Не воюйте в пятницу 13-го: история одной несчастливой шхуны

Про́клятая шхуна

Тринадцатого ноября 1942 года, в пятницу, 2290-тонная шхуна Star of Scotland («Звезда Шотландии») медленно тащилась к западу от побережья Южной Африки по своему маршруту, двигаясь из Кейптауна в направлении Бразилии. Некогда величественная посудина буквально дышала на ладан — корпус был изрядно поеден коррозией, всё скрипело и кряхтело, а самым ценным грузом в её чреве были 880 тонн песчаного балласта.

Словом, от «звёздного» у корабля осталось только название.

Экипаж из семнадцати человек был под стать — салаги и неумехи, за исключением пары старших товарищей да капитана Константина Флинка.

Неизвестно, переживали ли моряки по поводу злосчастной даты — пятницы 13-го — но и без этих суеверий «Звезду Шотландии» едва ли можно было назвать счастливым кораблём. Спущенную на воду в 1887 году в английском Ливерпуле и первоначально носившую имя Kenilworth шхуну с первого дня службы будто сам чёрт проклял. Уже спустя два года, в 1889-м, во время стоянки в Сан-Франциско на судне вспыхнул сильный пожар. Шхуна буквально выгорела, и после ремонта её можно было использовать лишь как «рабочую лошадку» по перевозке различных грузов. В начале нового столетия владельцы сбагрили злосчастный корабль одной американской фирме, и новые хозяева переименовали увечную шхуну в «Звезду Шотландии».

Не удивимся, если это был такой троллинг со стороны янки, которые британцев всю дорогу не любят.

Впрочем, в 30-е годы XX века корабль вновь сменил хозяев и до 1938 года служил в качестве рыболовецкого судна. Затем — новые владельцы, новое имя («Рекс») и новая роль плавучего казино. В 1941 году корабль выкупила Восточно-Азиатская компания из Лос-Анджелеса, вернула имя «Звезда Шотландии», а затем, когда случился Пёрл-Харбор, шхуна на время войны перешла в распоряжение правительства США.

«Звезда Шотландии»

Дурацкий день

Однако утром пятницы 13 ноября 1942 года капитан Флинк думал о более насущных делах, а именно — он отчётливо слышал звук стрельбы. И это было очень, очень нехорошо. Источник подозрительного звука нашёлся быстро, хотя легче от этого капитану не стало, — им оказалось палубное орудие всплывшей неподалёку подлодки.

«Пушка! Они заряжают пушку… Зачем? А, они будут стрелять!»

Первый выстрел — тот, который услышал капитан, — пришёлся мимо цели, зато последующие кучно легли в борт невезучей шхуны.

Никаких иллюзий относительно исхода «боевого эпизода» у капитана Флинка не было, поэтому он поспешил сжечь сигнальные книги и корабельные документы, а затем выскочил на палубу, где увидел, что перес… перетрусивший экипаж спускает на воду шлюпки и драпает. Без него. Первого помощника, пытавшегося остановить эту вакханалию, нечаянно вытолкнули за борт, после чего он так и не всплыл. Верно, хороший был человек. В довершение ко всему уже изрядно повреждённая снарядами «Звезда Шотландии» занялась огнём. Прихватив кое-какие продукты, Флинк прыгнул в одну из шлюпок и приказал грести подальше что было сил. В конце концов, они же не военные моряки!

Однако все надежды капитана на счастливый исход рухнули, едва он увидел, как толпившиеся на палубе всплывшей лодки вражеские подводники, ловя оружием солнечные блики, один за другим прыгают в надувную лодку и что-то злобно кричат. По-немецки. Да, это оказалась нацистская подлодка U 159 под командованием капитан-лейтенанта Хельмута Витте. И прямо сейчас герр капитан был зол, как тысяча фюреров, потому что он планировал захватить эту чёртову шхуну, а не взрывать её. А она чуть что — сразу вспыхнула! Чёртова пятница 13‑е!

Хельмут Витте и U-159 (на переднем плане)

Немцы догнали шлюпку с Флинком и препроводили капитана к его коллеге на подлодку. Раздосадованный немец объявил ему, что теперь он — пленник доблестных кригсмарине и отправится в Германию, чтобы не иметь возможности командовать ни одним вражеским кораблём до самого конца войны. А вот команда может катиться на все четыре стороны — буквально за пару месяцев до злополучной пятницы, 17 сентября 1942 года, подводники получили от начальства новую директиву: вражеских моряков не спасать, шлюпок им не давать, и вообще, спасение утопающих — ну, вы и сами знаете. Захватывать предписывалось только капитанов и старших офицеров.

Где там ваш старпом? Выпал за борт? Ну и чудненько. Поедете с нами — хоть какой-то улов в этот дурацкий день.

Однако Флинк внезапно встал в позу. В Германию оно, конечно, хорошо. Но — никак не возможно. Моряки со шхуны — сплошь салаги и бестолочь, одни не справятся. Да они даже навигацию нормально не знают, сушу не найдут! На верную смерть остаются! А старпом — того, но это вы уже и так знаете.

Хельмут Витте оказался в щекотливом положении. Или он выполнит директиву и обречёт пятнадцать человек на верную смерть, или отпустит капитана с ними и сам останется ни с чем. Орднунг — это, конечно, святое, но он же не эсэсман какой-то, в конце концов. Немного подумав, капитан немецкой подлодки пообещал Флинку свободу, если тот даст клятву офицера не командовать ни одним враждебным Германии кораблем до самого конца войны. Флинк поклялся.

Витте приказал выдать американцам продовольственные пайки и пресную воду, после чего немцы погрузились в морские пучины, оставив Флинка и его людей наедине со стихией. Матросы соорудили из нескольких вёсел импровизированную мачту, приделали к ней лодочный брезент в качестве паруса и поплыли себе.

Спустя восемнадцать дней они добрались до побережья Анголы — измождённые, голодные, но живые. Единственной жертвой той злополучной атаки в пятницу 13-го стал несчастный старпом, которого так и не нашли. Да и тот погиб не от немецкого снаряда, а от глупости собственных товарищей.

Замецки

U 159 была потоплена летом 43-го в Карибском море американским самолётом вместе со всем экипажем. Капитану Витте сильно повезло — он оставил службу на подлодках за пару месяцев до этого и пережил войну.

Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.

Комментарии 0
Оцените статью
WARHEAD.SU
Добавить комментарий