itemscope itemtype="http://schema.org/WebPage"

Мятежник поневоле: нелёгкая судьба римского военачальника

Трон в поздней Римской империи переходил из рук в руки, солдатские императоры менялись как сандалии легионера в дальнем походе. Как римлянин из варваров неожиданно для себя стал мятежником. История жизни Клавдия Сильвана.

/
11K
33
1
118

Трон в поздней Римской империи переходил из рук в руки, солдатские императоры менялись как сандалии легионера в дальнем походе. Как римлянин из варваров неожиданно для себя стал мятежником. История жизни Клавдия Сильвана.

Начало славных дел

Герой сегодняшней статьи Клавдий Сильван родился в семье франка Бонита и неизвестной матери, по одной версии происходившей также из франков, по другой — из римской аристократии. Что до отца, то Бонит, покинув родные земли, вступил в римскую армию и сделал неплохую карьеру, сражаясь под знамёнами Константина Великого в гражданской войне против Лициния.

Сильван, воспитанный в римских традициях, пошёл по стопам своего родителя и сам оказался весьма толковым военачальником. Один лишь эпизод омрачил его раннюю карьеру: когда Магн Магненций поднял восстание в январе 350 года, Сильван перешёл на сторону узурпатора. Впрочем, даже этот минус Клавдий умудрился обратить впоследствии в плюс.

В сентябре 351 года войска мятежников и лоялистов под командованием Констанция II (сына Константина Великого) встали друг против друга рядом с городом Мурса (совр. Осиек, Хорватия). Перед битвой, которая стала одной из самых кровавых бань, что устраивали друг другу римляне, послам Констанция удалось переманить Сильвана на свою сторону. Наш герой вернулся в стан лоялистов не один, а с частью армии Магненция, и сыграл немалую роль в разгроме мятежа.

В 353 году Магненция окончательно разбили, и он покончил с собой — ну а Сильван, вовремя перейдя на сторону победителя, удостоился от императора титула сначала магистра пехоты (magister peditum), а в 352 году принял командование над всеми римскими войсками в Галлии (Magister militum per Gallias) и получил задание вышвырнуть алеманнов, вторгавшихся на территорию империи и причинявших ей немалый урон. Сильван великолепно справился с поручением Констанция и перебил (хотя частично и подкупил) алеманнов и доморощенных бандитов‑багаудов.

Что же могло пойти не так у талантливого и достаточно молодого военачальника в ходе его весьма славной карьеры?

Современная реконструкция позднеримского пехотинца на тех самых рейнских рубежах, что охраняли Сильван и его воины
Современная реконструкция позднеримского пехотинца на тех самых рейнских рубежах, что охраняли Сильван и его воины

Мастера подлога

Увы, завистников у Сильвана хватало с лихвой. Наиболее могущественным из них при дворе императора оказался Арбицион. Высокопоставленный военный, командовавший конницей (magister equitum), этот персонаж больше прославился своей склонностью к интриганству. Имея огромное влияние на императора, Арбицион испытывал искреннюю неприязнь к равным по статусу римским военным, воспринимая их в качестве конкурентов. Поэтому неудивительно, что одним из первых объектов для своей неприязни магистр выбрал именно Сильвана. А тут как раз представился случай, чтобы избавиться от конкурента.

Как уже было сказано, завистников у Сильвана хватало, и Арбицион был лишь самым влиятельными из них. Одним из таких недоброжелателей оказался Динамий, заведовавший императорскими лошадьми. Динамий попросил у Сильвана написать несколько не имевших особой важности писем.

На то и шла ставка: письма были пустяковыми, так что зреющий заговор простодушный Сильван распознать никак не мог.

Динамий, заполучив образцы почерка нашего героя, смыл все его письмена — кроме подписи — и добавил слова, якобы обличавшие Сильвана в амбициях захватить императорский трон. Состряпав подлог, недруг помчался к Гаю Цейонию Руфию Волузиану (для друзей — Лампадий), префекту претория Италии, который, в свою очередь, торжественно вручил отредактированные письма Сильвана императору.

При дворе предсказуемо поднялся шумный переполох, в ходе которого в защиту доброго имени Сильвана выступили его соотечественники Маларих и Маллобавд. Маларих вызывался отправиться в Галлию на переговоры с Сильваном, мотивируя это тем, что иной посланец вызовет у полководца лишь сильнейший страх за свою жизнь и, как следствие, восстание.

