«Школьные» ляпы школьных учебников: ошибки в описании военной истории XVIII–XIX веков

В первой части материала мы рассказали о некоторых ошибках школьных учебниках по раннему периоду отечественной истории. Сейчас обратимся к тому, как изложены в учебниках события военной истории XVIII–XIX веков.

В европейских архивах порой сохранилась не только бухгалтерия, позволяющая точно посчитать армии Столетней войны, но и поимённые списки. У нас же цифры даже для эпохи Ивана Грозного остаются предметом споров. Но начиная со второй трети XVII века источников по военному делу сохранилось много, поэтому картину более-менее можно представить.

Интересно, как различные школьные учебники описывают военную историю России XVIII века.

Мы взяли учебники различных издательств: «Дрофы» под редакцией Андреева, Ляшенко и др. (2016), «Просвещения» под редакцией Данилова, Косулиной (2015), «Мнемозины» под редакцией Андреева, Данилевского (2013). Кроме того, этот период есть в учебнике для 10 класса (2-я часть) издательства «Русское слово» под редакцией Сахарова, Боханова (2013).

Северная война

В войнах России первый блин очень часто выходит комом. Битва под Нарвой в 1700 году — крайне обидное поражение русской армии, осаждавшей крепость. Поэтому учебники любят завышать цифры для армии Карла XII, определяя её численность в 15-18 тысяч, а потери — в три тысячи. «Мнемозина», правда, цифр вообще не даёт. Ставим плюс учебнику «Дрофы», который честно написал, что шведская армия была вчетверо меньше русской.

Евгений Башин-РазумовскийЭксперт по историческим вопросам

В русской армии под Нарвой было, по разным оценкам, от тридцати двух до сорока тысяч человек. В армии Карла XII, атаковавшей русский лагерь, — восемь с половиной, и ещё около полутора тысяч составлял гарнизон крепости, который нанёс встречный удар. Потери шведской армии убитыми и ранеными составили около двух тысяч.

Говоря о битве при Лесной (1708), учебники, как правило, обходят тему численности армий — все, кроме «Русского слова», который оценивает количество шведов в 16 тысяч. Это «классическая цифра», которая господствовала в советской исторической литературе. Цифра реальная, но… для всего корпуса Левенгаупта. Перед маршем на соединение с Карлом XII шведский генерал оставил три тысячи человек в Прибалтике. В битве у него было 12 900 солдат и офицеров.

При описании Полтавской битвы учебники любят давать драматическую картину, когда Пётр I лично ведёт в атаку второй батальон Новгородского полка. Вообще это является второй частью придуманной Крёкшиным в конце XVIII века истории о том, как этот полк переоделся в серые мундиры, поменявшись ими с новобранцами.

Исключением стал учебник «Просвещения». Но в нём это сражение описано очень лаконично; не упомянуто даже про редуты. Что там происходило — из текста понять невозможно.

Учебник «Мнемозины» пересказывает и другую крёкшинскую байку — как одна пуля пробила Петру I шляпу, а вторая расплющилась о нательный крест.

Учебник «Русского слова» представляет драматическую картину битвы. Начинается она так:

В учебниках, как правило, нет карты-схемы Полтавского сражения, что добавляет школьнику ещё больше проблем для понимания происходившего.

В 1714 году при Гангуте русский флот одержал свою первую победу. Вот так представил это событие учебник «Просвещения»:

Правда, в битве разгромили не весь шведский флот, а лишь эскадру, где самым крупным был 18-пушечный прам «Элефант». Вместо пафосного описания победы и её последствий, наверное, следовало бы рассказать, как Пётр I красиво переиграл противника, заставив их раздробить свои силы и захватив шведскую эскадру.

Однако есть и куда бо́льшая претензия ко всем учебникам. При описании Северной войны они не объясняют, в чём же армия Карла XII оказалась столь сильна и хороша, и какие у неё были особенности комплектования, вооружения и тактики. Учебники также не рассказали, что военные реформы Петра I шли методом проб и ошибок.

Похоже, что ни одного специалиста по Северной войне к написанию этих учебников не привлекали.

Войны «русского века»: только победы?

Аналогичная проблема есть и для Семилетней войны. Фридриха ведь не случайно назвали Великим. Как он создал превосходную армию, в чём были секреты его побед? Учебные пособия это не раскрывают.

Учебники «Мнемозины» и «Русского слова» не рассказывают о сражении при Цорндорфе (1758). И напрасно! Это была первая встреча русской армии на поле боя с Фридрихом. Ожесточённое сражение с большими потерями обеих сторон фактически завершилось вничью. Можно сказать, аналог Бородинской битвы, но для Семилетки.

Войцех Коссак, «Сражение при Цорндорфе»

Одна ничья на три победы на полях Семилетней войны — это очень хорошее соотношение. Ни французы, ни австрийцы таким похвастать не могут.

Конечно, иногда в школьных учебниках есть расхождения в цифрах войск и для XVIII века. Так, «Мнемозина» оценивает численность турецкой армии Юсуф-Паши, разгромленной Суворовым при Рымнике в 1789 году, в 90 тысяч; «Дрофа» — в 150. Здесь нам точная численность турок неизвестна, хотя чаще всего принято давать 100 тысяч. Наверное, это не принципиально.

Важно другое. Ход русско-шведской войны (1788-1790), которая шла параллельно со второй русско-турецкой (1788-1791), кратко описывает лишь учебник «Просвещения». «Дрофа» ограничилась всего одной фразой. Тогда шведы открыли нам «второй фронт» на Балтике и отвлекли много сил. И о поражении русского гребного флота, втором Роченсальме (1790), не пишет ни один школьный учебник. А это — самая страшная наша военно-морская катастрофа в XVIII веке. Есть ощущение, что на её упоминание наложен негласный запрет.

