«82-я до конца»: Sabaton о подвиге капрала Элвина Йорка

Инди: Я — Инди Нейделл.

Йоаким: Я — Йоаким из группы Sabaton, и это «История с Sabaton»!

Инди: Да!

Инди: 82-я дивизия армии США была сформирована в годы Первой мировой и известна как «Всеамериканская».

Йоаким: Наша песня 82nd All the Way посвящена этой дивизии и сержанту Элвину Йорку.

Призван в 1917-м парень из Теннесси…

Инди: В начале XX века жизнь американской бедноты была тяжела везде, но в дебрях гор Смоки-Маунтинс в Теннесси, где люди жили мелкими общинами и опасались чужаков, было хуже. Насилие было повсеместно, без ружья и ножа не выходили из дома. Элвин Йорк, сын нищего фермера, привык к суровому быту, где основным способом социального взаимодействия были пьянки, драки и азартные игры. Он проводил время так же, пока в 1915 не решил порвать с неправедным прошлым, обратив свою жизнь к Иисусу.

Фарид Мамедов

Йорк родился в очень бедной семье. В школе он практически не учился, поскольку надо было помогать отцу кормить семью. К началу Первой мировой войны будущего героя все знали как конченого алкоголика и бешеного забияку. Йорк жил тогда по принципу «всё, что заработаю, спущу в салуне». Единственной отдушиной для него была церковь. Он идеально укладывался в стереотип о «хиллбилли». Так Йорк и мыкался между домом, работой, салуном и церковью, пока в 1914 году в одной из пьяных драк не погиб его близкий друг.

Это заставило Элвина резко пересмотреть свои взгляды на жизнь, завязать с алкоголем и стать пламенным протестантом. В христианской секте, к которой с 1915 года принадлежал Йорк, было запрещено пить, курить, танцевать. К началу призывной кампании в США Йорк был просто-таки образцовым ЗОЖевцем и пацифистом (войну его секта также не одобряла).

Прошло два года. Новости о том, что Америка вступила в мировую войну, не сразу достигли горного захолустья. Только в начале июня 1917 года сюда явилась призывная комиссия. Свою повестку Йорк отправил обратно, написав на ней: «Я не хочу воевать», и приложил письмо, в котором подробно описал, что участвовать в войне ему не позволяет религия. Комиссия письмом не прониклась, заявив, что Библию на этот счёт можно трактовать по-разному и воюют её персонажи изрядно. У Йорка не осталось выбора, и в феврале 1918 года он отправился в 82-ю дивизию для прохождения подготовки.

Фарид Мамедов

В те времена в США «отказников» отправляли на тыловые работы, а также в лазареты или штаб. Проблема Йорка состояла в том, что его маленькая, но гордая секта «Храмы Христа в Христианском Союзе» не была внесена в списки деноминаций, принадлежность к которым давала возможность откосить от боевых действий.

Короче, свобода свободой, но американская бюрократия всегда умела вручить гражданину винтовку в руки — и отправить куда подальше, воевать за национальные интересы.

В наши дни 82-я известна своими подвигами в годы Второй мировой уже в роли воздушно-десантной. В 1918 году её знали как   «Всеамериканскую», так как в ней служили представители всех штатов. Первыми были южане, такие, как Йорк, но скоро дивизию пополнили новобранцы, которых сочли слишком проблемными для других частей. Многие лишь недавно приехали из Европы и даже толком не говорили по-английски. Из-за своей религиозности Йорк не ладил с сослуживцами и командованием, но приказы выполнял исправно, и за это с ним мирились. Он оказался прирождённым солдатом и метким стрелком.

Элвин Йорк

Фарид Мамедов

Во «Всеамериканской дивизии» служило много эмигрантов, приехавших со всего света буквально перед войной. Чтобы втянуть страну в Первую мировую войну, американские верхи активно раздувала антигерманские настроения. Тем более, что немцы с редким упорством давали повод к этому.

