Тоцкие учения: как СССР учился воевать в Третьей мировой

Наш советский атомпанк

Если поискать в Сети «тоцкие учения», то откроются бездны ужаса: «СССР испытывал атомную бомбу на живых людях!», «на собственном народе», «хуже Хиросимы и Нагасаки!», «десятки тысяч облучены! Выжило меньше тысячи!» — и прочая, и прочая.

Реальность: 14 сентября 1954 года на войсковых учениях взорвали атомную бомбу. Документы, фото, воспоминания об этих учениях — доступны. Читаем.

Зачем взрывали?

Во-первых — проверить, как современная армия будет наступать и обороняться после атомного удара. Во-вторых — понять, как организовать противоатомную защиту войск и при обороне, и при наступлении. А также проверить связь, снабжение и прочее.

Общая схема и замысел Тоцкого общевойскового учения с применением атомной бомбы (фото: Евгений Белаш/WARHEAD.SU)

Тогда вовсю шла холодная война. И вероятность, что СССР испытает на себе силу чужого атомного оружия не в теории, а на практике, была очень даже ненулевой. На памяти того поколения прошли две мировые войны, третью никто не отменял.

Атомное оружие уже есть, это факт. Надо понять, как с ним быть.

Сказано — сделано. На Южном Урале у села Тоцкое в Оренбургской области выбрали типичную равнинную местность СССР и Европы — невысокие холмы, леса, небольшие реки.

Учиться ядерной войне решили «настоящим образом». Нарыли 380 километров траншей, поставили больше пятисот блиндажей и укрытий. Сотни танков, самоходок, орудий, самолётов, тысячи автомобилей, десятки тысяч солдат готовились к бою.

На острие удара шла 12-я гвардейская механизированная дивизия с усилением. Оружие — новейшее.

Всего на учениях хотели использовать три «бомбы»: одну настоящую и два имитатора — бочки с бензином. Атомную бомбу в 40 килотонн планировали сбросить с бомбардировщика Ту-4 на квадрат местности с белой каймой и белым крестом в центре. Если вдруг погода испортится — уголковые отражатели помогут отбомбиться по радиолокатору.

Точка прицеливания бомбометания (фото: Евгений Белаш/WARHEAD.SU)

По плану падать она должна была на батальонный район обороны. Если его подавить — нарушится вся система обороны, включая группировку артиллерии. Первый имитатор «вынесет» опорный пункт на тыловой позиции обороны, у горы Петровская Шишка. Второй — корпусные резервы.

Перед учением два экипажа Ту-4 тренировались, бросая обычные 250-кг бомбы по белому кресту. Точность была невероятная, с отклонением от цели всего в 50-60 метров.

Как в реальном бою, войска (кроме высших офицеров, которые знали заранее) узнавали о грядущем атомном ударе лишь за сутки. До того их долго и поэтапно готовили прятаться.

Солдаты получили камеры индивидуального дозиметрического контроля. Части, наступающие через район атомного взрыва, имели по камере на отделение или расчёт. Остальные — по камере на роту или батарею. Плюс дозиметры в батальонах и на наблюдательных пунктах.

И вот настало утро 14 сентября. Оба самолёта полностью готовы, с подвешенной атомной бомбой, двигатели запущены. Команду на взлёт получил экипаж майора Василия Кутырчева, который уже сбрасывал атомную бомбу на Семипалатинском полигоне.

«Западные» — в 10-12 километрах от точки будущего взрыва. «Восточные», которым предстоит наступать — за рекой, в пяти километрах.

9 часов 20 минут. Руководство учений решило сбросить атомную бомбу. Решение запротоколировано и утверждено.

Руководство и постановка лётных задач (фото: Евгений Белаш/WARHEAD.SU)

За десять минут до взрыва — «атомная тревога», войска отведены в укрытия, люки на танках и самоходках закрыты, экипажи внутри.

9 часов 34 минуты. Сброс бомбы с восьми километров.

За триста метров от эпицентра не осталось ни одного столетнего дуба. Открытую траншею обуглило и буквально раскатало — глубина траншеи в результате уменьшилась с 80 см до семи-восьми см. Расставленную технику за километр от эпицентра вдавило в землю и оплавило. Животных в радиусе полкилометра обожгло, километр — «имели вид получше, могли двигаться». Два километра — никаких внешних следов.

Все деревни в радиусе пяти — семи км уцелели полностью. Причём один дом, который обмазали раствором суперфосфата, не сгорел и в 3,7 км от эпицентра. Обмазать остальные жители просто поленились.

Через пять минут началась артподготовка и бомбардировка. В СССР жили реалисты и понимали, что даже немирный атом вряд ли подавит вражью оборону насовсем. «А потом пошли танки».