Современный рисунок, отображающий возможный облик офицеров уровня Арбициона во время исполнения своих прямых обязанностей
Современный рисунок, отображающий возможный облик офицеров уровня Арбициона во время исполнения своих прямых обязанностей

Увы, поскольку решение о посланце принимал уже известный нам Арбицион, то итог оказался слегка предсказуем. В Галлию отправился некий Аподемий, имевший совершенно не блестящую репутацию. Аподемию поставили задачу всячески раздуть конфликт до размеров слона, и ему это блестяще удалось. Прибыв в Галлию, он не только не встретился с нашим героем, но и начал арестовывать его сподвижников, словно участь самого Сильвана была уже очевидна. Не уставал «работать» и Динамий, продолжавший рассылать подложные письма от имени Сильвана (и заодно Малариха).

В конечном итоге интриги Динамия и Лампадия, а также жалобы Малариха на эти самые интриги столь утомили Констанция II, что тот созвал суд, члены которого без особого труда установили подложность всех писем, приписываемых Сильвану и Малариху. Лампадию удалось спастись от петли исключительно благодаря заступничеству влиятельных лиц при дворе, а Динамий вообще получил новую должность в Этрурии.

Таким образом, никакого реального наказания заговорщики не понесли.

Неохотный мятеж

Пока где-то на востоке свершался самый справедливый в мире суд, напряжение в Галлии достигло предела. Сильван окончательно уверился в том, что отвратительное поведение Аподемия — знак его грядущего ареста. В таких условиях оставалось выбирать немногочисленные варианты отступления. Поначалу Сильван подумал о возможности рвануть к своим франкским родичам, но советники быстро убедили его в том, что как только римские послы окажутся во франкских пределах, последние тут же выдадут беглеца властям за более-менее щедрое вознаграждение. Оставался только один вариант, самый опасный и нежеланный.

Сильван даже в таких условиях не жаждал вешать себе на шею гордое звание узурпатора.

За неделю до самопровозглашения он раздал жалование солдатам от имени Констанция (а не от себя, как можно было бы предположить в таких обстоятельствах). Однако страх Сильвана, не знавшего о раскрытии дела с подлогом, всё-таки довёл его до закономерной кульминации.

Сговорившись с доверенными офицерами, наш герой провозгласил себя императором в августе 355 года, взяв в качестве императорского пурпура соответствующую ткань со знамён.

Фантазия современного художника, отобразившего коронацию восставшего спустя несколько лет в той же Галлии Юлиана Отступника
Фантазия современного художника, отобразившего коронацию восставшего спустя несколько лет в той же Галлии Юлиана Отступника

Говорят, что Констанций, получив известие о восстании Сильвана, был поражён до глубины души. Придворные же, оказавшись в весьма деликатном положении, робко предложили отправить на запад полководца по имени Урзицин. Урзицин сам пребывал в практически опальном положении из-за прошлых дворцовых интриг, однако его присутствие посчитали единственным адекватным ответом на мятеж Сильвана и отправили полководца в Галлию, надеясь, что мысли о мятеже ещё не распространились по западным провинциям.

Но когда Урзицин и его люди прибыли в Галлию, то обнаружили, что опоздали. О мятеже Сильвана уже все знали, и в его штаб в Колонии Агриппина (совр. Кёльн, Германия) стеклось уже немало народу. Правда, сам Сильван продолжал, в общем, бездействовать — не маршируя, к примеру, к Августе Треверорум (совр. Трир, Германия), где находились столица галльской префектуры и один из имперских монетных дворов.

В таких условиях Урзицин счёл за лучшее притвориться соратником Сильвана и показательно преклонил колени перед узурпатором, удостоившись от последнего предельно дружественного приёма. По всей видимости, Сильван по-прежнему крайне неохотно проявлял себя в качестве мятежника, предпочитая в доверительных беседах жаловаться Урзицину на продажных чиновников, которые довели до столь отчаянного состояния обоих собеседников. Урзицин же, слушая причитания невольного узурпатора, обратил внимание, что многие солдаты последнего откровенно бесятся из-за невозможности пересечь Альпы и вступить в славный бой с лоялистами, отбирая у них обещанные Сильваном богатства.

Галльская префектура включала в себя не только собственно Галлию, но и Британию, Испанию и часть Северной Африки
Галльская префектура включала в себя не только собственно Галлию, но и Британию, Испанию и часть Северной Африки

В подобных условиях верность некоторых мятежников оказалась несущественна перед кошельком людей Урзицина. Утром 7 сентября всё того же 355 года подкупленные солдаты ворвались в резиденцию Сильвана, перебив его гвардию. Бедолага успел ускользнуть в часовню, надеясь на заступничество церкви, но убийцы выволокли Сильвана из церкви и зарубили мечами. Так, после неполного месяца правления, из-за дворцовых интриг и собственной мнительности погиб один из самых талантливых полководцев Констанция II. У Сильвана остались безвестные жена и сын, которым посчастливилось спастись.