Что с того, что иные американские граждане немецкого происхождения как раз и бежали от того, против чего пафосно выступала американская пропаганда? Теперь им приходилось из кожи вон лезть, чтобы показать — они настоящие американцы! И тут этот Йорк со своим христианским пацифизмом и вопросами: а за что мы воюем и зачем? Прошло немного времени, и дело дошло до того, что один из солдат начал угрожать убить Йорка, если он не заткнётся.

Кроме солдат наш приверженец здорового образа жизни стал доводить своё непосредственное командование. Капитану Данфорду и майору Бакстону пришлось на двоих вести долгие, душеспасительные беседы с упрямым солдатом. В ход шли Библия и христианская апологетика. Наконец, после недельной побывки дома, Йорк созрел для решения: «Бог велит мне взять в руки оружие!». Командиры и сослуживцы вздохнули с облегчением — наконец-то это мозгомойство прекратилось.

На войну он принёс лишь две вещи: винтовку и веру

В сентябре 1918 года 82-я оказалась во Франции, где приняла участие в битве за Сен-Миель. Дивизия была готова присоединиться к большому контрнаступлению союзников, которое должно было сокрушить немецкие позиции в Аргонском лесу. Третьего октября она пошла в атаку у руин деревни Варен-ан-Аргон. Французская артиллерия обстреливала лес, при этом, сама того не зная, накрывала и блокированные в нём союзные силы. Ходили слухи о целом батальоне, окружённом и обречённом на гибель в этом лесу.

Американская публика ждала таких историй. Крупные информационные агентства предлагали большие деньги репортёрам за показания очевидцев — на родине мало знали о войне в Европе и трепетали в ожидании шокирующих сенсаций из первых рук. Репортёрам было всё равно, будет ли речь идти о подвиге или трагедии — отличные заголовки получались и из того, и из другого.

Никто не мог предвидеть, что здесь их ожидают две величайшие американские истории той войны.

Батальон Йорка наткнулся на врага сразу же. Стоило бойцам подняться в атаку, как они попали под плотный пулемётный и миномётный обстрел с холма, называвшегося «высота 223». Это была ключевая немецкая позиция, и парни Йорка должны были прикрывать фланг штурмующим её. Но по мере зачистки леса они попали под немецкую контратаку, отбросившую их на холм, где шла отчаянная битва за вершину. Американцы победили, но Йорк обнаружил себя в окружении раненых и убитых. Это могло лишить его сна, но он нашёл утешение в Библии. «Пусть пули несут смерть, Ты защитишь меня, ибо на Твою милость уповая всем сердцем, да святится имя Твоё».

Вечером 8 октября, когда Потерянный батальон (о нём у Sabaton тоже есть песня, по которой мы делали выпуск) был найден и покидал лес, Йорку пришла пора туда возвращаться. Ранним утром, когда он снова оказался на вершине высоты 223, начался немецкий обстрел. Миномётные мины и газовая атака привели к панике, а панику лучше всего преодолевать действием — примкнув штыки, американцы бросились в лес. Взвод Йорка потерял половину людей, наткнувшись на вражеский пулемёт, выжившие прекратили атаку.

Замецки

Во время Мез-Аргоннского наступления союзников один из американских батальонов увлёкся наступлением и оказался отрезан в немецком тылу. Остатки батальона пробились к своим лишь через несколько дней.

Превозмогая ужас, Йорк сумел поднять своих людей и направился с ними в обход, через густой кустарник, надеясь зайти пулемётчикам во фланг. Но лес был настоящим лабиринтом, и вскоре взвод потерял направление. Выбравшись на поляну, американцы увидели двух немецких санитаров. Те, после секундного замешательства, обратились в бегство. Солдаты Йорка, матерясь и стреляя, кинулись в погоню. Продираясь сквозь подлесок, они, сами того не зная, углублялись всё дальше в немецкий тыл. Санитаров они не догнали, зато на следующей поляне увидели несколько десятков немецких солдат. Они ели, болтали, многие были полураздеты. Увидев американцев с винтовками наизготовку, они побросали на землю всё, что держали, и подняли руки.

