Кто кого: Аполлоний против античной военной бюрократии

После раздела недолговечной империи Александра Македонского началась эпоха эллинизма — проникновения греческой античной культуры на восток. Если не самым сильным, то самым богатым среди эллинистических стран был Птолемеевский Египет. Там до самого конца правила македонская династия потомков Птолемея.

Райское место для любого эллина

При новых правителях Египет превратился в очень необычное государство. При абсолютном численном преобладании коренных египтян армия и чиновничество в основном набирались из македонцев, греков и других обитателей эллинистического мира, усвоивших греческую культуру.

Потомки завоевателей осели на благодатной египетской земле и получили от государства наделы, позволявшие содержать семьи, а по зову царя должны были отправляться в поход. Наделы простых греческих колонистов превосходили наделы простых египтян в шесть и более раз. Греческие полисы в Египте считались государствами в государстве. Они имели почти полное самоуправление и жили не по египетским законам, а по греческим обычаям и решению народного собрания.

Такая политика очень скоро привела к тому, что Египет стал восприниматься греками как земля, текущая молоком и мёдом, — местом, где служба легка, а состояния делаются в мгновение ока, стоит лишь понравиться всемогущему царю.

Портрет Птолемея VI на монете

Поэт Феокрит так описывал мечтания юного эллина, собирающегося на службу в Александрию: «(Царь Птолемей —) лучший казначей для свободного человека! К тому же снисходительный, любимец муз, верный друг, душа доброй компании… Щедрый для многих, не отказывает в том, что просят у него… Так что если ты решил… стойко нести бремя щитоносца, немедленно езжай в Египет!»

Аполлоний поступает на царскую службу

Вот и наш герой Аполлоний — прямой потомок воина, служившего ещё Александру Македонскому, — решил попытать счастья на царской службе. Рассказ о его мытарствах донесли до нас папирусы с документами птолемеевской бюрократии.

Итак, приступим. В 158 году до н. э. Аполлоний, достигший совершеннолетия, начал искать службу. Как потомок человека, принёсшего трон нынешнему правителю Египта, он входил в число самых привилегированных подданных и имел полное право устроиться в царское войско. А поскольку Аполлоний был ещё и греком, то не должен был встретить никаких препятствий, чтобы достичь самого высокого положения при дворе в Александрии.

Более того, в это время его старший брат Птолемей уже занимал высокий пост жреца в храме-серапеуме, где возносил молитвы Серапису (бог изобилия и плодородия). Надо сказать, что цари Птолемеи очень серьёзно относились к культу Сераписа и абы кого в жрецы ставить бы не стали.

Брат Аполлония написал письмо царю, и наш герой передал его Птолемею VI, когда тот посещал серапеум.

Царь внимательно прочитал прошение и поставил на нём свою божественную резолюцию: «Сделать так, но посмотреть, во что это обойдётся».

Казалось бы, успех! Правитель подтвердил права юного эллина, и тот должен был немедленно отправиться в войско.

Аполлоний знакомится с античной бюрократией

Но не тут-то было. В дело вступила бюрократия.

Прошение, теперь уже освящённое царской печатью, возвратили Аполлонию. Мелкий клерк, передавший документ в руки просителя, «порадовал» его. Дескать, сам понимаешь — нам, «государевым людям», заниматься твоими делами недосуг. Вот я сейчас стою, а там без меня уже ассамблея началась. Так что бери папирус и быстро метнись к военному начальству. С ними все вопросы реши, а потом уж возвращайся. А я побежал, гетеры ведь ждать не будут.

Парад в Александрии (фото: Angus McBride)

К счастью для Аполлония, Деметрий — глава всей интендантской службы египетской армии — в это время находился в Мемфисе, сопровождая царя в путешествии.

«Благодетель ты наш, — угодливо суетился Аполлоний, незаметно протягивая кошелёк с изрядным количеством серебряных монет, — отпиши царю, что с твоей стороны возражений не будет. А я в долгу не останусь».

Деметрий, расслабленный вчерашним пиршеством, быстро подмахнул папирус и… сразу же вернул его Аполлонию.

Тот с удивлением прочитал резолюцию в углу папирусного листа с общим смыслом: «Аристон, дорогуша, ты всё равно с бумагами сейчас сидишь, глянь-ка, во сколько нам встанет зачислить воина в Мемфисский полк?». Внизу была приписка вроде: «Как сделаешь, отдай письмо просителю. Он молодой, делать ему всё равно нечего, пусть побегает».

Как Аполлоний налаживает связи с интендантом

Что же делать, Аполлоний отправился к Аристону — военному чиновнику, подчинённому Деметрию. Тот сидел в казарме, страдал от полуденной жары и меланхолично смотрел в окно.

Когда Аристон получил документ с распоряжением старшего по званию, он усмехнулся и лениво сказал Аполлонию: «Ну и что ты сюда припёрся? Ладно Деметрий, он человек большой, может и не знать, но ты-то вроде на службу собираешься. У меня таких данных, что он просит, нет. Да и не было никогда — я ж военный, а не финансист. Так что отправляйся к Диоскуриду. Это писец финансового департамента. К счастью, я его хорошо знаю и могу черкнуть пару строк, чтобы он отнёсся к делу ответственно. Я слышу у тебя там в кошельке что-то позвякивает. Давай, не стесняйся, делись, тут чужих глаз нет».