Простите, дальше будет много скучных цифр. Но без них — никак.

Занимательная физика

Через сорок минут после взрыва дозоры радиационной разведки на БТР достигли района эпицентра. Фон через час после взрыва — 50 рентген в час. В радиусе до 300 метров — уже 25 рентген, полкилометра — 0,5 рентгена, 850 метров — 0,1 рентгена.

Радиационная разведка (фото: Евгений Белаш/WARHEAD.SU)

А дистанционный гамма-рентгенометр в 730 метрах от взрыва спустя две минуты после «большого бабаха» выдал фон в 65 рентген в час. И через 47 минут — лишь полтора рентгена.

Границы зон заражения закончили обозначать через полтора часа после взрыва — то есть задолго до того, как подошли «свои».

Схема перемещения войск (фото: Евгений Белаш/WARHEAD.SU)

Только около полудня передовой отряд наступающих вышел в район атомного взрыва. Через 10-15 минут севернее эпицентра на безопасном удалении пошла пехота, южнее — мехполк. Цель — пройти сквозь брешь в обороне, лезть в эпицентр было просто незачем. Когда пошли колонны, фон уже не превышал 0,1 рентгена в 400 метрах.

Пехота в защите (противогазы, бумажные накидки, чулки и перчатки), проходя в полукилометре, могла получить около 0,02-0,03 рентген, а экипажи танков и БТР — в четыре-восемь раз меньше.

Таблица мощности доз излучения (фото: Росатом)

Несколько самолётов при ударе по наземным целям на 21-22 минуте пересекли ножку атомного гриба. Фон в кабинах после приземления — 0,02-03 рентгена в час.

Солдаты в укрытиях даже не видели реальный атомный взрыв — только имитаторы. Взрыв — воздушный, поэтому радиоактивные осадки выпадали гораздо дальше по ветру. Всего в районе бомбардировки было около 3000 человек — то есть не более 5-7% войск от общего числа, и 10% — от участников. При этом в эпицентре, на бронетехнике, было около 500 человек.

Населённые пункты (фото: Росатом)

А что же местные жители? И это учли! В зоне до восьми км вывезли всех, вместе со скотом. На дальности от восьми до 12 км — вывезли в овраги и расстреля… заставили лечь лицом вниз за десять минут до взрыва. В зоне от 15 до 50 км — укрыли в домах.

Хотя предусмотрели не все. 216 жителей в этой зоне оказались ранены битым стеклом, из них 15 человек увезли в госпитали. Но даже самых незначительных радиационных поражений — не было.

Позже на месте сгоревших домов построили новые.

Тишь атомной войны

Сергей Александрович Зеленцов, кандидат технических наук, вспоминал:

«Было пусто и тихо. Лишь радиометры пощёлкивали, отмечая повышенный уровень радиации. Войска прошли мимо эпицентра вне зоны заражения, не оставив следов на покрытой пылью местности.

Непосредственно в зоне, примыкающей к эпицентру взрыва, земля была покрыта тонкой стекловидной коркой расплавленного песка. Корка хрустела и ломалась под ногами, как тонкий ледок на весенних лужах после ночного заморозка. И на ней не было никаких следов, кроме моих.

Радиометр регистрировал радиоактивность, не превышающую 1 Р/ч, поэтому я спокойно ходил по этой корке шлака».

На другой день солдаты набрали в карманы этот шлак — на память. Тогда Зеленцов собрал их, поднёс кусок шлака к щелкающему радиометру и «со значением» сказал, что ходить-то по шлаку можно. Но кто положит его в карман — может остаться без потомства. Карманы опустели мгновенно. А Зеленцов потом умер. В 2017 году.

Интересно, что за учениями наблюдал лично Хрущёв, плюс Булганин, Курчатов и делегации всех соцстран — это к вопросу о бесчеловечном режиме. Перед взрывом Хрущёв прошёл по переднему краю и представил солдатам Курчатова — который гарантировал безопасность.

Мер по безопасности здесь просто не хватит места перечислять. Потом ещё много лет проверяли — нет превышения общего фона. Нет повышенной смертности.

Ирония судьбы — злобные военные кучу страниц исписали, чтобы максимально защитить солдат и мирных людей, а у добрых гражданских много лет спустя случился Чернобыль.

Итог — СССР получил опыт действий при настоящем атомном взрыве.

Впереди был штурм Кенигсберга вертолётами.

А реальная атомная война стала чуточку дальше. Благодаря «кровожадным» советским военным.

Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.

Комментарии 0
Оцените статью
WARHEAD.SU
Добавить комментарий