От рыцарства до моды: топ-5 дам Средневековья

Казалось бы, Средневековье. Казалось бы, женская судьба от этого восхитительно проста: не надо останавливать коней на скаку и тушить горящие избы. Сиди, вышивай благочестивую картинку, поглядывай за окошко — вдруг там прекрасный принц проскачет, а ты такая наперерез бросишься и воды поднесёшь. В крайнем случае, можешь пойти в монастырь — тогда охота на принцев, конечно, отпадает, зато увлекательный досуг расцвечивается множеством молитв.

Но были дамы, которые находили приключения на свою голову даже в Тёмном Средневековье. От императриц и воительниц — до соблазнительниц. Святых мы в этот список не включаем, а то уж больно разрастётся…

Алиенора Аквитанская

Историки называют её бабушкой средневековой Европы, но попробовали бы они это заявить Алиеноре в годы брака с королём Франции. «Бабушка», надо же! Одна из самых красивых женщин своего времени, она беззастенчиво пользовалась обожанием мужа Людовика VII, полюбившего её с первого взгляда, и увлечённо крутила придворные интриги.

Король правил Францией, а Алиенора выясняла с церковниками, кто будет править королём — они или она.

Отчаянная красотка даже бросилась за мужем в крестовый поход, возложив на себя крест, подобно мужчинам.

Кончилась эта история, однако, грустно: Людовик не достиг военных успехов, а длительное противостояние Алиеноры с прелатами закончилось со счётом 0:1 не в пользу Алиеноры. Церковники раскопали тот факт, что король и королева находятся в дальней степени родства друг с другом, и прекрасная Алиенора потеряла всё.

Королева Алиенора. Художник Фредерик Сэндис

Почти сразу она вышла замуж за молодого английского графа Генри Плантагенета. Рыжий, воинственный, бесстрашный, он обожал её не меньше слабохарактерного первого мужа. Алиенора связала свою судьбу с судьбой Генри, а тот так воодушевился, что через два года надел на себя английскую корону.

Сначала Алиенора купалась в обожании и золоте. Муж оставлял её наместницей, когда уезжал в длительные походы, и доверял ей английскую казну; Алиенора радостно рожала одного сына за другим — короче, поначалу брак был идиллическим. Но со временем Генрих устал носить жену на руках и делать ей сыновей, начал изменять, грубить и посматривать на Аквитанию, которую Алиенора считала своей.

Со второй королевской короной Алиенора рассталась так же легко, как и с первой: бежала домой и попыталась поднять бунт против мужа. Генрих, злобно хохоча, поймал Алиенору и запер в Винчестерском замке. Освободил её оттуда только любимый сын Ричард, когда стал королём. Вы знаете этого Ричарда, его ещё называли Львиное сердце.

Дальше Ричард сражался и рыцарствовал, а королева-мать правила и извлекала его из особенно неприятных приключений. Увы, ей пришлось пережить сына. Когда бедовый король скончался от заражения крови на руках Алиеноры, та наконец оставила большую политику детям и внукам и уехала в родную Аквитанию слушать труверов.

Феодора, жена Юстиниана

Ровно посередине первого тысячелетия нашей эры родилась на Кипре красивая девочка Феодора в очень-очень бедной семье циркового работника Акакия. Семья была настолько бедной, что подруг у девочки не было — пришлось тусоваться с друзьями отца (который умер вскоре после того, как перебрался с семьёй в Константинополь). Друзья папеньки были завсегдатаями ипподромов, игроками и бескультурщиной, зато никто из них не пытался воспитать из Феодоры приличную девочку.

«Раз я красивая и неприличная, пойду в актрисы», — решила Феодора.

Так начались бурные приключения и страстные романы. Один из них закончился тем, что высокопоставленный любовник Феодоры увёз её за собой в Африку и там с ней поссорился. Для извинений и примирения Феодора оказалась слишком гордой, и на обратный билет ей пришлось зарабатывать проституцией.

