Ардити — штурмовики итальянской армии

Когда мы говорим о штурмовых частях времён Первой мировой, то первым делом представляем колоритные немецкие штосструппен или ударников русской армии. Но нигде специальные штурмовые части не вырастали в целый корпус — только в итальянской армии. И если у нас деятельность «штурмовиков» не очень известна, то в самой Италии их появление имело далёкие последствия.

Штурмовики по-итальянски

Италия в Первую мировую войну вступила позже других — в мае 1915 года. К этому времени поля Франции, Бельгии и России уже опутала колючая проволока, и фронт окутала сеть окопов. Нельзя сказать, что Италия совсем не заметила новые веяния. Были созданы подразделения Esploratori. Это название можно перевести как «скауты», поскольку именно так назывались крейсера-скауты по-итальянски. В их задачи входило резать колючую проволоку, мешать делать то же самое противнику, вести разведку и устраивать засады для вражеских патрулей. Численность подразделений соответствовала роте — 80-90 солдат, четыре офицера, велосипедисты-связные и даже отделение снабжения, оборудованное мулами.

Такие подразделения получил каждый полк и альпийский батальон. По задачам это был прототип штурмовых частей — тем более что личный состав уже стал отборным. С началом войны задач стало больше — за счёт атак на вражеские окопы (пока, конечно, ограниченных). Подразделения захватывали пленных и штурмовали отдельные посты.

(Фото: IWM)

В 1915 году, уже после начала войны, появились роты резчиков проволоки, в состав которых входило много бывших скаутов. По сути, это были сапёры с прикрытием из стрелков. Благодаря шлемам, кирасам и даже стальным перчаткам бойцы из этих подразделений выглядели весьма колоритно, напоминая скорее средневековых рыцарей, чем воинов эпохи модерна.

Впрочем, вскоре стало ясно, что «рыцарская» броня плохо спасает от пуль и шрапнели и сильно стесняет действия бойцов, так что от неё быстро отказались.

Вскоре эти роты расформировали — из-за появления миномётов, которые позволяли уничтожать проволочные заграждения дистанционно.

В то время как на других фронтах начали появляться специальные штурмовые подразделения, на итальянском фронте успехами в выполнении схожих задач отметились Espolarori. Среди них особенно выделялась Compagnia Espolarori Volontari Bassegio, названная по имени своего командира, капитана Басседжио. В апреле 1916-го она хорошо показала себя в штурме горы Освальдо, но была распущена после ранения капитана. Примечательно, что успеха удалось достигнуть всего лишь благодаря использованию положений уставов и, конечно, из-за личной храбрости.

Рождение ардити

Впервые слово ardito («храбрец, отважный») в итальянской военной терминологии появилось в июле 1916 года, когда были введены знаки отличия для отличившихся в рискованных мероприятиях солдат.

Собственно, arditi (множественное число от ardito), как и в других странах, рождались по инициативе снизу. Появлялись полковые взводы ардити, а затем и школы, в которых готовились солдаты для штурмовых подразделений.

Тренировка солдат подразделения ардити (фото: IWM)

В создании штурмовых подразделений сыграло роль и новое оружие. Итальянцы получили на вооружение первые пулемёты под пистолетный патрон. Впрочем, это не были классические пистолеты-пулемёты — их задачи больше походили на задачи станковых, а кроме того, они были спаренными.

В конце 1916 года капитан Джузеппе Басси выпустил «мануал» для взводов с такими пулемётами. Это привлекло внимание генерала Грациоли, и капитан получил задание тренировать экспериментальный взвод. Успех его начинаний привёл к официальному созданию штурмовых частей для каждой из армии. Но Италия есть Италия, и единственной армией, исполнившей этот приказ, стала 2-я армия, создавшая часть под командованием уже подполковника Басси.

Первым делом новоявленный командир, как истинный итальянец, принялся за создание новой формы. Первоначально её отвергли как «слишком гражданскую» и утвердили только после визита короля. Примерно в это время было сформировано штурмовое подразделение в 4-й армии, а за ним потянулись и остальные.

Форма, по мнению Басси, должна была быть удобной и при этом показывать принадлежность к элитному соединению. Основой для неё стали элементы формы уже имевшихся подразделений, претендовавших на элитный статус: берсальеров (лёгкой пехоты, знаменитой плюмажами и, так сказать, строевым бегом — на параде они по традиции бежали, а не шли) и альпини — альпийских, то есть горных частей. В результате ардити надевали китель с карманами, взятый у берсальеров. «Гражданская» манера носить его открытым вызывала негодование.