Фарид Мамедов

Йорк тогда ещё носил звание капрала и не мог командовать взводом. Во всех документах в качестве командира подразделения, которому было поручено взять под контроль декавильскую железную дорогу, фигурирует сержант Бернард Эрли. Именно он взял в плен первых немецких солдат. Вместе с Эрли численность подразделения не превышала 17 человек.

Люди Йорка, оказавшись в меньшинстве по сравнению со взятыми пленными, начали обыскивать их, но тут их заметил немецкий пулемётчик. Он, вероятно, был бессердечным фанатиком, так как открыл огонь в самую гущу толпы, выкашивая своих и чужих. В хаосе свистящих пуль и криков ужаса лучший друг Йорка погиб у него на глазах.

Фарид Мамедов

Пулемётчик не был фанатиком. Наоборот, он дождался момента, когда американцы отделятся от пленных немцев, и только тогда открыл огонь. Ни в одном из описаний боя Йорка нет упоминаний о том, что немецкий пулемёт нашинковал своих. Убитыми и ранеными оказались исключительно американцы: шестеро человек убиты, включая друга Йорка, и трое ранены — включая сержанта Эрли и его зама. Вот так капрал Йорк оказался командиром уцелевших. Всего восемь человек — но их не стоило недооценивать.

В адский огонь, Аргон, — чтобы стать героем

Это стало последней каплей. Вежливый, богобоязненный Элвин Йорк попросту сломался, злоба и ненависть захлестнули его. Пока все разбегались, спасая свои жизни, Йорк бросился вперёд с винтовкой наперевес. Он вскарабкался на холм в обход пулемётного гнезда и оказался на вершине, откуда была прекрасно видна немецкая позиция. Йорк прицелился и нажал на спуск. Один за другим немцы падали замертво. Йорк безжалостно уничтожал их с невероятной точностью, пока пулемёт не замолчал, — рядом с гнездом остались 19 немецких трупов.

Фарид Мамедов

В своих воспоминаниях Йорк описывал этот бой по-другому. Якобы он не мог нигде укрыться от вражеского огня — поэтому вместо того чтобы метаться по склонам холма, начал стрелять по пулемётному гнезду. Один за другим падали убитые немцы; соратники Йорка воодушевились и тоже открыли огонь по пулемёту. Так они и подавили эту «дьявольскую трещотку».

При этом Йорк ещё и умудрялся кричать немцам что-то вроде «нихт шиссен» и «сдавайтесь, вашу дивизию!».

То, что он открыл в себе в октябре 1917 года, во время боя с немцами, не было его тёмной стороной — это было с ним изначально. В нужное время и в нужный момент святоша уступил место бешеному хиллбилли.

Пока Йорк рассматривал результаты своих трудов, из кустарника появилась группа немцев с примкнутыми штыками. Йорк от неожиданности выронил винтовку, но выхватил пистолет. Первым он убил немецкого командира, до которого была лишь пара шагов, потом переключился на остальных. Когда всё стихло, вокруг него везде лежали мёртвые немцы. Немецкий лейтенант медленно встал с поднятыми руками. Йорк направил пистолет ему в лицо. С сильным акцентом лейтенант дрожащим голосом произнёс: «Не стреляйте, я сейчас прикажу им сдаться».

Фарид Мамедов

Тевтоны были под таким впечатлением от успехов чёткого капрала, что, как услышали свисток своего офицера, тут же бодро побежали сдаваться. А что ещё было делать? Мало ли что ещё учудит этот нервный хиллбилли!

