Французский Ржев: провалившееся контрнаступление союзников в 1940-м

Вермахт молниеносным броском достиг Ла-Манша у устья Соммы, и вскоре отрезанные таким образом войска у Дюнкерка либо эвакуировались, либо сдались, либо были уничтожены.

Далее при описании кампании во Франции часто скороговоркой упоминают взятие Парижа и окружение французских войск у франко-германской границы. События на реке Сомме перед началом наступления по плану «Рот» выпадают из рассмотрения. Между тем в этот промежуток уместилась попытка союзников перейти в наступление.

Удачная возможность или провальный план?

Дойдя до Ла-Манша, немцы не забыли создать задел на будущее — захватить плацдармы на западном берегу реки. Правда, занимавшая плацдарм у Абвиля 2-я моторизированная пехотная дивизия растянулась в общей сложности на 45 километров, из них 12-14 км на самом плацдарме.

Вид на здания в районе порта Дюнкерка, оккупированного немецкими войсками (источник фото)

У союзников же имелись крупные силы — две только что сформированные лёгкие танковые дивизии французов и части танковой дивизии британцев.

Евгений Башин-РазумовскийЭксперт по историческим вопросам

К тому моменту французские соединения уже успели поучаствовать в тяжёлых боях и находились в не лучшем состоянии.

Командование союзников решило дилемму «лучше подготовить глубокую оборону или двинуть резервы против слабо занятого плацдарма?» в пользу второго. Две ударные группы — каждая состояла из французской танковой дивизии (DLC) и танковой бригады британцев — должны были наступать по сходящимся направлениям.

Проблемы начались ещё до наступления. Войска только подошли к линии фронта, сведения о противнике были недостаточными. Артиллерия опаздывала. Утром 27 мая британцы атаковали вообще без поддержки артиллерии. Кроме того, они оторвались от французской пехоты и действия вылились в бой танков против немецкой обороны.

Положение войск на 27 мая 1940 года (источник фото)

Так как противотанкистам никто не мешал вести прицельный огонь и менять позиции, то произошло то же, что и в Зимней войне с советскими танками. Небольшое количество противотанковых орудий уничтожило множество гусеничных машин почти без потерь со своей стороны. Немногих пробившихся в глубину встречал огонь зениток.

Многие танки были пулемётными Mk.VI, а пушечные зачастую оснащались двухфунтовой пушкой, для которой даже не предполагалось осколочных снарядов, так что их эффективность против пехоты и артиллерии была мала. Наконец, немцы стреляли по танкам из лёгких полевых орудий, не позволяя экипажам высовываться и затрудняя наблюдение.

В итоге масштабная танковая атака успеха не имела, а потери были опустошительные.

На другом участке фронта, у Амьена, французы достигли некоторых успехов с помощью пяти батальонов из семи колониальной пехотной дивизии (DIC), усиленной танками, однако этот успех был локальным и купленным ценой восьми машин. Первые дни наступления проходили при почти полном отсутствии авиации над полем боя. Все силы и немцев, и союзников были брошены в район Дюнкерка и до 29 мая обе стороны несли потери по один-два самолёта в день — и то от зенитной артиллерии противника.

Когда танки — не панацея

Следующим подходом к снаряду были действия ещё одной танковой дивизии французов — 4-й DCR де Голля. Дивизия после относительно успешных боёв у Лаона имела 157 танков и 14 бронемашин, кроме того получила дополнительно три пехотных батальона.

С немецкой стороны действовала 57-я пехотная дивизия, сменившая 2-ю моторизованную.

На этот раз артиллерии было больше, да и пехота поддерживала лучше. Так что следующие три дня (28-30 мая) скучными не были. Танки расстреляли в конечном итоге все имевшиеся на плацдарме противотанковые пушки. Пехота, несмотря на большие потери, сумела занять передовые позиции немцев, при этом иногда в деревушках дело доходило до боёв от дома к дому и даже до рукопашной. Хотя в целом баварцы сражались упорно, были и случаи танковой паники — и 300 пленных, взятых французами.

Немецкие солдаты в укрытии (источник фото)

Но в итоге решительного успеха так и не получилось, хотя французы добились ощутимых местных результатов. Артиллерия хотя и вывалила только во второй половине дня 28 мая 6000 гаубичных снарядов, за два дня подавить немецкую артиллерию не смогла. Последняя же, наряду с минными заграждениями, стала решающим фактором, не дав полностью обрушиться обороне. Знаменитые 88-мм зенитки, подтянутые в ходе боёв, вновь выступили в качестве противотанкового средства. Когда им не мешали, они могли достигать фантастических успехов — на одном из участков единственное орудие сумело подбить 11 танков. Кроме того, зенитки отвлекались на отражение налётов французской авиации.

Активность авиации с 29 мая заметно возросла. Появились и истребители, что привело к потере немецкого корректировщика Hs 126. Зенитки сбили французский LeO 451 и новенький DB 7, купленный французами в США. Также был сбит истребителями и немецкий разведывательный Do17Z над Амьеном. Немцы запрашивали поддержку пикировщиков, но погода, мешавшая авиации действовать у Дюнкерка, помешала вылету и на этом направлении.

Тридцатого мая успехов добились и немецкие истребители — сразу три штурмовика Breguet были сбиты. Тридцать первого мая немцам удалось сбить сразу четыре бомбардировщика LеО 451. Также истребителями было сбито два «мартина» и ещё один Breguet 693. Не помогло и прикрытие истребителями, включая новые «девуатины» 520. Их потеряли четыре, сбит был и ещё один «Моран» 406. Немцы значимых потерь не понесли. Далее воздушные бои затихли до конца наступления.