Феодора. Художник Жан-Жозеф Бенжамен-Констан

После этого Феодора как-то резко осознала, что от поклонников, пожалуй, устала — пора и о душе подумать. Поселилась в маленьком домике, стала вести тихий образ жизни, прясть шерсть и вышивать цветочки… И вдруг бац — опять поклонник. Юстиниан, племянник царствующего императора, — не юный уже, спокойный, разумный. Ещё влюблён, как сумасшедший! Он даже сумел настоять на изменении законодательства — до этого высокопоставленному лицу жениться на актрисе или куртизанке строго запрещалось. Но Юстиниану очень хотелось, и, будучи лицом законопослушным, он решил не нарушать закон, а поменять его.

Итак, они поженились, а через два года Юстиниан стал императором Византии.

Новую сцену для своего бенефиса Феодора заботливо отделала сама. Пышность императорского двора поразила её и красотой, и количеством затраченных на эту красоту денег. Интересовала девушку, однако, не только роскошь, но и, собственно, власть — которую обожавший жену Юстиниан с удовольствием ей предоставлял.

Преувеличением было бы сказать, что Феодора мягко отжала у мужа вожжи управления государством, но по крайней мере немалая часть решений в области внешней и внутренней политики, дипломатической переписки и т.д. принадлежали ей.

Современные феминистки не простили бы, конечно, Феодоре её законов против развода и строгой позиции по охране морали. Зато бывшая куртизанка построила монастырь для девушек, которые пожелают покаяться, запретила торговлю женщинами и спасла из рабства несколько тысяч невольниц.

Тщеславная, коварная, жестоко расправлявшаяся с оппозицией, обожавшая роскошь, искренне заботившаяся о благе империи — Феодора была очень противоречивой личностью. Она рано умерла, в возрасте 48 лет, а безутешный император до самой смерти продолжал клясться её именем.

Жанна д’Арк

Кто же не знает национальную французскую героиню — семнадцатилетнюю, коротко стриженную, то ли святую, то ли сумасшедшую, то ли успешно совмещавшую? Девица явилась предлагать себя в полководцы к французскому наследному принцу Карлу, когда тот мрачно раздумывал, долго ли у него получится удерживать осаждённый английскими войсками Орлеан. По всему выходило, что недолго. На юге Гиень и Аквитания давно уже были английскими, а по северной части Франции бодро маршировали английские стрелки, подбадриваемые новыми победами и французскими винами. Сколько-то Орлеан ещё продержался бы, но на фоне регулярных поражений оптимизм по поводу общих перспектив мало кто испытывал. Так что Карл дал странноватой девице отмашку — мол, бери войско и командуй, если ты такая умная.

Жанна д’Арк. Художник Джон Эверетт Милле

Войску Жанны удалось отбросить англичан от Орлеана и даже погнать их дальше. А потом ещё и вдрызг расколотить супостата при Пате. Знаменитых английских лучников вколотили в землю, войско разбежалось, знаменитый полководец Джон Толбот попал в плен, а другой Джон, Фастольф, позорно бежал. Счастливый Карл наконец-то прибыл в Реймс короноваться. Жанна предлагала продолжить избавляться от англичан на французских землях, но Карл решил, что наступило время договариваться с противником, и восторженная девица с ангельскими голосами в голове этому мешала…

