Вооружён и (без)опасен: Колумбия и Мексика против вооружения населения

Всего лишь жертва

Массовые убийства политиков и общественных деятелей в Колумбии уже давно никого не удивляют. С начала этого года в стране уже успели убить более 300 политиков и общественных деятелей. Девятого сентября 2019 года очередные неизвестные убили Юньера Морено, кандидата в совет города Картахена дель Чайра. И тишина — просто ещё одна жертва.

Последняя кампания выборов президента 2018 года в Мексике выдалась неожиданно кровавой для страны. Она унесла жизни примерно 80 политиков и кандидатов. Дело дошло до того, что в городе Окампо арестовали всё полицейское отделение вместе с прокурором. Служители закона занимались отстрелом кандидатов в депутаты местного совета, которые были неугодны мафии.

Для Мексики это — откровенный эксцесс. Быть оппозиционным политиком в стране гораздо безопаснее, чем в Колумбии. Вероятность того, что вас подстрелят, не самая высокая.

Как объяснить эту разницу?

Промышленное сердце картеля

Мексика, как и Колумбия, — страна урбанизированная. В городах живёт 77-78 процентов населения, остальные — в сельской местности.

(Фото: Анри Ромеро)

В Мексике наркокартели выращивают опиумный мак и коноплю. А если мы говорим про Колумбию, — коку. Именно там устраивают подпольные фабрики по производству амфетаминов и других наркопрепаратов. В сельской же местности делают склады с контрабандным товаром.

Кто контролирует село, тот фактически контролирует производственную базу наркокартелей.

Всё, что лежит вне города, колумбийские власти не особо контролируют. Местное население либо сильно зависит от картелей, либо согнано ими с земли. Попытки отстоять свои земельные участки заканчиваются для членов фермерских организаций очень просто: пуля в тушке — и падре, отпевающий очередного доброго малого.

Полиция? Как и в случае с Мексикой, она наглухо продажная и не защищает граждан. Возможно, если вы получили кучу угроз и прошли семь кругов бюрократического адка, вам дадут бронежилет, вручат рацию с настроенной полицейской частотой — и крутитесь, как хотите.

Всё оружие в бан

О том, чтобы выдать гражданину оружие для самозащиты, и речи не идёт. Тем более — разрешить группы самозащиты.

Дело в законодательстве Колумбии. По Конституции 1991 года государство обладает монополией на оружие. Чтобы его приобрести, надо получить разрешение, что непросто сделать. Выдача разрешений регулируется армией. Можно купить оружие калибром не более 5,6 мм и не имеющее режима стрельбы очередями. Автоматическое оружие приобретается только под специальные нужды — в основном для полиции, телохранителей и спецслужб.

(Источник фото)

Поэтому легальных стволов у населения — чуть больше 700 тысяч единиц, а нелегальных — почти пять миллионов. Основная масса нелегального оружия — на руках у бывших членов ультраправых отрядов ОССК (Объединённые силы самообороны Колумбии).

Когда-то их создание считалось хорошей идеей: наши парни в лесах борются с партизанами-коммунистами.

Правда, бравых самооборонщиков сразу же стал финансировать наркокартель Кали. Но на это закрыли глаза: ведь чего не сделаешь ради борьбы с ФАРК?

За время войны с партизанами погибли около 220 тысяч человек, из них 177 тысяч — это мирные жители. Более половины смертей пришлось на 2000-е годы. Огромное количество граждан Колумбии бежали из страны, более трёх миллионов — в соседнюю Венесуэлу.

В 2006 году ОССК признали террористической организацией и распустили. А они вместо того, чтобы покорно принять свою участь, сами пошли в наркокартели. За то, что сейчас в Колумбии около 200 наркогруппировок, надо сказать спасибо колумбийскому правительству.

Всё это было бы не так страшно, если бы не тотальное разоружение населения.

В 2012 году в Боготе ввели полный запрет на ношение оружие в городе. А в 2015 году этот запрет ввели и на территории всей страны — и с тех пор продлевают каждый год. «Монополия на оружие должна быть полностью в руках у государства», — заявил президент страны Иван Дуке Маркес.

Монополии давно нет, но грезить о ней никто не мешает.

У вас просто не было хорошей революции, сеньор

Почему же граждане страны не пытались организовать отряды самозащиты для обороны от наркокартелей?

Во-первых, у граждан Колумбии это право отобрали власти. Во-вторых, потому что успешного опыта противостояния властям у них никогда не было.

Буквально все конституции Колумбии жёстко постулировали: государство обладает монопольным правом на оружие. Гражданин этого права лишён или сильно ограничен. Хотя история Колумбии — это постоянные гражданские войны. Последние три — Тысячедневную (1900–1903 годов), Ла Виоленсию (1948–1959 годов) и конфликт с ФАРК (1964-й и по настоящее время) — выигрывали исключительно консерваторы. Ради укрепления своей власти и боясь очередной войны, они оставили граждан беззащитными перед картелями. Дескать, коррумпированная армия и полиция справятся с этой угрозой.

Это была дикая самонадеянность в стране, где ведущие партии, Консервативная и Либеральная, часто довольно открыто финансировались картелями, а в провинциях граница между полицейскими и наркобоевиками вообще размыта.

Отстреливай любых неугодных политиков в своё удовольствие. Тебе никто не помешает.

Последние лет пять в Колумбии ежегодно убивали по 11-13 тысяч человек.