Breguet 693 (источник фото)

В итоге за три дня боёв немцы понесли потери примерно в тысячу человек. Французы — ещё больше. Но главное — была выбита основная масса танков. Остатки танковой дивизии, как и британцев ранее, вывели на пополнение и отдых. Но это не значило окончания сражений за плацдарм. Следующими в кровавом конвейере оказались 51 пехотная дивизия (шотландская), французская 2 DCR (ослабленная танковая дивизия), и 31 альпийская дивизия (Division d`Infantrie Alpini). Проблемой танкистов было техническое состояние их бронетехники, собранной «с бору по сосенке» из разного рода школ или ремонтных мастерских.

Евгений Башин-РазумовскийЭксперт по историческим вопросам

Правда, несмотря на это для немцев ход битвы некоторое время висел на волоске. Немецкая пехота дрогнула, но на поле боя остались артиллеристы, которые и решили исход боя.

Ротацию провели и немцы. На плацдарм попали части 199-го пехотного полка. Сформированный в 1939 году, он получил название Infanterie-Regiment List — в честь полка, в котором служил в годы Первой мировой Гитлер.

Последний провал

Четвёртого июня, после достаточно мощной получасовой артподготовки, французы и шотландцы начали наступать.

Но дело не задалось с самого начала. Благодаря хорошим укреплениям немцы не понесли существенных потерь. Кроме того, как ни странно, никто не догадался послать сапёров проделать проходы в минных полях, хотя с ними танкисты де Голля уже сталкивались. А главное — танки наступали вторично по очевидному маршруту между лесами. В результате танки начали нести потери на минах, в то же время их начала расстреливать тяжёлая артиллерия. В свою очередь, миномёты и пулемётный огонь заставили залечь пехоту. Ушедшие вперёд В1 столкнулись в глубине обороны со всё теми же 88-мм зенитками и почти полностью были уничтожены — вернулись всего три танка.

Подбитый у Абвиля французский танк Char B1-bis (источник фото)

Некоторые солдаты из лежавшей под огнём пехоты, не выдержав, начали отходить назад без приказа. Полковник Фаватьер приказал стрелять по ним поддерживающим атаку танкам R35, благодаря чему отход был пресечён. Но атака вскоре закончилась гибелью самого Фаватьера от немецкого артиллерийского огня.

Последняя попытка раздавить плацдарм провалилась.

Британцы также мало чего добились. Единственным успехом стало очищение небольших лесов 1-м батальоном хайлендеров Гордона.

В общей сложности 2-я DCR потеряла за день 40 танков, поддерживавший её 15-й альпийский полк — 250 человек, включая командира, наступавшая от британцев 152-я бригада 51-й дивизии хайлендеров лишилась 563 человек. Немцы отделались сорока убитыми и неизвестным числом раненых. Можно предположить, что вряд ли их потери были более 200 человек.

Итоги

Итог схватки для союзников был печален. Они понесли опустошительные потери, не добившись практически ничего. Хуже того — на это сомнительное мероприятие были последовательно израсходованы почти все подвижные резервы. И это в то время, когда остро не хватало войск для заполнения линии Вейгана. Только мощные резервы могли помочь справиться с почти неизбежными прорывами жидкой обороны в ходе грядущего наступления по плану «Рот». Но, увы, этих резервов теперь не было.

Солдаты вермахта осматривают брошенные союзниками у Дюнкерка трофеи (источник фото)

Если говорить о тактическом уровне, то французы вновь повторили свои ошибки. Взаимодействие родов войск оставляло желать лучшего. Артиллерия сама по себе была достаточно мощной, но ей остро не хватало целеуказания от пехоты и танков. Задача подавления вражеской артиллерии ещё раз показала себя крайне важной и сложной.

С немецкой стороны ситуацию спасли мощный огонь артиллерии, мины и особенно 88-мм зенитки. При обследовании 74 оставленных союзниками танков выяснилось, что 33 из осмотренных машин были подбиты ими, 21 подорвались на минах, только шесть были уничтожены 37-мм противотанковыми орудиями, пять — артиллерией и ещё шесть — иными способами. Таким образом, мины и 88-мм зенитки ответственны за 54 из 74 танков.

Важно подчеркнуть, что как бы немцы ни расхваливали свою пехоту, она практически ничего не могла противопоставить даже танкам, оторвавшимся от пехотной поддержки.

С другой стороны, успех огромных, с трудом маскируемых 88-мм зениток показывает, что французы воздействовали на них слабо, разведка была плохой, да и танки не отличались хорошим обзором.

Нельзя не отметить сходство с советскими наступлениями, например под Ржевом или в Белоруссии 1943 года. Да, у наступающих было большое численное превосходство, в том числе в танках. Но при невозможности подавить немецкую артиллерию последняя отсекала пехоту, и танки не могли закрепить даже те успехи, которых сумели достигнуть. При этом они истреблялись как зенитками, так и огнём тяжёлой артиллерии, поставленной на прямую наводку. На Восточном фронте этот приём будет даже более распространён.

Когда не удаётся достичь взаимодействия между родами войск, не помогают ни храбрость, ни отчаянные меры вроде расстрела отступающих. Нужно было учиться военному делу настоящим образом.

Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.

Комментарии 0
Оцените статью
WARHEAD.SU
Добавить комментарий