Алезия: главная осада Цезаря

Осада Алезии не только положила конец завоеванию Галлии, но и вошла в историю! А всё благодаря осадным новшествам, которые Цезарь впервые применил под стенами этого города. Но дорога к триумфу была долгой и кровавой.

/
8K
29
9
160

Осада Алезии не только положила конец завоеванию Галлии, но и вошла в историю! А всё благодаря осадным новшествам, которые Цезарь впервые применил под стенами этого города. Но дорога к триумфу была долгой и кровавой.

Поступь Рима

Внимание, спойлер: судьба Галлии была предрешена задолго до того, как Цезарь в 58 году до н. э. приступил к её покорению. За два столетия, последовавшие за началом Первой Пунической войны в далёком 264 году до н. э., Рим разросся до уровня средиземноморской сверхдержавы.

Разобравшись с Карфагеном, римляне принялись громить царей и царьков государств, созданных на руинах бывшей империи Александра. Одна за другой, словно костяшки домино, падали эллинистические державы. И когда римляне закончили прибирать к загребущим рукам злополучное Александрово наследство, то обратили свои взгляды на север, вглубь континента — на земли старого, заклятого врага.

Галлы были давними знакомцами Вечного города — все помнят ту самую легенду про гусей, поэтому тратить время на миллионный её пересказ мы не станем. Важно было другое: в начале II века до н. э. римляне наконец присоединили к своему государству земли так называемой Цизальпийской Галлии — территории в долине реки По, занимающие север нынешней Италии.

Евгений Башин-Разумовский
Евгений Башин-Разумовский
Эксперт по историческим вопросам

Приобретения оказались ценными не только с экономической, но и с культурной точки зрения. Уроженцами Цизальпийской Галлии впоследствии оказались такие римские поэты, как Катулл (родился в окрестностях нынешней Вероны) и автор «Энеиды» Вергилий (появился на свет в районе нынешней Мантуи).

Обезопасив подступы к Вечному городу, римляне сами двинулись за Альпы и в ходе кампаний 125—121 годов до н. э. создали новую провинцию, получившую название Трансальпийской (буквально — «за Альпами») Галии. В народе же эту новую территорию упорно звали Нарбоннской Галлией по названию главного римского города новой провинции — Нарбонны.

Галлия и галльские племена до римского завоевания
Галлия и галльские племена до римского завоевания

Захват новых земель ожидаемо обошёлся большой кровью — правда, преимущественно галльской. Якобы в ходе решающего сражения на реке Роне огромная орда галлов ломанулась всем скопом на хлипкий мост, который предсказуемо обвалился под такой тяжестью. Римские хронисты хвастливо отмечали, что в тот славный день летальные водные процедуры опробовали аж 125 тысяч галлов. Римляне же в том бою якобы потеряли лишь пятнадцать человек. Это, конечно, абсурд, однако мы можем лишь принять за данность те колоссальные цифры, что называют античные авторы.

Как бы то ни было, но территории нынешней южной Франции Рим сожрал без особого труда.

Прогулочная лёгкость завоевания привела к тому, что римляне утвердились на новых территориях едва ли не сразу, а вместо официального названия в повседневных разговорах называли новообретённые владения просто и со вкусом — «Провинция ностра», проще говоря — «наша провинция». Или просто — «Провинция», откуда впоследствии и пошло название французского региона Прованс.

Аве, Цезарь!

Продолжение экспансии вглубь Галлии было лишь вопросом времени, и в середине I века до н. э. представился идеальный случай. В 60 году три римских олигарха — Цезарь, Помпей и Красс — заключили соглашение, вошедшее в историю под именем Первого триумвирата. Главной целью этого союза было пропихнуть Цезаря на должность консула, после чего он, пользуясь новыми полномочиями, порешал бы все вопросы в интересах двух оставшихся заговорщиков. В 59 году план осуществился, и Гай из дома Юлиев по прозванию Цезарь получил, что хотел.

Евгений Башин-Разумовский
Евгений Башин-Разумовский
Эксперт по историческим вопросам

Доподлинно неизвестно, откуда произошло данное прозвище и что конкретно оно означало. Этого, скорее всего, не знали даже сами римляне. По одной из версий, оно произошло от этрусского aisar, что означало «бог». По другой версии, оно является производным от слова caesaries — пышные кудри, длинные волосы. В отношении нашего Цезаря, который, судя по всему, довольно рано начал терять волосы и к описываемым событиям, вероятно, уже был лысым как коленка, данное прозвище приклеилось как шуточное.

