Жозеф Фуше: человек, который всех предал

Фуше и Конвент

Однажды член Конвента Жозеф Фуше пообещал защищать короля Людовика XVI. Конвент на тот момент был главным революционным органом Франции; король сидел в тюрьме и ждал своей участи. А Фуше принадлежал к партии противников крайних мер. Так что никто не удивился.

На следующий день Конвент выставил на голосование вопрос о казни Людовика.

Фуше проголосовал «за».

Так начался его удивительный путь, где на каждом шагу было необходимо кого-то предать, — иначе никак не выжить с такой нежной душой в жестоком мире.

Не будем вдаваться в детали, не будем вспоминать, что, несмотря на духовное образование, он яростно сносил кресты, запрещал отправление религиозных служб, что вместе с Колло д’Эрбуа устроил страшную резню в Лионе, когда в людей, связанных по пятьдесят, просто выстреливали картечью из пушки, а сам Лион методично разрушали.

Фуше во время резни в Лионе

Потому что вскоре запахло жареным для самого Фуше. Икона революции, фактический руководитель Франции Максимилиан Робеспьер почуял, что гражданин Фуше — не самый верный сын Франции. Ему не понравилась резня в Лионе, а хмурые взгляды слишком откровенного Максимилиана выдали его намерения Фуше с головой.

Итак, был устроен заговор.

Фуше завязал приятельство с каждым из депутатов, у которых рыльце хотя бы отчасти было в пушку. Стал виться вокруг них, намекать на известные ему инсайды, согласно которым кровавый диктатор Робеспьер вот-вот должен был приказать гильотинировать половину Конвента. И, когда девятого термидора Робеспьер взошёл на трибуну и начал читать свою историческую речь, ему не дали сказать и нескольких слов. Все были уверены — именно их-то сейчас и назовут в списках врагов.

На Робеспьера бросались, рвали на нем одежду. На следующий день уже он с немногими оставшимися верными взошёл на гильотину. Фуше в очередной раз извернулся, заставив умереть вместо себя другого.

Евгений Башин-РазумовскийЭксперт по историческим вопросам

Сводить всю историю заговора против Робеспьера к интригам Фуше мы, конечно, не будем. Этот пылкий деятель слишком любил гильотинировать любую встреченную проблему, так что врагов он себе нажил порядочно. А под конец вообще отчебучил поразительную вещь — произнёс страстную речь с общим смыслом, что в Конвенте орудует банда заговорщиков, которая от возмездия не уйдёт, но на вопрос о конкретных именах заявил, что их объявят отдельно. После чего каждый член Конвента заранее почувствовал себя в страстных объятиях мадам Гильотины, так что идея отправить на свидание с ней самого Робеспьера понравилась почти всем.

Фуше и Директория

Конвент сменился Директорией. Как известно, вовремя предать — значит, предвидеть, но почему-то так получилось, что на Фуше ополчились все. Примерно год он скрывался — просто чтобы не отсвечивать: уж больно много людей хотели бы видеть его в тюрьме или на гильотине. Но со свойственной ему ловкостью Фуше миновал и ту и другую.

Вскоре он получил от генерала Барраса, возглавившего Директорию, какую-никакую должность — отлов дезертиров и отправление их в армию. Должность, прямо скажем, не особо хлебная. Так что, выждав ещё немного — пока старая неприязнь остынет, — Фуше отправился расхваливать себя к Баррасу на поклон. Мол, только благодаря его ценным советам Директория стала тем, чем она стала. Как ни странно, Фуше не послали — был у него всё-таки дар убеждать людей. То есть послали — но именно послом, сначала в Милан, потом в Гаагу.

Жозеф Фуше

Но это не вполне отвечало устремлениям Фуше… И вот, спустя пять лет после термидорианского переворота, его звёздный час наконец-то настал. Открылся пост министра полиции — и все сошлись, что для этой роли нет никого лучше Фуше.

О, разумеется, Фуше развернётся здесь! Он, Фуше, займётся небольшим, но важным делом, а заодно получит свой маленький гешефт.