Йорк продолжал держать палец на спуске, глядя на немца глазами самой смерти, готовой уничтожить его в любой момент. Лейтенант медленно достал из кармана свисток, дунул в него и выкрикнул команду в сторону кустов за спиной. Оттуда по одному начали выходить уцелевшие немецкие солдаты. С другой стороны появились американцы, догнавшие, наконец, Йорка. При виде своих людей Йорк на мгновение расслабился, и тут один из немцев бросил гранату. Он промахнулся, а Йорк попал, уложив его на месте одним выстрелом. Остальные немцы сопротивления не оказали.

Американцы направились обратно по своим следам, внимательно приглядывая за колонной пленных, которые многократно превосходили их числом. Пробираясь через лес, они наткнулись на взвод немцев — те были настолько вымотаны и деморализованы, что тоже сдались. Вскоре на пути попалась другая группа немецких солдат. Они подняли оружие, готовясь стрелять, но Йорк, ткнув пистолетом в спину пленному лейтенанту, убедил их в ошибочности такого решения. Все они бросили оружие, кроме одного молодого солдатика, вцепившегося в винтовку.

Йорк без колебаний пристрелил парня, и колонна продолжила путь.

Выбравшись из леса, они подошли к высоте 223, с которой изумлённые американцы наблюдали за колонной из 132 пленных немцев, конвоируемых лишь горсткой солдат. История об этом распространилась среди войск, но журналисты не обратили на неё внимания, поскольку наперегонки писали репортажи о Пропавшем батальоне. Так что Йорк, повышенный в звании до сержанта, какое-то время был неизвестен публике.

Фарид Мамедов

Зато сержант Йорк был известен в войсках. Его лично награждал генерал Першинг — командующий американскими экспедиционными силами в Европе. Он получил из рук главкома союзных войск, маршала Фердинанда Фоша, награду Франции — Военный крест. «То, что вы сделали, было величайшим солдатским достижением из всех армий Европы», — сказал ему после вручения лично Фош.

Помимо высших наград США и Франции, Йорк получил кучу наград от союзников (Италия, Черногория). К моменту окончания войны он получил больше всех наград среди солдат американской армии.

Чего добился сержант Йорк в тот день — эхом прозвучит от Франции до США

Йорк гордился тем, что совершил. Он сделал то, что должен был, и у него получилось хорошо. Сама война, однако, оставалась для него загадкой, он не мог понять смысла всего этого кровопролития и разрушения. После окончания сражения Йорк целыми днями ходил по лесу, помогая санитарам искать и выносить раненых. Где во всём этом был Бог? Кто решал, кому жить, а кому умирать, — слепой случай или высшая воля? Кто направлял руку людей, совершивших всё это?

Лишь более полугода спустя, 26 апреля 1919 года, газета Saturday Evening Post опубликовала историю Йорка, пересказанную репортёром, услышавшим её во Франции несколькими месяцами ранее. Элвин Йорк мгновенно стал одним из величайших героев Америки в её истории. О нём писали как о настоящем патриоте, монахе-воине, который без промедления откликнулся на зов родины.

Когда 22 мая Йорк вернулся в Штаты, его, как и бойцов Потерянного батальона до этого, встретили парадом в его честь. Газеты и журналы перепечатывали рассказ о нём, его самого звали на выступления по всей стране. Он получил не один десяток наград, в том числе французских и итальянских, и даже Медаль Почёта американского конгресса. Деньги больше не были проблемой для Йорка, но он отказался от всех предложений заработать рекламой. Вместо этого он вернулся домой, в Теннесси, купил ферму и открыл церковную школу для местных детей.

Мысли о том роковом дне, однако, продолжали преследовать его долгие годы. Когда-то он оставил путь насилия и обратился к богу и человеколюбивому христианскому учению. Он не хотел воевать. Но, когда оказался на войне, смерть и разрушение вокруг открыли в нём тёмную сторону, о которой он не хотел знать. С воспоминаниями о ней он и боролся всю оставшуюся жизнь.