Консул в то время имел практически неограниченные полномочия и мог распоряжаться существенными денежными средствами. Когда же положенный год истёк и полномочия Цезаря на этом посту подошли к концу, ему предложили стать проконсулом (то есть чиновником, наделённым консульскими полномочиями вне Рима) Италии. В этом предложении крылся подвох — Италия являлась римским «хартлендом» и имела статус демилитаризованной территории. Любого, приходившего туда во главе войск, тут же объявляли мятежником.

Тускуланский портрет, считающийся единственным сохранившимся прижизненным скульптурным портретом Цезаря
Тускуланский портрет, считающийся единственным сохранившимся прижизненным скульптурным портретом Цезаря
Евгений Башин-Разумовский
Евгений Башин-Разумовский
Эксперт по историческим вопросам

Отсюда же берёт начало крылатое выражение «Пересечь Рубикон». Именно эта река была северной границей тогдашней Италии, поэтому, переходя её во главе своих легионов, Цезарь преодолевал точку невозврата и оказывался вне закона. Выхода из такой ситуации было ровно два — победа или смерть.

В сущности, ему предлагали стать свадебным генералом, и амбициозный Цезарь отмахнулся от такого предложения. В итоге он получил назначение в Трансальпийскую Галлию — на самый край римских владений, где, по мнению благородных мужей из сената, кончалась сама цивилизация. Цезарь же видел перед собой только возможности. Огромные территории буквально звали завоевателя в гости, а военное положение, введённое в пограничной провинции, развязывало ему руки. Шёл 43-й год его жизни, за спиной стояли лучшие воины, что только видел свет, а впереди простиралась манящая бесконечность.

Повод для новой войны нашёлся практически сразу — в том же 58 году до н. э. Племена кельтов-гельветов, теснимые германцами, отчаянно искали новое место жительства. Наиболее логичным направлением для миграции был юг, однако имелась одна загвоздка — на юге начинались владения Рима.

Цезарь популярно объяснил гельветам, что в гости их никто не звал, а затем столь же популярно объяснил «за жизнь» и германцам.

Ну а дальше пошло-поехало — кампании следовали одна за другой.

Карта походов Цезаря по время кампаний в Галлии
Карта походов Цезаря по время кампаний в Галлии

За несколько лет наш Гай свет Юлий объездил с концертной программой, включавшей резню и пожарища, практически всю территорию нынешней Франции и частично — Бенилюкса. И всё было хорошо. До самой весны 52 года до н. э.

Пыль, пыль, пыль от шагающих калиг

В землях племени арвернов, населявших территории на юге Галлии недалеко от границ римской провинции, стремительно набирал силу новый вождь — Верцингеторикс, сын Кельтилла. Его покойный батюшка тоже был вождём, да ещё и с амбициями, которые в итоге вышли ему боком — Кельтилл вздумал объединить другие галльские племена под своей рукой и сделаться царём, однако проиграл и был казнён. Но гены пальцем не заткнёшь, и вот уже его сын Верцингеторикс попытался воплотить в жизнь то, чего не смог родитель.

Статуя Верцингеторикса
Статуя Верцингеторикса

Молодой военачальник довольно быстро задавил всю оппозицию, овладел столицей арвернов Герговией, после чего начал рассылать эмиссаров в соседние галльские племена, призывая тех объединяться и сообща бить римлян. И получилось! Соседи, которые отродясь ни о чём не могли договориться друг с другом, забывали старые обиды и вступали в союз. И уж совсем удивительным было то, что Верцингеторикс, начал наводить в объединённом войске железную дисциплину, сурово карая за любое своеволие или нарушение приказа.

Шутки кончились — начиналась война по‑взрослому.

А что же Цезарь? Пока галлы ковали невиданный доселе военный союз, он спокойно отдыхал в Цизальпийской Галлии вместе со своими легионами, пережидая зиму 53-52 годов до н. э. И лишь когда до него дошли слухи, что галлы восстали и весело режут римских купцов, проконсул, не дожидаясь весны, спешно поднял войска и двинулся через Альпы. В самый разгар зимы.

Легионеры в Альпах
Легионеры в Альпах

Такого фортеля не ждал никто. Верцингеторикс, которого манёвр проконсула застал врасплох, врубил режим галльской герильи — и запылали села и города! Отступая и накапливая силы, галлы оставляли на пути римской армии безжизненную пустыню. Причём сжигали-то они собственность не одних лишь арвернов, но и других племён.