Битва за винтокрыл, или История провала АН-56

Армия против авиации

После того как ВВС США отделились от армии и превратились в отдельный род войск, начались серьёзные проблемы во взаимоотношениях двух структур. Летунам не было дела до каких-то «земляных червей». Они строили гигантские стратегические бомбардировщики, сверхскоростные истребители, летающие на большой высоте. Тратить время на какие-то самолёты для поддержки наземных войск не торопились. Считалось, что с этой задачей справятся или обычные истребители, или истребители-бомбардировщики вроде F-105 «Тандерчиф». Разумеется, по новейшей моде, сверхзвуковые.

F-105 был неплохим ударным самолётом, но именно для задач непосредственной поддержки войск подходил плоховато

К началу 60-х в распоряжении ВВС из машин, по-настоящему подходящих для непосредственной поддержки войск на поле боя, остались лишь старенькие штурмовики А-1 «Скайрейдер». Да и те собирались списать в ближайшее время. Посмотрев на всё это, армейцы начали волноваться и задумываться о собственном парке ударных машин. Благо был пример морской пехоты, у которой с собственными дозвуковыми ударными самолётами всё было неплохо. Кроме того, армия США и так уже имела небольшой парк транспортников и разведчиков — и планировала его значительно расширить.

Douglas A-1 Skyraider отлично показал себя на начальном этапе войны во Вьетнаме (фото: Henning Henningsen)

Планы у армии были самые серьёзные. Предполагалось, что во второй половине 60-х на вооружение поступит победитель программы LARA (Light Armed Reconnaissance Aircraft) — винтовой ударный и разведывательный самолёт, будущий OV-10 «Бронко». Изучалось предложение о закупке лёгкого истребителя N-156F — будущего знаменитого F-5. Наконец, серьёзное внимание армейцы уделяли созданию полноценного ударного самолёта вертикального взлёта.

Финансировались две программы — XV-4 «Хаммингбёрд» и XV-5 «Вертифан». Кроме того, посматривали и на английский проект P.1127 (будущий «Харриер»), также отвечающий требованиям военных. В итоге всё шло к тому, чтобы армия стала самостоятельной хотя бы в вопросе непосредственной воздушной поддержки.

Модель P.1127 в цветах Армии США

Спокойно смотреть на это в ВВС США не могли. Сейчас армия делает свой штурмовик, потом захочет свой истребитель, а там, глядишь, и о бомбардировщике задумается. И часть финансирования, которое принадлежит благородным авиаторам по праву, пойдёт армейцам. В дело были брошены лоббисты ВВС с задачей доказать политикам, что денег армии давать не надо. Разумеется, безответным это не осталось, и вскоре в конгрессе начали полыхать настоящие локальные войны на тему «быть или не быть армейской авиации». Наконец тогдашнему министру обороны Роберту Макнамаре всё это надоело, и в 1965 году он потребовал от армии и ВВС прийти к соглашению.

Работы над возможной заменой А-1 ВВС начали только в 1965 году. Модель проекта от Convair

Позиции армейцев были куда слабее, чем у авиаторов, и оттого соглашение Джонсона-МакКонела (начальники штабов армии и ВВС) было скорее в пользу последних. Армия отказывалась от эксплуатации и разработки обычных самолётов, взамен ВВС отказывались от идеи подчинить себе и недавно появившиеся вертолёты. Вне соглашения летуны соглашались с требованием начать работы над специализированным самолётом непосредственной поддержки войск — программа А-Х. В будущем из неё вырастет знаменитый А‑10.

Ещё не самолёт, уже не вертолёт

В итоге армия опять осталась без самолёта непосредственной поддержки. Сколько ВВС будет делать А-Х было неясно (в серию А-10 пошёл более чем через десять лет), а разгорающаяся война во Вьетнаме требовала какого-то решения немедленно.

Ещё за год до этих событий, в 1964 году, стартовала программа AAFSS (Advanced Aerial Fire Support System). Формально армия собиралась разработать вооружённый вертолёт для эскорта новейших тяжёлых транспортных   «чинуков» и прикрытия их десанта с воздуха. На деле же требования были ближе скорее к самолёту и к тому же очень напоминали хотелки предыдущих годов к машине непосредственной поддержки: максимальная скорость более чем в 400 километров в час на высоте в полтора километра, дальность полёта почти 4000 километров. И конечно же, всё это в сочетании с плюсами вертолёта: вертикальным взлётом, зависанием на месте и полностью управляемым полётом на любых скоростях.