Второе Роченсальмское сражение

Расхожую фразу Бисмарка, что франко-прусскую войну выиграл учитель, не нужно понимать буквально. У русской армии и флота в войнах XVIII века были не только победы. Случались неудачи, а также сражения, которые завершились вничью, не определив явного победителя.

Замалчивание их искажает реальную картину.

Войны XIX века

При описании Наполеоновских войн учебники по отечественной истории вновь наступают на те же грабли — они не объясняют школьнику секрет побед императора над европейскими армиями того времени.

Конечно, есть проблема Бородинского сражения. Прежде всего — потерь. Учебник «Русского слова» приводит «классические» цифры: для русских — 44 тысячи, для французов — 58 тысяч. Есть учебники, которые при примерно таких же потерях нашей армии указывают французские потери в диапазоне 28-35 тысяч. Возможно, учитывая значение сражения, следует написать о потерях более подробно — и привести точки зрения различных авторов, как это сделал Спицын. И нужно помнить, что это не только убитые, но и раненые.

Фрагмент панорамы «Бородинская битва», художник — Ф. Рубо

Подвиг брига «Меркурий» в 1829 году не описывается ни в одном из школьных учебников, которые я видел. Не нашлось места? А в учебнике по новой истории для 8-го класса под редакцией Искандерова («Просвещение», 2014) дается врезка на две с половиной страницы, посвящённая великому Нельсону.

У нас ни одному российскому полководцу столько не отведено!

Ловите англофилов — в учебнике пишут, что французы не могли оправиться от поражения при Трафальгаре более века. Видимо, пребывали в шоке — вплоть до Первой мировой.

«Дрофа» против «Дрофы»

Но многие претензии — оценочные. То есть хорошо было бы так, а не эдак… И я решил сравнить два учебника издательства «Дрофа» для 8-го класса под редакцией Киселева (2014) и для 9-го класса под редакцией Ляшенко (2016). Не нужно удивляться: они относятся к различным «линейкам», но оба описывают события XIX века.

Оказалось, что Крымская война в учебнике 2014 года описана лучше. Например, там отмечается, что нарезными ружьями вооружали только половину английской пехоты и до четверти французской (а не поголовно, как часто считают).

Как известно, наши войска взяли турецкую крепость Карс, что позднее усилило позицию русских на мирных переговорах (так пишет и учебник 2014). Но учебник 2016 года считает, что Карс был российским. Регресс налицо.

Кстати, упомянутый выше учебник «Русского слова» забыл упомянуть, что Россия по итогам Парижского мирного договора, завершившего Крымскую войну, лишилась южной Бессарабии с устьем Дуная. Да и вообще этот учебник настроен очень оптимистично: мы почти победили, надо было ещё чуть-чуть продержаться…

Тайна устья Дуная

С устьем Дуная вообще произошла загадочная история. Я со школьных времен помню, что Россия получила его в 1829 году (по Адрианопольскому договору), в 1856 году потеряла вместе с южной Бессарабией (по Парижскому договору), а в 1878 году, после очередной русско-турецкой войны, вернула южную Бессарабию, а устье Дуная осталось в Румынии. Всё очень просто.

И вдруг! Оба учебника «Дрофы» — и 2014 и 2016 — считают, что Россия по итогам Берлинского конгресса 1878 года вернула себе, в том числе, и устье Дуная.

Версия учебника издательства «Дрофа» 2014 года Версия учебника издательства «Дрофа» 2016 года

При этом оба учебника дают правильную карту, где устье Дуная России не возвращается:

«Карты правду говорят!»

Два авторских коллектива «Дрофы» запутались в трёх соснах. Наверное, один списывал у другого и, как водится, списал с ошибками. Тут причина ляпа — небрежность. Они могли хотя бы с википедией свериться. А вот в учебнике «Русского слова» об этом написано правильно.

Но и это не всё!

Один из учебников «Дрофы» даёт карту России на 1851 год, где устья Дуная у неё нет.

Но исторические карты — это отдельная тема, и мы сейчас не будет останавливаться на этом.

Это не единственные фактические ошибки в учебниках «Дрофы». Листая учебник 2014 года, я наткнулся на фразу: «Кенесары Касымов, понимая, что в сложившейся обстановке его поражение неизбежно, бежал в Китай, где был убит».

А вот это открытие! Вообще-то в 1847 год казахский хан Кенесары Касымов вторгся в Киргизию, где его разбили и взяли в плен. После долгих размышлений, что же с ним делать, киргизы отрубили ему голову и послали её российским властям. У казахов есть легенда, что голова знаменитого хана хранится в запасниках Эрмитажа. По их запросу в начале XXI века её искали в российских музеях, но ни в Кунсткамеру, ни в Эрмитаж голова не поступала. Её судьба неизвестна.

Вместо эпилога

По моим наблюдениям, если дети не влюблены в историю, примерно с 7-го класса она им становится в тягость. Мальчишки продолжают с интересом читать лишь разделы о войне. И поэтому военную историю желательно описывать в учебниках максимально внятно, интересно и без ляпов.

Чем вызваны фактологические ошибки, которые приведены выше? Ни один автор не может быть специалистом во всех областях истории. И при раскрытии каких-то тем желательно привлекать в консультанты (либо в рецензенты) специалистов, которые хорошо разбираются в этих вопросах.

Чтобы потом читателям не было смешно, а издательствам — стыдно.

Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.

Комментарии 0
Оцените статью
WARHEAD.SU
Добавить комментарий