Кастри сдаётся в плен (источник фото)

Почему?

Пока вьетнамцы бросали против участков обороны в разы превосходящие силы (но не настолько, как обычно думают), французам не хватало офицеров и резервов. Укрепления не выдерживали настолько сильного обстрела по небольшой площади. Ответный огонь чаще перепахивал пустые джунгли, чем попадал в амбразуры замаскированных бункеров на склонах. Вьетнамцы даже могли оттаскивать повреждённые зенитки в мастерские у китайской границы.

А главное — никто не ожидал долгой «удушающей» осады вместо одной быстрой атаки. Если бы Зиап атаковал по первому плану, Дьенбьенфу стало бы символом поражения вьетнамцев.

Советский оператор Роман Кармен во Вьетнаме (источник фото)

Но вьетнамцы выиграли. И битва при Дьенбьенфу стала одной из самых громких побед в истории войн.

Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.

Комментарии 0
Оцените статью
WARHEAD.SU
Добавить комментарий