Игра султана Бейбарса, или Как провалился Девятый крестовый поход

Флот утонул, но это не проблема

Началось всё с того, что в 1271 году мамлюкский флот султана Бейбарса самым идиотским образом сходил в рейд на Кипр. Попытка захватить ночью порт Лимасол с треском провалились: 18 кораблей налетели на мель или побились о скалы. Крестоносцы захватили в плен всех капитанов и ещё 1800 человек.

Король Кипра написал Бейбарсу издевательское письмо, в котором сожалел, что вот и флот султанский утоп, и командиров он лишился, и вообще такая оказия, ай-вэй. Бейбарс ответил нечто типа «чья бы корова мычала, а ваша бы заткнулась».

Неудачное начало кампании не смутило Бейбарса. Он знал, на что шёл. На протяжении XIII века крестоносцы шаг за шагом теряли крепости и земли на Ближнем Востоке. Во время царствования Бейбарса в их руках осталась лишь узкая полоска земли, идущая от побережья Газы до Северной Сирии. Потому что был султан крут и гнал их отовсюду срамными тряпками.

Большую часть городов и замков Бейбарс успел отвоевать уже в 1260-х годах. В 1265 году он разгромил союзников крестоносцев — армян Киликии. В 1268 году взял Яффу и Антиохию, которой крестоносцы владели 170 лет. Земли вокруг города Триполи, последнего государства крестоносцев в Сирии, представляли собой выжженную пустыню. Недалёк был день, когда султан приступил бы к его осаде.

Дабы помочь блокированным собратьям в Палестине, был организован Восьмой крестовый поход — который закончился полным фиаско. Его глава, король Франции Людовик IX, взял да и помер от болезни в 1270 году, сразу после прибытия в Тунис. Вслед за сюзереном на тот свет повалил цвет французского и прочего европейского рыцарства. Понос и антисанитария оказались врагами похуже мавров. В итоге следующий глава крестоносцев, король Сицилии Карл Анжуйский, быстро заключил мир с правителем Туниса и отчалил домой.

Однако некоторые рыцари во главе с английским наследным принцем Эдуардом (будущий английский король Эдуард I Плантагенет) решили продолжить крестовый поход, перебазировавшись в 1271 году в Палестину.

Корабли приличные и союзники отличные

Бейбарс же, на радостях от того, что экспедиция крестоносцев в Тунис с треском провалилась, пустился во все тяжкие. Осадил Триполи, Акру и цитадель тевтонских рыцарей — замок Монфор. Высадка Эдуарда была для султана полной неожиданностью. Дело в том, что мамлюки традиционно полагались на кавалерию. А вот с флотом у них дела обстояли настолько плохо, что самым грубым оскорблением для них было обозвать противника «мореходом».

Так что султаны до Бейбарса предпочитали нанимать флот — в основном берберийских пиратов. Очень редко для патрулирования берега строились галеры. Венецианцы и генуэзцы с них ухохатывались, а гроза мусульманских торговцев, арагонские корабелы, умилялись, глядя на такую неуклюжесть.

Бейбарс I

Понимая, что на суше им противопоставить нечего, крестоносцы сделали ставку на флот. В XIII веке основным партнёром рыцарей креста и меча были венецианцы. Благодаря им земли крестоносцев практически не знали проблем в снабжении оружием, припасами и людьми. Каждый контакт итальянских моряков с мамлюками жёстко отслеживался. Крестоносцы опасались, что враги переманят венецианцев, — и тогда воинам Христа придёт конец. Мамлюки просто устроят блокаду побережья, которую крестоносцы не выдержат.

И тут на Кипр напал султанский флот. В столице Иерусалимского королевства Акре началась паника. Даже приезд Эдуарда ничего не изменил.

Всё же 200 рыцарей — это хоть и большая сила, но недостаточная, если мамлюки разжились флотом.

Однако, помимо флота итальянских торговых республик, у крестоносцев был и более грозный союзник — монголы. В 1256 году они вторглись на Ближний Восток, устроив там резню, чем буквально спасли крестоносцев. Правда, в 1260-м в битве при Айн-Джалуте мамлюки разгромили монгол, но те всегда жили по принципу «можем повторить».

Сразу же после высадки Эдуард отправил посольство ильхану Ирана Абаке-хану с предложением союза — и быстро добился его.