На отворотах имелись петлицы чёрного цвета — в честь героя Рисорджименто Пьетро Калви. Цвет символизировал его принадлежность к карбонариям. Под кителем виднелся свитер, тоже позаимствованный у берсальеров. Штаны до колен взяли у альпини и у берсальеров. Иногда носили обмотки, но чаще — носки и горные ботинки. Головные уборы были самыми разными: как шляпы берсальеров, так и фески или шапки альпийских стрелков. Вообще очень трудно найти двух одинаково одетых солдат-ардити на фотографиях.

Можно сказать, формой для них стала «форма номер восемь» — что нашли, то и носим.

Обязательной принадлежностью ардити стало наличие кинжала. Среди австрийцев ходили слухи, что все ардити — из Сицилии и виртуозно владеют этим оружием. Первое утверждение, конечно, неверное, а вот второе — ближе к реальности. Ардити постоянно тренировались в использовании холодного оружия, и жест, когда вперёд-вверх вскидывается рука с кинжалом стал «фирменным» для этих войск.

Солдаты ардити с кинжалами

Тренировки ардити были весьма интенсивны. Показательно, что новички получали форму, но не могли носить чёрные петлицы и нарукавный знак — это были, так сказать, «призы» для прошедших обучение. Будущих «отважных» сурово проверяли: например, бросали рядом гранату и смотрели на реакцию.

Сами они тоже учились бросать гранаты — Petardo Thevenot, стандартное оружие штурмовых итальянских частей. Ещё ардити стреляли из разных видов оружия, в том числе и трофейного, а также осваивали огнемёты. Проводились многократные штурмы высоты, обустроенной на манер обороны австрийцев. Изюминкой итальянской тактики стало дробление отделения на пары солдат. Другая особенность — после броска гранаты бойцы бросались с кинжалами на врага, роль которого на учениях исполняли чучела.

Несчастных случаев во время обучения происходило немало, но статистика утверждает, что погибших, вопреки слухам, было минимальное количество. Фраза «тяжело в учении — легко в бою», принадлежавшая князю Италийскому, вполне подходила и ардити.

Крещение огнём

Крещение огнём ардити произошло в ходе одиннадцатого (!) сражения на реке Изонцо, когда две роты под командованием подполковника Басси атаковали и захватили гребень горы Фратта. Номер битвы показывает, с каким трудом итальянцы наступали, так что успех был значительным — особенно учитывая, что с небольшими потерями удалось взять 500 пленных, восемь пулемётов и два миномёта.

Наиболее успешным стал штурм горы Габриэле, проходивший под монаршим взглядом Витторио-Эмануэле III. После короткой, но мощной артподготовки ардити атаковали и быстро захватили гору, взяв три тысячи пленных, 55 пулемётов и 26 траншейных орудий. Для таких успехов потери крохотные — 61 убитый и 200 раненых. Беда в том, что это составляло примерно половину из 500 атаковавших ардити. Линейные же части подошли слишком поздно, что ограничило успех.

Тут же проявилась ахиллесова пята итальянской армии. Конечно, в ней было немало храбрецов, готовых штурмовать вражеские окопы, плыть на торпеде на морскую базу, атаковать линкор противника на торпедном катере или бомбить Вену. Но основная армия представляла собой плохо сплочённую и слабо мотивированную массу, ведомую безынициативными офицерами. А изъятие лучших бойцов, составивших подразделение ардити, совсем истощило войска.

Разница между отборными ардити и остальными войсками ещё ярче, чем в наступлении лета 1917 года, проявилась во время катастрофического отступления после прорыва у Капоретто.

В обстановке всеобщего развала, массового дезертирства и бегства именно штурмовым частям пришлось прикрывать отход.

Первая Reparto (часть батальонного размера) 2-й армии получила приказ любой ценой оборонять Удине и в результате потеряла шесть офицеров и 385 солдат убитыми или ранеными, а оставшиеся 70 попали в плен, когда израсходовали патроны. Другие части ардити понесли почти столь же опустошительные потери.

Впрочем, многих ардити осудили за мародёрство и грабёж. Некоторые части пришлось слить или расформировать.

