Как угробить бронепоезд: топ-10 от РККА

Одиночество

Бронепоезда воюют дивизионом из двух машин. Эту груду железа после критических повреждений можно эвакуировать под обстрелом с поля боя только другим бронепоездом.

Если начальство фронта, не подумав, разделило дивизион, и один поезд не успел прийти на выручку другому, то дальше всё становится немного предсказуемо.

А всё потому, что вместе и вермахт бить сподручнее.

Несовместимость железа

… стала проблемой задолго до появления USB-разъёмов. Как минимум одна хорошо документированная попытка эвакуации разбитого бронепоезда в октябре 1941 под Таганрогом зрелищно сорвалась лишь потому, что удар несовместимыми устройствами сцепки катапультировал поезд по железке ещё почти на километр в сторону танков противника.

А всё потому, что стандартизацию не дураки придумали.

Трусость и паника

Перепугавшиеся и паникующие могут бросить и потерять всё что угодно. Даже такую огромную железяку, как бронепоезд. Экипаж в обороне может держаться часами до подхода второго бронепоезда на выручку и наколотить больше десятка танков из уцелевших орудий. А вот потерявшие голову от страха люди не смогут даже толком подорвать собственный бронепоезд перед бегством.

Всё потому, что боец — это не тот, кто не боится, а тот, кто хоть и боится, но делает.

Таран

Если вывести на рельсы встречный поезд, закрыть от лобового обстрела вагоном с кирпичами и старательно обвешать достаточным количеством взрывчатки, а потом отправить полученный шахид-экспресс вперёд — этого хватит. Особенно если прикрытие цели растерялось и огонь по локомотиву не повело, а командир бронепоезда не учёл такой подлянки и поставил его так, что орудия поезда просто не могут обстреливать неумолимо приближающийся метко пущенный вражеский утюг.

А всё потому, что думать нужно, кроме как за себя, — таки да, ещё и немножечко за противника.

Вредные излишества

Одинокий классный вагон посреди товарняков и скотовозок обеспечения бронепоезда ну совершенно не выделяется для штурмовиков противника. Разумеется, там не сидит командование бронепоезда в полном составе во главе с майором. Разумеется, его уничтожение на эффективности бронепоезда вообще не скажется.

Да, это сарказм.

А всё потому, что если не совесть надо иметь, то хотя бы помнить, что укрытия на стоянке в уставе не зря прописаны.

Медлительность

Документированное время между началом обстрела противника и ответкой развёрнутых батарей с закрытой позиции большими калибрами в район бронепоезда — около семи минут. Чем дольше поезд стоит на одном месте и выполняет противоречивые огневые задачи в порядке их поступления от пехоты, тем выше шанс, что к вечеру части останутся и без огневой поддержки, и без того бронепоезда.

А всё потому, что домашнее задание по огневой задаче лучше делать сильно заранее.

ПВО

Самолёты противника — они, конечно, поголовно косые. Близкий промах бомбой-соткой разве что землицей броневагон обсыпет и краску поцарапает. Но количество перерастает в качество.

Рано или поздно бомба найдёт свою цель.

А всё потому, что с истребителями вовремя договориться, чтобы прикрыли, — совершенно нормально. Сами истребители об этом не договорятся.

Безумству храбрых…

На прямой наводке противотанковых орудий противника бронепоезд превращается в мишень. В ближке с танками противника всё ещё грустнее.

А всё потому, что вести огонь лучше недолго и с закрытой позиции. Даже если для этого отдельный километровый тупичок нужно строителям заказать.

Железнодорожник-дурак

Очень сложно вести эвакуацию бронепоезда по уже разочек взорванным железнодорожниками путям только затем, чтобы узнать, что упираются они в уже взорванный армейскими сапёрами мост.

А всё потому, что нечего верить, что кругом все помнят о каком-то там прикрывающем их отход бронепоезде. Нужно стоять над душой и своевременно рассылать гонцов к соседям.

Об адекватности командования

Наглядное доказательство того, что иногда вермахт — просто противник, а настоящий враг сидит именно что в своём штабе. Неадекватный приказ командования и плохое знание (или незнание вообще!) реальных возможностей бронепоезда погубили куда больше техники, чем вообще кажется возможным. Реальные отчёты 1941–1942 годов уделяют ошибкам вышестоящего командования чуть ли не целый раздел.

А всё потому, что командиру бронепоезда нельзя ждать понимания от вышестоящего начальства. Обеспечить его полностью и заранее — вот чуть ли не первая их боевая задача!

При всей крутизне бронепоезда залогом выживания машины и экипажа в любой момент времени оставались мозги того майора, который им командовал. Умные и расчётливые командиры до конца войны сохраняли машину и экипаж на боевом дежурстве. К сожалению, такое умели не все.

Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.

Комментарии 0
Оцените статью
WARHEAD.SU
Добавить комментарий