Бейбарс оказался в пренеприятнейшей ситуации: с севера на него шли монголы, а с запада атаковали крестоносцы. И тогда в ответ он начал кампанию психологической войны.

Хитрый план султана

Султан начал распускать слухи, что он строит крутой флот. Ради этого в 1271 году посланников сицилийского короля даже пустили в святая святых — морской арсенал — и организовали им представление: тысячи рабочих носились и строили десятки кораблей, а важно инспектирующий их работу султан отдавал приказы в стиле «так, ещё пяток заложим, а то как-то маловато будет». Посланникам невзначай намекнули, что на постройку флота султан уже потратил сто тысяч динаров — астрономическая цифра по тем временам.

Домой те отплыли очень напуганными.

После этого Бейбарс отправил весь имеющийся у него флот в пять галер патрулировать побережье Газы. Слухи уже распространялись: на Кипре и в Акре истерика — султан готовит вторжение! Под этот шум мамлюки отбирали последние серьёзные крепости крестоносцев в Сирии и имитировали своим флотом «как бы блокаду Тира» — а это на тот момент был чуть ли не основной порт, по которому снабжались остатки крестоносных владений на Востоке.

Все были в панике. Крестоносцы Кипра вместо помощи единоверцам в Палестине заперлись на острове. Успешное наступление Эдуарда в Галилее в 1271–1272 году закончилось ничем…

Эдуард I

Удача поджидала Бейбарса и в схватке с монголами. В рейд по Сирии в 1271 году монголы отправили лишь десять тысяч воинов. Да, Северную Сирию они ограбили, но такая жалкая армия не была угрозой для Бейбарса. Когда монголы проведали, что султан вышел из Египта с большими силами, то немедленно отступили в покорённый ими Северный Ирак.

Наш мамлюкский султан покарает

Бейбарс не остановился на достигнутом, а продолжал распускать слухи о своём «громадном флоте». В 1274 году от информаторов в Европе султан узнал, что на Втором Лионском соборе крестоносцы и монголы, укрепившиеся в Иране, обсуждали совместные действия против него. Но несмотря на все усилия папы римского Григория X, никто так и не решился объявить крестовый поход.

Все хотели понять: что эти хитрые мамлюки замышляют-то?!

Бейбарс между тем захватывал одну крепость крестоносцев за другой. Потихоньку строил флот и окружал их владения на суше. Всё это сопровождалось кампанией слухов, что не сегодня-завтра огромный египетский флот в 50, 100, 200 галер захватит Кипр, а потом устроит тотальную зачистку в остальных владениях крестоносцев.

И тут в 1274 году как гром среди ясного неба пришло известие, что из самой укреплённой тюрьмы в Акре сбежали уцелевшие капитаны мамлюкского флота. На Кипре и в Акре воцарились упаднические настроения.

Крестовый поход Эдуарда I

Все расселись по своим норам. В 1271 году кипрские рыцари впервые отказались помогать своим собратьям в Палестине. В 1274 это приняло характер выверенной политики. Мол, вы там как-нибудь сами разберитесь со своими проблемами, а наш остров просим не вмешивать в эти ваши разборки с мамлюками. Европейские короли занялись своими делами — мол, чёрт с ними, с крестоносцами, и так понятно, что там уже полный швах.

В этот момент венецианцы, которые вовремя поняли (и особенно сильно — как раз после 1271 года), что с мамлюками лучше дружить, предложили крестоносцам нанести удар по Византии.

А что такого? Во-первых, схизматики, во-вторых, конкуренты — да и не Бейбарс там на троне!

Так за три года из положения, когда против Бейбарса выступали крестоносцы и монголы, флот был успешно угроблен, а ситуация на фронтах была хуже некуда, султан добился тотального перелома. А его наследники в течение последующих 35 лет успешно завершили сокрушение остатков государств крестоносцев на Ближнем Востоке.

В 1426–1427 годах мамлюки доказали, что умеют не только топить свой флот. Скоординированными атаками с моря мамлюкский султан Барсбой захватил Кипр. Кипрское королевство превратилось в жалкого данника правителей Египта — а в 1489 году его продали венецианцам.

Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.

Комментарии 0
Оцените статью
WARHEAD.SU
Добавить комментарий