Curtiss Model 90 AAFSS

Задача была не из простых, но и возможный контракт минимум на 2000 машин сулил хороший куш. Разные фирмы сделали ставку на совершенно разные проекты. Так, «Белл» представили ударный вертолёт на базе уже находящегося на вооружении «Хьюи» — может, и не такой крутой по характеристикам, но дешёвый. «Боинг» предложил конвертоплан. Схожий проект последовал и от «Дженерал Дайнемикс» в сотрудничестве с канадцами. Из «Кёртис» прислали конвертоплан-биплан. «Сикорски» и «Локхид» представили очень похожие проекты винтокрылов. «Конвэйр» же, следуя своей репутации новаторов, явил совершенно дикий проект Model 49 — не вертолёт, не самолёт, не винтокрыл и не конвертоплан, а совсем «неведому зверушку». Весной 1965 года для продолжения работ военные выбрали схему вертолёта, а значит, проекты от «Локхид» и «Сикорски».

Convair Model 49 AAFSS

Программа AAFSS предполагала создание машины, выполненной по последнему слову техники. Крутыми у неё были не только ЛТХ, но и электроника с вооружением. Тут и оборудование для ведения боя ночью и в плохую погоду, и самые совершенные прицельные системы, и новые орудия с ракетами. Всё это требовало денег, а главное — времени. А шла война во Вьетнаме — и требовала какого-то решения уже вчера. Потому той же весной 1965 года было принято решение быстро взять на вооружение временный ударный вертолёт.

Boeing Vertol Model 147 AAFSS

Уже летом того же года было представлено множество проектов, в основном уже существующие винтокрылы с навешенным вооружением. Только «Белл» рискнули представить значительно упрощённый ударник на базе «Хьюи», который принимал участие ещё в программе AAFSS. И именно этот проект и победил.

В сентябре 1965 года вертолёт Model 209 совершил первый полёт, а в апреле 1966 года пошёл в серию под названием AH-1 «Кобра». И, как обычно случается в истории, прослужит этот «временный» вертолёт ещё многие десятки лет.

Ранний вариант Model 209 с убираемым шасси. Позже ради упрощения от этого отказались

Взлёт и падение «Шайена»

Получив временное решение в лице АН-1, военные чуть успокоились и повысили требования к AAFSS, в основном напирая на защищённость. Теперь любой жизненно важный узел должен был быть защищён от прямого попадания советского 23-мм снаряда. В итоге оба проекта серьёзно подросли. В сентябре 1965 года победителем конкурса AAFSS стал проект «Локхид». Он был чуть медленнее своего конкурента, но имел лучшую манёвренность и управляемость.

Казалось бы, всё идёт к тому, что армия всё же получит столь желанную машину. Но проблемы только начинались. От ВВС не укрылось, что программа AAFSS — по сути, конкурент их будущего штурмовика А-Х (который в те времена ещё предполагался турбовинтовым). Подключив лоббистов, летуны снова стали давить на армейцев.

Sikorsky S-66 AAFSS, поздний вариант

Итогом стало решением министра Макнамары о применении к AAFSS нового метода финансирования. Если раньше фирмы получали деньги по факту своих расходов на создание и испытание прототипа, то в этот раз «Локхид» получала только ограниченную сумму и должна была доказывать необходимость любого дополнительного финансирования. Разумеется, ещё до постройки первого прототипа затраты «Локхид» за указанные цифры ушли и им пришлось заваливать как военных, так и политиков требованием выделить дополнительные средства. Но проект всё же потихоньку шёл. В 1966 году винтокрылу присвоили обозначение АН-56, а в 1967-м — имя «Шайен».

Макет AH-56 Cheyenne, основное отличие от построенных прототипов в конструкции турели

Весной 1967 года после решения множества технических проблем, связанных с малоизученной схемой винтокрыла, прототип АН-56 был готов, а уже осенью того же года он совершил первый полёт. Вскоре последовали второй и третий прототип. Казалось бы, успех уже близко, но на деле проблемы только росли. Стоимость программы уже значительно превысила изначальные цифры, а машины ещё не прошли всех положенных испытаний. Фирма «Локхид» же в тот момент находилась в очень сложном финансовом положении и поддержать проект самостоятельно, в счёт последующей прибыли, не могла. Министерство обороны, находясь под давление лоббистов ВВС, отказало выделять дополнительные средства, следующий транш должен был прийти только после постановки винтокрыла на вооружение. Армии пришлось перебрасывать на АН-56 деньги из других программ, под обещания «Локхид», что к концу 1968 года «Шайен» завершит испытания и будет готов к серии.