Несмотря на отчаянные меры — несколько сотен тысяч одних только осведомителей, постоянные десанты армии в проблемные регионы, милитаризация полицейских подразделений, постоянная помощь и консультации США, — уровень убийств в Колумбии остался таким же, как в Мексике, — 25 человек на сто тысяч населения. Для сравнения: в России уровень убийств — 5,2 на сто тысяч, а в Великобритании — один на сто тысяч.

Замецки

Для Мексики эти цифры означают 33-34 тысячи убитых в год. В России в 2018 году убили 8574 человека, в Великобритании — 726 человек. Вопрос «идёт ли в Мексике война» остаётся открытым.

Иное дело Мексика.

В сомбреро и с «ремингтоном» наперевес

Лихости и весёлого ада мексиканской истории хватило бы на пару континентов. Можно брать любой её период, и если там не будет десятка бунтов, двух революций и внезапных госпереворотов, значит перед вами не Мексика, а какая-нибудь Канада. И, как все догадываются, отношение к оружию у мексиканцев выработалось при этом особое.

В мексиканской Конституции 1857 года в статье номер десять каждому гражданину страны было гарантировано право свободного ношения, владения и покупки оружия. Каких-то особых ограничений на калибр и размер приобретаемого вооружения власти не налагали.

Разве что пушки и броненосец нельзя было купить, но это не точно.

Право на свободный оборот и ношение оружия признали чуть ли не естественным для любого человека.

Этому есть объяснение. Конституция помогла либералам выиграть гражданскую войну 1858–1861 годов, в которой им противостояли консерваторы. Радикализмом эти либералы сейчас бы легко напугали своих европейских аналогов. Землю у церкви и гражданских корпораций предполагалось отобрать и отдать крестьянам и буржуа, банки поставить под жёсткий контроль государства, церковь вышвырнуть на обочину общественной жизни, население вооружить. Короче, ничего удивительного в том, что на руках у мексиканцев после прихода к власти либералов появилось огромное количество оружия.

Поголовное вооружение мексиканцев помогло им выиграть Франко-мексиканскую войну 1861–1867 годов. Однако эта же война вознесла на политический олимп диктатора Порфирио Диаса. Герой войны (между прочим!) Диас правил нереально долго для Мексики — 31 год — с 1876-го по 1911-й с перерывом.

Спокойно умереть, проведя операцию «преемник», Диасу не дали. В 1910 году началась Мексиканская революция. Шла она целых семь лет, закончившись аккурат в 1917 году.

Некоторые историки, правда, завершают её в 1920-м — когда прекратилась война уже между революционерами‑победителями.

Радикально-либеральная фракция победила вновь. В новой конституции 1917 года в статье под тем же номером десять гражданам опять гарантировали право покупки, владения и ношения оружия, но с некоторыми исключениями. Дома или у себя в фермерском хозяйстве можно было хоть с пулемётом дефилировать. А вот в городе всё уже регламентировалось полицией. Чтобы получить её разрешение, надо было заполнить кучу бумаг. И чем ближе к 21 веку, тем больше. Выдержать это мог далеко не каждый.

Власти учли опыт революции. Она унесла от полумиллиона до двух миллионов жизней — при населении в 15 миллионов. Размах ей придало поголовное вооружение всего мексиканского общества. Пуля решала любые вопросы быстро и эффективно — но с большими потерями, к которым в 20 веке не каждый был готов.

В течение последующих ста лет ситуация только ухудшалась.

После массовых волнений в 1960-х годах продажу оружия стали ограничивать. Вскоре носить оружие в городе без разрешения армии или полиции стало просто невозможно. А в 1980-е — 1990-е годы взошла звезда наркокартелей, которым активно помогали власти, военные и местное МВД.

В результате сейчас в Мексике оружие легально можно купить только в одном магазине — расположенном на территории военной базы. На руках у населения 17 миллионов стволов, из которых только три миллиона легализованы. Немалая часть легальных и нелегальных стволов — это вооружение мексиканских аутодефенсас.

Всё дело в том, что в мексиканском законодательстве есть одна лазейка — в сельской местности с оружием можно ходить относительно свободно.

Там у мексиканцев никто не смог отобрать права на ношение и владение оружием.

Именно в сельских местностях появились отряды аутодефенсас, которые нанесли удар прямо по производственной базе картелей. Это было именно то, чего так не хватало Колумбии.

В 2014 году власти Мексики пошли на рискованный, но во многом оправданный шаг — они легализовали отряды самообороны.

В результате был фактически полностью уничтожен наркокартель «тамплиеров» — и при этом задеты интересы местных политиканов.

Те, конечно же, постарались как можно быстрее прикрыть лавочку. Лидеров аутодефенсас, таких как Хосе Мануэль Мирелес Вальверде, сажали в тюрьмы. Но дело было сделано. Мексиканцы воспользовались своим правом на вооружённую самозащиту, которая им досталась в результате жестоких гражданских войн и революции 1910–1917 годов, и сумели сами защитить себя. Без помощи властей, часто в открытом противостоянии с ними.

Поэтому, когда мексиканцу угрожают, у него есть выбор — купить ружьё или сбежать. А когда угрожают колумбийцу, у него выбора нет. Так что у мексиканского политика больше шансов что-то поменять и защитить себя, а вот у колумбийского — только надеяться на бога.

Впрочем, в колумбийских джунглях единственным божеством уже более полувека является кока, и конца-края этому пока не видно.

Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.

Комментарии 0
Оцените статью
WARHEAD.SU
Добавить комментарий