Евгений Башин-РазумовскийЭксперт по историческим вопросам

С последним боем Девы целая история. Жанна пыталась снять осаду с города Компьень. Контрудар выглядел полностью в её стиле: бьём со всей энергией, один раз — и чтоб никто не встал. Но под городком стояло уж очень много войск противника, и, когда первый шок от атаки прошёл, отовсюду набежали подкрепления. Французы начали откатываться к городу. Жанна с обычной своей храбростью дралась в арьергарде — и дело кончилось тем, что остатки её отряда упёрлись в запертые своими же ворота. Гийом де Флави, комендант Компьеня, приказавший захлопнуть ворота, остался в истории в двусмысленной роли — то ли труса, то ли сознательного предателя. Несомненно, что его решение отрезало путь арьергарду и стало непосредственной причиной разгрома и пленения Жанны. Однако «адвокатам» Флави тоже есть, что сказать. Французы отступают, англичане с бургундцами сидят у них на плечах — тут легко испугаться, что противник прорвётся за первое кольцо обороны. С другой стороны, речь шла именно о первом кольце, это были ворота, ведущие через пояс валов, то есть даже ворвись англичане в них, непосредственной угрозы Компьеню ещё не было — перед атакующими оказались бы не беззащитные улицы, а просто следующий ярус стен. Позднее впрямую говорилось о взятке, которую получил Флави за такое «осторожное» решение, но свечку никто из ораторов не держал, так что до сих пор мы не можем точно сказать, то ли нервы не выдержали, то ли Флави «порешал вопросики» с врагами за пригоршню грязных экю.

Захватили Жанну в плен союзные англичанам бургундцы, а судил её французский церковный суд. Она подписала отречение от ереси, даже не зная, что подписывает, — читать Жанна так и не научилась.

Ей легко внушили, что, ставя крестик под бумагой, она всего лишь обещает больше не носить мужского платья. Отрёкшуюся Жанну не могли казнить по тогдашним законам. Но казнить-то надо было! А то ещё начнёт снова народ подстрекать на победную войну, совершенно всю дипломатию поломает. Тогда тюремщики забрали у неё женскую одежду, взамен подсунув мужскую. Пришла «проверка», обнаружила «повторную ересь» — после этого уже вариантов не было, кроме костра.

Евгений Башин-РазумовскийЭксперт по историческим вопросам

И тоже не всё тут прямо ясно и очевидно с её грамотностью. Скажем, Режин Перну, французская писательница, автор одной из лучших биографий Девы, считает, что она с высокой долей вероятности как раз успела научиться читать и писать к тому моменту, а крестик поставила именно как ни к чему не обязывающую закорючку. Тут уже, конечно, никого не спросишь…

Вскоре после смерти её реабилитировали: король Карл сообразил, что мёртвая Жанна ему, конечно, выгодна, но Жанна-еретичка, возведшая его на престол, — это как-то дискредитирует королевскую власть. Со временем Жанну признали святой, но это произошло уже в двадцатом веке.

Королева Фредегонда

Мы про неё уже писали, кстати. Вкратце: в шестом веке была у короля франков Хильперика служанка Фредегонда. Оказавшись в королевской постели, эта честолюбивая девушка решила, что внебрачные связи не по ней и что Хильперика она хочет себе в единоличное владение.

С первой женой любовника, королевой Авдоверой, Фредегонда расправилась по-хитрому: в отсутствие короля предложила ей самой выступить крёстной матерью для своей новорожденной дочери. Хильперик приехал, и Фредегонда немедленно его обрадовала: «Дорогой, поздравляю! Во-первых, у тебя дочь, а во-вторых, ты технически женат на собственной куме, так что немедленно разводись».

Фредегонда. Художник Лоуренс Альма-Тадема

Что делать, пришлось разводиться. Но тут оказалось, что золото Хильперик любит больше, чем Фредегонду, — женился он не на ней, а на Галесвинте, за которую давали приданым пять городов. Галесвинта ещё до брака настояла, чтобы Фредегонду сослали подальше в монастырь. План был хорош, но сработал несколько не так, как задумывалось. После свадьбы Хильперик всерьёз затосковал по любовнице и со временем вернул её ко двору. Они поссорились, помирились, снова поссорились, королева тоже возмутилась — королевский двор превратился в какой-то хаос.

«Разводиться, что ли? А как же совместная ипотека и кот? Ой, ладно, шестой век на дворе, удавлю её, авось, прокатит», — решил Хильперик. И задушил Галесвинту подушкой.

Если он хотел спокойствия в жизни, то удавил явно не ту.