Баррас — всесильный глава Директории — ну так у Фуше будут люди в окружении Барраса! Гремит победами молодой генерал Наполеон? Что ж, и в его окружении пусть будет надёжный человечек.

Фуше громил роялистов, Фуше закрывал навсегда дверь Якобинского клуба, швырял ключ к ногам Барраса. Враги Директории были повержены. Но…

До Фуше дошло, что Баррас готов на реставрацию монархии в обмен на герцогский титул. Пожалуй, ему было всё равно, кто бы ни правил, но позвольте: где же при реставрации монархии нашлось бы тёплое и уютное место для самого Фуше? И он сделал ставку на Наполеона. От Жозефины он первым узнал о возвращении того из Египта.

А маленький генерал уже мчал, не оповещая об этом никого из своих недоброжелателей, мчал, чтобы резко захватить власть, выбив у Директории все козыри разом. Он не знал, что в Париже его ждал самый верный и преданный (насколько это вообще было возможно для Фуше) сторонник. Жозеф держал все нити заговора в руках, передавал Наполеону, чтобы тот ускорялся, иначе всё погибнет; он обставлял дела так, чтобы к приезду Бонапарта всё было готово.

И вот, тот самый день настал — 18 брюмера, 9 ноября 1799 года. Наполеон распустил Директорию и узурпировал власть. Уставшая Франция пожала плечами. Ей было всё равно.

Евгений Башин-РазумовскийЭксперт по историческим вопросам

Насчёт проектов реставрации — это несколько вилами по воде писано, но Фуше отлично умел держать нос по ветру — и понимал, что Директория не самое прочное правительство.

Встреча Наполеона с генералами утром 18 брюмера

Фуше и Наполеон

Наполеон милостиво оставил полицейское ведомство Фуше, и тот как мог разъяснял народу, что теперь-то его ждёт великое процветание. Фуше также составил проскрипционный список, куда внёс врагов переворота, и положил его на стол Наполеону. Он организовал плотную сеть шпионов по всему Парижу, шире — по всей Франции, а позднее и за границей.

Однако впоследствии были раскрыты пара заговоров против Наполеона — практически без участия Фуше, и его бездействие показалось диктатору странным. Окончательно доверие к министру полиции закончилось, когда Бонапарта с супругой попытались подорвать «адской машиной» во время их поездки в театр — взрывное устройство сработало уже после того, как карета Наполеона миновала опасный участок.

Да, Фуше быстро поймал и предъявил заговорщиков, да, его ведомство сработало ловко и быстро, но интуиция говорила Наполеону, что в смутное время полагаться на этого человека — ошибка.

Вскоре Жозеф Фуше ушел в отставку. Ненадолго, однако: через два года он снова стал министром полиции. В 1804 году Фуше понадобился, чтобы заставить сенаторов короновать Наполеона императором. И — разными путями — он это сделал.

В этот раз Жозеф остался на своём посту на шесть лет. Сеть шпионов стала ещё развесистее, а сам Фуше — богаче; агенты за границей работали тоньше и приносили всё больший доход. В обязанности Фуше входил также надзор за печатью. Наполеон, впрочем, всё равно недолюбливал его и периодически отвешивал в адрес главного полицейского язвительные комментарии.

В 1810 году Фуше вновь ушёл в отставку — уже навсегда.

После поражения в России Наполеон отослал Фуше подальше — догадался, что теперь, когда он ослабел, Жозеф мог чисто по привычке сплести какой-нибудь очередной предательский заговор. Вернулся Фуше только спустя год, уже при Людовике XVIII. В последний раз он сыграл за короля после разгрома Наполеона под Ватерлоо, убедив Народный совет не принимать его сторону.

Наполеон передаёт Фуше свое отречение

Звёздным часом вечного предателя стал момент, когда Наполеон посмотрел на него и сказал: «Вы победили. Я отрекаюсь».

Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.

Комментарии 0
Оцените статью
WARHEAD.SU
Добавить комментарий