Новым римским командующим в Галлии стал Барбацион, человек крайне посредственной репутации. В 354 году он покрыл себя позором, предав своего господина Констанция Галла (соправителя своего тёзки и кузена Констанция II). Впрочем, Констанция II, отдавшего приказ избавиться от кузена, Барбацион до поры до времени вполне устраивал.

Кстати, в это же время в Галлию по приказу императора отправился ещё один его кузен — по имени Юлиан. Трагикомедийное сотрудничество Юлиана и Барбациона вылилось в попытку ещё одного предательства со стороны последнего, но к нашей теме это уже практически не относится.

Последствия

Стоит упомянуть о том, как сложились судьбы некоторых персонажей, связанных с восстанием Сильвана.

Аподемий, который самолично довёл Сильвана до провозглашения себя императором, получил заслуженную «награду» в 361 году, когда его, уже ушедшего в отставку, приволокли на суд Юлиана Отступника, а затем прямым курсом отправили на плаху за прошлые грешки, основным из которых было личное участие в казни Констанция Галла, приходившегося родным братом Юлиану.

Барбациона, сменившего нашего мёртвого героя, ждала участь, в чём-то похожая на судьбу Сильвана. Он также пал жертвой подложного письма, где якобы просматривались его намерения убить Констанция II и самому занять римский трон.

Архитектором его падения и казни в 359 году стал всё тот же заядлый интриган Арбицион, что несколькими годами ранее косвенно поспособствовал гибели Сильвана.

Разница заключалась в том, что если о мятеже и гибели Сильвана жалели даже отдельные личности в стане лоялистов, то о кончине Барбациона, замаравшего себя предательством Констанция Галла и фактическим саботажем по отношению к Юлиану, не жалел, наверное, никто.

Далека от идеала оказалась и судьба Урзицина — человека, сыгравшего немалую роль в подавлении мятежа Сильвана. Со временем он оказался в восточных пределах империи, снова попал в горнило интриг и со временем был обвинён в разрушении персами Амиды (совр. Диярбакыр, Турция). Его дальнейшая судьба, к сожалению, нам неизвестна.

На этом фоне весьма достойно выглядит выдержка некоего Прокула — мятежника, который остался верен Сильвану даже после его смерти. Подвергаемый пыткам, он до последнего продолжал доказывать, что его господин поднял мятеж из-за безвыходности положения, а не из-за того, что вдруг возомнил себя императором более достойным, нежели Констанций.

Констанций II
Констанций II

Увы, ошибку исправить было невозможно, и Констанций, вообще-то нёсший свою долю вины за произошедшее, лишь радовался гибели Сильвана и едва ли подозревал, что через шесть лет окончит жизнь в обстановке очередного мятежа, поднятого Юлианом (пока ещё не Отступником).

Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.
Джон Гловер — контрабандист 80 lvl
Как незаметно украсть целую армию

Если вы думаете, что Бард Лучник из «Хоббита» — единственный в мире рыбак, который переломил ход войны, то вы явно незнакомы с биографией Джона Гловера. Этот пролетарий во время Американской революции дослужился до генерала, а первая битва Войны за независимость не стала последней лишь благодаря его вмешательству. Но обо всем по порядку.

16K
20
6
65
Ян Кёнджон
Невероятные приключения корейца на Второй мировой

В начале 90-х в информационном пространстве всплыл любопытный персонаж, Ян Кёнджон. Может, мир никогда и не узнал бы о нём, если бы не одно «но». Этот человек за годы Второй мировой войны умудрился примерить на себя военную форму трёх стран. Прославившись, ветеран противоборствовавших армий вскоре умер. Это не помешало корейским изданиям бурно развить тему непростой и причудливой судьбы их соотечественника (правда, давно уже гражданина США).

34K
32
7
126
Доктрина Дуэ — начало

К середине XIX века некогда сильная австрийская армия представляла собой довольно унылое зрелище. Не то чтобы у тамошних Швейков от этого сильно подгорало, но быть военным отстоем Европы тоже как-то не хотелось. По итогам коллективного обращения в небесную канцелярию в списке европейских армий появилась итальянская — исключительно для того, чтобы австрийцам было кого бить.

22K
34
9
146
Звезда Михаила Скобелева
«Та сила, что богатырей нам сказочных напоминала»

Национальный герой русского и болгарского народов, один из наиболее прославленных полководцев Российской империи: как Михаил Скобелев стал настоящей звездой второй половины XIX столетия.

16K
18
0
218
Наш человек в Фивах
Строим гегемонию из фаланг и илотов

Античный полководец Эпаминонд прославился двумя вещами: тем, что жёстко покарал спартанцев, и годными военными инновациями. Собственно, именно благодаря жёсткости, чёткости и инновациям Эпаминонда, второсортный греческий полис Фивы в какой-то момент стал эллинским геополитическим гегемоном.