Родственники Галесвинты возмутились, потребовали вернуть если не невинноубиенную, то хотя бы пять городов приданого, получили отказ и начали войну. Возглавил её король Сигиберт и поначалу одерживал победы. «Всё-то надо делать самой», — вздохнула Фредегонда и подослала к нему убийц с отравленными кинжалами. Жена Сигиберта Брунгильда продолжила эту войну, но в основном всё у неё шло неудачно. Потом из этого противостояния родилась «Сага о Нибелунгах».

Детей Хильперика от предыдущей жены Фредегонда старательно изничтожила. Мужа, по слухам, тоже — есть версия, что, когда Хильперик узнал о неверности жены, Фредегонда, видимо по привычке, подослала к нему слуг с отравленными кинжалами.

После смерти Хильперика Фредегонда окончательно перестала сдерживаться. Она лично участвовала в сражениях, убивала врагов, подсылала убийц и планомерно портила жизнь Брунгильде, явно наслаждаясь происходящим.

Умерла Фредегонда тихо и мирно, в своей постели.

Агнес Сорель

Не надо думать, что средневековые женщины если уж добивались чего в жизни, то сразу хватались за меч или скипетр. Агнес Сорель, например, носила титул «Дама Красоты» и вряд ли когда-то в жизни прикасалась к острым железкам, кроме как во время маникюра. Тем не менее, французская история её запомнила.

Родом из небогатых мелкопоместных дворян, Агнес встретилась с королём Карлом (тем самым, который обязан своими успехами Жанне) и практически сразу очаровала его. Для закрепления эффекта Агнес изобразила трепетную лань и долго пряталась от влюблённого поклонника. Однако со временем она перестала от него бегать, а вскоре придворные заметили, что платье Агнес не скрывает «беременного» живота. Так начался их многолетний роман. Супруга Карла довольно философски восприняла любовницу мужа, а вот старший сын Людовик всерьёз переживал.

Агнес Сорель. Художник Жан Фуке

Агнес же в основном занималась законодательством в модной сфере.

Ей принадлежит идея смелого декольте, которое скрывало одну грудь и полностью обнажало другую.

Да, в таком виде и ходили дамы при дворе Карла. Логично предположить, что это удобно при кормлении ребёнка, но нет — знатные дамы тогда обычно отдавали детей кормилицам, так что нововведение Агнес имело чисто эстетический характер. Смелая мода продиктовала изменения и в косметологии: при французском дворе появилась помада для сосков.

Агнес была милой и доброй женщиной-котиком, а единственное её вмешательство в государственную политику, согласно легенде, заключалось в том, что она подняла короля с дивана, на котором тот проигрывал войну с Англией. Ну, то есть англичане наступали, а Карл всё никак не мог понять, какая же грудь Агнес ему больше нравится. Тогда Агнес пришлось заявить следующее:«Когда мы встретились, я думала, что вы и есть тот самый храбрый король: но, похоже, я ошиблась: вы слишком изнежены и почти не занимаетесь делами вашего бедного королевства. Мне кажется, что этот мужественный король не вы, а английский король, который создаёт такие сильные армии и захватывает у вас такие прекрасные города. Прощайте! Я отправляюсь к нему — видимо, о нём говорил мне астролог».

Король вздохнул, запихнул животик в доспехи и отправился на войну. М — мотивация!

Умерла Агнес от отравления ртутными солями. Кого только не обвиняли в ее убийстве! Но правда оказалась проще: в то время ртуть активно использовалась в косметике, которую так любила законодательница моды.

Может, все-таки вышивать?

В общем, чтобы развлечься, средневековой даме даже не обязательно было родиться в знатном доме. Были бы только желание, обаяние и шило в известном месте. Но вот лёгкой жизни при таком пути никто не обещал.

Возможно, смиренно вышивавшие у окна девицы и были счастливее. Но в историю вошли те, кто выбрал интересную жизнь!

Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.

Комментарии 0
Оцените статью
WARHEAD.SU
Добавить комментарий