Фарид Мамедов

Послевоенный путь национального героя, каким оказался сержант Йорк, не был усыпан розами. На самом деле деньги ему были очень даже нужны. Ферма, которую Йорку подарили, была недостроена — сержанту пришлось влезть в большие долги, чтобы выплатить ипотеку.

К тому же Йорк решил заняться улучшением состояния дел в своём родном округе. Он открывал благотворительные общества, летние школы, где дети бедняков могли бесплатно получить техническое образование. Всё это требовало денег, которых постоянно не хватало. Если бы не статус героя, Йорк бы пошёл по миру. А так он ещё мог выбить деньги из политиков, напирая на свой звёздный статус.

В 1940 году Йорка припекло. Деньги были страшно нужны, и он согласился на экранизацию своей биографии. Фильм 1941 года, «Сержант Йорк», стал абсолютным лидером проката и способствовал тому, что американское общество поменяло свои взгляды на интервенционизм. Сам Йорк активно призывал участвовать в войне и полностью разделял военные и политические установки президента Рузвельта.

Умер он в 1964 году всеми признанным героем.

Замецки

Кстати, зенитка   «Сержант Йорк» — это в его честь, да.

Элвин Йорк пожимает руку 32-му президенту США Франклину Рузвельту. Йорка пригласили в Белый дом по случаю премьеры фильма «Сержант Йорк» в Вашингтоне

Инди: 82nd All the Way — песня из вашего нового альбома?

Йоаким: Да, The Great War.

Инди: Круто. А что насчёт 82-й дивизии — почему именно она? Вас привлекла история сержанта Йорка или самой дивизии? Глядя на Великую войну, видишь много потенциальных тем. Как вы выбрали именно эту, конкретную?

Йоаким: Ох, знал бы ты, чего нам это стоит! На каждую нашу песню приходится по десятку, наверное, историй, которые приходится оставлять в стороне. В данном конкретном случае было очень тяжело подобрать историю, которая подходила бы к написанной нами музыке. Песня очень бодрая, заводная, а образ Великой войны — по крайней мере, в моей голове — не очень весёлый. Нужно было что-то героическое, чему можно порадоваться. И, когда мы с Пэром писали слова, всё шло очень гладко. Это вообще-то редко бывает у нас с ним — мы вечно спорим. Не в плохом смысле, а как бы рассматриваем каждый момент со всех сторон. Стараемся выжать из темы всё возможное, подать её безупречно, эмоционально связать с мелодией. Обычно это очень непросто — но не в этом случае. Всё вышло само собой.

Инди: Вы же будете исполнять многие песни из нового альбома вживую, на концертах. Как вы решаете, какие именно вы хотите исполнять? В смысле, чередуете их как-то или выбираете отдельные? Ведь на концертах приходится исполнять много старых хитов, это занимает время.

Йоаким: А это зависит от вас, ребята. Именно вы должны нам это рассказать. Вот сейчас у нас турне, например. Мы для него взяли несколько песен практически наугад. Если они не зайдут публике — поменяем. В большинстве случаев, впрочем, можно предположить, какие песни станут популярными.

Инди: Особенно в определённых странах.

Йоаким: Именно. Но, с другой стороны, мы в каждом альбоме стабильно «промахиваемся» с двумя-тремя песнями. В итоге всё решают фанаты. Вам определять, какие песни мы будем играть вам.

Инди: А это была песня 82nd All the Way и передача «История с Sabaton»!

Йоаким: Ну что ж, на сегодня это всё. Дальше вы и сами всё знаете — список видео вот здесь, Patreon, каналы World War Two и Time Ghost. Увидимся! Я классно танцую! Поддержи меня на Patreon!

Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.В следующей статье серии читайте о битве за Сталинград в «Истории с Sabaton» >>

Комментарии 0
Оцените статью
WARHEAD.SU
Добавить комментарий