20K
20
1
226
Смерть белого генерала

22 июня 1882 года командир 4-го армейского корпуса Михаил Скобелев после завершения манёвров получил отпуск и выехал в Москву. Он планировал пробыть в городе несколько дней и затем отправиться в своё имение Спасское. Однако этот путь завершился его смертью, которая стала одной из загадок русской истории.

23K
11
14
368
Стоит ли бояться девушки с винтовкой?
Да, если ты ― нацист, а она ― советский снайпер

«То, что сверхметкий стрелок одним выстрелом снимет в наступающей цепи офицера и атака захлебнётся, так красиво не покажешь», ― сокрушалась когда-то лучшая женщина-снайпер Людмила Павличенко.

33K
57
10
445
Как войти в топ-10 рыцарей планеты
Этот человек мог завершить Столетнюю войну на 70 лет раньше

Если бы кто-нибудь сказал Бертрану дю Геклену в середине его жизни, что он станет коннетаблем, подружится с монархом и будет похоронен в усыпальнице французских королей в храме Сен-Дени, он бы заржал. А если бы сообщили, что после смерти французы добавят его имя к девятке величайших героев всех времен и народов, — потерял бы дар речи.

16K
42
7
47
Касем Сулеймани, Тигр Ирана
Из крестьянских сыновей — в великие полководцы

10 лет назад Иран стоял на краю пропасти. Страна ждала ударов по своим объектам, прежде всего АЭС в Бушере. Внутренняя нестабильность могла привести к большой смуте. Спустя ещё десяток лет мир с удивлением увидел, что на карте настойчиво проступают очертания древней, как мир, персидской империи.

24K
38
8
61
10 «школьных» заблуждений о русской военной истории

На Куликовом поле не было пехоты, стрельцы не воевали в красном, Карл XII не нападал на Россию!

445K
153
100
897
Правда ли? Эсэсовцы массово воевали во французском Иностранном легионе

Французский Иностранный легион имел германский акцент с первых дней: король Луи-Филипп создал его в 1831 году из наёмных немецких и швейцарских полков. Непростое, но массовое присутствие немцев в Легионе продлилось полтора века — его не прекратили ни мировые войны, ни взаимная ненависть французов и немцев.

404K
102
20
336
Зенитная самоходка «Деривация»: отличная новинка — или полный провал?

В последние годы российский ВПК показал большое количество новых образцов военной техники. Многие из них вызывают критику — и часто справедливую. Но порой ругают проекты, которые этого не заслуживают. Один из подобных примеров — новая ЗСУ «Деривация». Давайте разберёмся подробно.

202K
69
90
114
Азербайджанский эксперт — о войне и мире в Нагорном Карабахе

Сегодня президент Азербайджана Ильхам Алиев написал в Твиттере о взятии под контроль города Джебраил (Мехакаван) и нескольких сел, прилегающих к Нагорному Карабаху. Армянская сторона не подтверждает это заявление и сообщает о гибели мирных жителей под обстрелами в городах Шуша и Степанакерт.

133K
49
124
132
Как начинают войны: ликбез

Чтобы пересчитать все горячие точки планеты в 2017, вам не хватит пальцев обеих рук. В 2016 году в них погибло более 130 тысяч человек, что значительно меньше, чем в 2014, но примерно столько же, сколько в 2015. Хотя официально ни одной войны сейчас не идёт. Война вообще-то запрещена.

304K
74
12
274
Плавучие ветераны Второй мировой: самые старые действующие военные корабли

Вторая мировая была настолько давно, что корабли, принимавшие в ней участие, уже давно превратились в плавучие музеи. Но не все! Некоторые всё ещё стоят в строю и гордо несут флаги своих стран. Мы собрали для вас подборку самых интересных кораблей-ветеранов.

170K
45
14
81
Чёрные и белые мифы о ленд-лизе: в трёх соснах

Вторая мировая война — и ленд-лиз. А можно ли было вообще без него? Здесь не будет срывания покровов и погружения в нюансы, но большинство спорщиков о ленд-лизе обычно блуждают именно в этих трёх соснах.

116K
146
445
884
Поездка в Тихий Холм. История одной командировки
Игра WARHEAD.SU

Странная командировка в маленький городок, который не найти даже на карте. Смутное ощущение тревоги от встречи с Тихим Холмом перерастает в настоящий ужас, когда становится понятно — этот город вовсе не то, чем кажется.

7.8K
26
27
88
Как фантаст Хайнлайн боролся с американскими военными: «последние дни США»

Мечтаете о крахе США? А вот фантаст Роберт Хайнлайн дал детальный прогноз о конце Соединённых Штатов ещё в далёком 1946 году. Что сбылось из его предсказаний, а что нет — в нашей статье.

163K
81
76
209
WARBLOGS