Кадры испытаний AH-56 Cheyenne

Понимая, что деньги надо откуда-то брать, в «Локхид» предприняли попытку предложить «Шайен» другим родам войск. В принципе, подобной машиной заинтересовались почти все. Морская пехота готова была взять двухдвигательную модификацию. Флоту приглянулись противолодочная и поисковая версии, и даже ВВС были не против рассмотреть АН-56 в качестве разведчика. Но все эти варианты были бы возможны только в случае постановки винтокрыла на вооружение. Финансировать незаконченную программу никто не был готов.

Одна из самых необычных идей — попытка превратить Cheyenne в обычный штурмовик и протолкнуть его на конкурс А-Х

Прошёл 1967 и 1968 годы, а «Шайен» до ума так и не довели. Много проблем удалось решить, но несколько самых критических и сложных — вроде плохой управляемости на малых высотах, нестабильности конструкции, неустойчивости на переходных режимах — требовали больше времени или денег на решение. А дополнительных средств взять было неоткуда. В итоге весной 1969 года заказ на серийные машины был отозван, а программу перевели в разряд испытательных, хотя с шансом снова вернуться к разговору о принятии на вооружение немного погодя. Но к тому времени уже сама армия имела к АН-56 вопросы.

Стабилизированное в горизонтальной плоскости кресло наводчика серьёзно упрощало ведения огня из бортового вооружения

В 1969 году в полный рост встал вопрос «вьетнамизации» сухопутных войск. Многие перспективные разработки были заточены именно под войну в Вьетнаме, а всем было ясно, что она идёт к концу и надо снова готовиться к глобальной войне в Европе. В которой не особо был нужен скоростной ударный вертолёт сопровождения. При ожидаемой плотности советского ПВО как ни летай — всё равно попадут. Главной задачей винтокрылой машины становилась не поддержка пехоты на «чинуках», а охота за «бесконечными» советскими танками.

АН-56 ведёт огонь неуправляемыми ракетами. Видны и оранжевые контейнеры с ПТУР TOW

АН-56 мог крайне эффективно применять противотанковые ракеты TOW, но военных смущала его большая цена. Охотников за советскими танками должно быть много, а значит, они должны быть дешёвыми. Закупить же много «шайенов» с оскудевшим после Вьетнама бюджетом можно было и не мечтать. Вызывал вопросы и всего лишь один двигатель на АН-56. В то время считалось правильным поставить два, добавив вертолёту живучести. Хотя при этом их нельзя было хорошо забронировать.

Проект двухдвигательного варианта АН-56

В итоге к 1972 году из-за недостаточного финансирования окончательно решить все проблемы винтокрыла так и не удалось. И военные, и конструкторы признавали: нерешаемых задач перед ними не стояло, и до ума доводить машину оставалось недолго, но терпение армейцев давно кончилось. Более того, передовая на 1966 год электроника успела подустареть, а для установки новой требовались деньги, которые снова с боем пришлось бы отбивать у политиков и прорываться через критику лоббистов ВВС. Проще было прекратить работы над АН-56 и начать всё с нуля. Так и решили.

Летом 1972-го программу закрыли, а ей на замену сразу пришла новая — AAH (Advanced Attack Helicopter). В её рамках предполагалось быстро и дёшево спроектировать более простой вертолёт, заточенный под истребление танков противника. В итоге создание АН-64 по программе заняло больше десяти лет, потрачено было средств в три раза больше, чем на АН-56, а сам «Апач» в итоге обогнал в стоимости «Шайена». Такова была цена за стремление сэкономить.

И вот в наше время США снова строят винтокрылы, а многие моменты вызывают параллели с АН-56. Тут и невнятная роль машины — то ли разведчик, то ли ударный вертолёт. И представленные сложные и революционные проекты. И стремление побыстрее начать перевооружение, пока ещё дают деньги. В итоге все эти начинания могут повторить судьбу «Шайена». А может Армия США всё же выучила свои ошибки?

Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.

Комментарии 0
Оцените статью
WARHEAD.SU
Добавить комментарий