Нервно щупая изрядно похудевший кошель, Аполлоний пошёл в департамент финансов. На его прошении добавились примерно следующие строки: «Диоскуриду от Аристона привет! Это письмо тебе отдаст некий юноша. Он из приличной семьи, хочет записаться в Мемфисский полк, помоги ему, чем можешь. Не забывай, что этим вечером мы собирались встретиться в трактире, что у храма Геракла».

Как говорится, полгода интендантства — и можно расстреливать без суда.

Как Аполлоний договаривается с финансистом

Диоскурид оказался весьма ловким человеком. Он очень быстро нашёл нужные сведения, вписал их в папирус, на котором оставалось всё меньше свободного места, и передал документ Аполлонию.

(Фото: Angus McBride)

Слова «помоги ему, чем можешь» обошлись нашему герою в десяток монет, и считавший, что его мучения закончились, Аполлоний помчался к Деметрию. Военачальник, однако, уже уехал на приём к царю, так что соискателя принял его секретарь Херемон. Он мрачно посмотрел на папирус и пробурчал: «Наша, армейская задача выполнена. Тут тебе делать нечего. Иди к царю».

По понятным причинам — начались очередные празднества — Птолемей VI был занят. Да и вообще день подачи народных прошений в этом году был всего один, и поэтому Аполлонию пришлось иметь дело с ловким человеком, состоявшим при царском дворе, — Аполлодором. Тот заломил за свои услуги совершенно фантастическую цену, но справился в самом лучшем виде. Папирус снова оказался в руках царя.

Через непродолжительное время — прошло всего-то четыре месяца — был издан указ божественного Птолемея, повелевающий зачислить Аполлония в войско.

Аполлоний едет в столицу

Если вы думаете, что на этом всё закончилось, то глубоко ошибаетесь. Аполлодор, честно отрабатывая полученные деньги, передал приказ Аполлонию вместе с запиской от себя: «Поздравляю, юноша! Ты теперь в армии. Так что как человек военный должен стойко переносить тяготы службы. Поэтому теперь твоя задача — сделать так, чтобы царское слово стало делом».

Проклиная тот день, когда подал прошение Птолемею VI, Аполлоний поехал в Александрию, куда давно уже вернулись и Птолемей, и царский двор. Там юноша вновь нашёл Деметрия. Военачальник дружески похлопал его по плечу, заявил: «Вот теперь все как положено. Держи письмо Сострату, квартирмейстеру Мемфисского гарнизона, он не первый день на службе, знает, что делать. Ступай, ступай, да не забывай, кому ты обязан этой должностью».

По мутным водам Нила наш многострадальный герой вновь поплыл в Мемфис. Там он внезапно узнал, что Сострат, движимый своим долгом и царской присягой, уже совсем было готовился зачислить Аполлония в стройные ряды, но не может этого сделать, потому что финансист Диоскурид не предоставил необходимые бумаги о выплате жалованья новобранцу. На то, чтобы разобраться, почему не работает бюрократическая машина, у Аполлония ушёл целый месяц. За это время он потратил изрядную сумму из доходов своего отца, но сумел дойти аж до стратега (управляющего) Мемфисского нома Посидония и до Аммония — главного казначея провинции.

О чём рассказал папирус?

Царский указ (и серебро Аполлония) помогли придать делу ход. Завязалась обширная переписка, в которой египетские ведомства пытались, с одной стороны, исполнить приказ Птолемея VI (как же не исполнить-то, царь всё-таки), а с другой — перекладывали друг на друга работу и ответственность.

(Фото: Angus McBride)

Аполлоний метался между чиновниками со связками папирусных свитков в руках, убеждал, задабривал и раздавал монеты.

О происходившем в те дни нам подробно рассказал сам Аполлоний: «Доставив (бумаги) для прочтения диойкету, я получил назад приказ от (его секретаря) Птолемея… и письмо от Эпименида. Я доставил их автотелу Исидору, и от него принёс их Филоксену, а от него Артемону, а от него Лику, и он составил черновик, — тут слышится истерический смех несчастного Аполлония, — а потом опять Серапиону, и их передали на прочтение диойкету».

Новобранец пошёл в серапеум, где принёс щедрую жертву богам.

«Я получил назад письмо от Эпименида и отнёс (его) Серапиону, их (документы) передали на прочтение диойкету».

Тут же принесена вторая жертва богам. «Я получил назад письмо от Эпименида и отнёс Серапиону, он написал Никанору, Никанор написал два письма: одно Дориону — эпимелету, а другое Посидонию — стратегу Мемфисского нома». В серапеуме принесли третью благодарственную жертву, а Аполлоний, пройдя этот тяжкий путь до конца, всё-таки получил должность рядового воина.

Так что, когда вам приходится подавать документы через интернет, вспомните об этой правдивой истории и подумайте, какой прогресс произошёл с государственной бюрократией за минувшие тысячелетия.

Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.

Комментарии 0
Оцените статью
WARHEAD.SU
Добавить комментарий