Весной 1918 года ардити переформировали в штурмовой корпус из двух дивизий и 6-й Чешской дивизии. Интересно, что Басси был против этого и уехал командовать пехотным полком.

Каждая из дивизий ардити состояла из девяти Reparto («репарто»), сведённых в три штурмовые группы (по сути — полки). Крещением для нового корпуса стала битва на Пьяве — последнее наступление Габсбургской империи. Корпус понёс большие потери, достигнув локальных успехов. Впоследствии командующий 3-й армией граф Д’Аоста утверждал, что было ошибкой бросать в бой плохо сколоченные войска, но высшее командование осталось довольно.

К решающему для Италии сражению корпус вновь изменил структуру. Вместо Чешской дивизии появилась 3-я дивизия ардити, составленная из шести Reparto и трёх батальонов берсальеров, введённых для быстрой поддержки успешной атаки.

Хотя некоторые части были обращены на формирование штурмового корпуса, многие Reparto остались вне его, держась на острие атаки. Моральное состояние австро-венгерской армии было тяжёлым, а для многих частей ардити оно стало ужасным. Например, LV и XXIII Reparto занимали и теряли гору Прасолан несколько раз. Но и штурмовой корпус наступал первоначально с большими проблемами — их создавал не только противник, но и разлившиеся воды реки Пьява, которая снесла несколько мостов.

Лишь 29 октября 2-я дивизия ардити заняла небольшой городок Витторио — важный узел коммуникации.

Закат

В это время монархия Габсбургов начала расходиться по национальным швам, и вскоре наступление превратилось в преследование одних и взятие в плен других.

Войну удалось выиграть — и своевольные храбрецы перестали быть нужными.

Как ни странно, командующий корпусом Грациоли поддержал критиков, уже через неделю после победы заявив, что ардити хороши во время войны, но опасны в мирное время — из-за проблем с дисциплиной и особенностей мышления. Бойцов предложили использовать в колониях или на границе со славянскими государствами. В итоге единственную оставшуюся дивизию отослали в Ливию, а остальные расформировали.

Впрочем, вскоре создали территориальные подразделения ардити — в значительной мере для того, чтобы контролировать ветеранов. После успешной реоккупациии Ливии дивизию вернули в Италию и развернули около восточной границы, где назревал территориальный спор.

Страны-победители начали делить габсбургское наследство. Если бы в 1918 году был интернет, то результаты войны для Италии породили бы множество мемов на тему «ожидание-реальность». Но соцсети ещё не появились, потому люди не рефлексировали, а распространяли влияние своей страны явочным порядком. Взять хоть город Фиуме, бывший предметом споров между Италией и новорождённой Югославией (хотя она ещё так не называлась). Колоритный поэт, дуэлянт и лётчик Габриеле Д’Аннунцио возглавил недовольных — и во главе небольшого отряда занял спорную территорию.

Кстати, Маяковский откликнулся на это двустишием:

Фазан красив, ума ни унции —
Фиуме спьяну взял д’Аннунцио.

Многие из этого отряда были ардити — сам Д’Аннунцио им не был, однако оценил преимущества модной формы и повсюду стал в ней появляться. Заняв городишко, Д’Аннунцио развернулся во всю ширь: создал собственную республику с конституцией в стихах и Тосканини в роли министра, занялся авиационным пиратством и признал СССР. Хотя в итоге авантюра не удалась, жизнь его сложилась неплохо: умер Д’Аннунцио почти через 20 лет в почёте и уважении.

Но вот для ардити этот случай оказался смертельным. Дивизию расформировали, а следом за ними и территориальные части. Из наиболее надёжных частей сформировали полк, но и он в конце 1920 года канул в лету. Многие бывшие ардити поддержали фашистов, привнеся в их культуру многие ритуалы и символы штурмовых частей.

P. S. Прошло почти 20 лет после расформирования последних частей ардити. Далеко от солнечной Италии шла Зимняя война. Столкнувшись с укреплениями финнов, Красная армия начала формировать свои штурмовые отряды, которые получили странное, несколько корявое с точки зрения русского языка наименование «отважники». Случайно ли это название было точной калькой с итальянского? Быть может, схожие задачи рождали схожие решения?

А может, кто-то просто вспомнил о бравых ребятах с Апеннин, частью которых командовал один неугомонный поэт, про которого столь удачно пошутил Владимир Маяковский.

Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.

Комментарии 0
Оцените статью
WARHEAD.SU
Добавить комментарий