itemscope itemtype="http://schema.org/WebPage"

Почему маршал Хафтар проиграл в Ливии и что будет дальше?

Почему турки вошли в Ливию, а Хафтара отбросили от Триполи? И откроет ли поражение восточной коалиции под Триполи путь к миру после десятилетней войны? На эти вопросы Алексею Костенкову ответил известный востоковед-арабист, эксперт РСМД и старший преподаватель Школы востоковедения НИУ ВШЭ Андрей Владимирович Чупрыгин.

/
15K
65
87
467

Почему турки вошли в Ливию, а Хафтара отбросили от Триполи? И откроет ли поражение восточной коалиции под Триполи путь к миру после десятилетней войны? На эти вопросы Алексею Костенкову ответил известный востоковед-арабист, эксперт РСМД и старший преподаватель Школы востоковедения НИУ ВШЭ Андрей Владимирович Чупрыгин.

Что вообще произошло под Триполи в последние недели?

В Ливии уже десятый год идёт гражданская война. Её называли по-разному: то «ливийским кризисом», то «конфликтом», то, упаси Господь, «ливийским файлом». На самом деле это полномасштабная и совершенно бескомпромиссная гражданская война. Это стало окончательно понятно в апреле прошлого года, когда самоназванная Ливийская национальная армия под командованием самоназначенного маршала Хафтара начала осаду Триполи.

Эта история длилась почти год с переменным успехом. Хафтар и его подразделения осаждали Триполи, бомбили пригороды, из рук в руки переходил столичный аэропорт.

Всё закончились тем, чем и должно было закончиться. Мы в течение последних трёх лет говорили о том, что у так называемой армии Хафтара перспектив нет. Это мало кто слушал, но мы оказались правы.

Подавляющее большинство специалистов и экспертов говорят, что чаша весов склонилась в сторону правительства национального согласия в Триполи благодаря прямому вмешательству Турции. Это лукавство.

Почему?

Турция ввязалась в этот конфликт осенью 2019 года. Силы ПНС успешно сопротивлялись хафтаровскому наступлению в течение почти года без её участия. Говорить о том, что «Турция победила Хафтара», не приходится. Эта вполне героическая победа — заслуга объединённых вооружённых сил правительства национального согласия. Турция лишь вовремя ввязалась в конфликт и послужила своего рода триггером окончательного поражения армии Хафтара.

Халифа Хафтар
Халифа Хафтар (фото: Esam Omran Al-Fetori)

Сейчас ситуация ещё сложнее, чем она была раньше. Если с апреля прошлого года было понятно, что Хафтар нападает, а Сарадж защищается, то сейчас создаётся впечатление, что все скорее обсуждают Турцию, а не Ливию.

Причина понятна: в большом коллективе международных акторов, государств, так или иначе ввязанных в ливийский конфликт, Турция — единственная на сегодняшний день, которая вмешалась туда открыто. Не скрывая того, что она делает, абсолютно откровенно заявляя на государственном уровне: «Да, там воюют наши бойцы, там воюют те, кому мы присылаем деньги, там воюет наша техника, мы напрямую участвуем в этом конфликте».

Открытость этого вмешательства даёт возможность маневрировать на политическом поле. Всех очень занимает вопрос, какие именно задачи ставит перед собой Турция. И как это повлияет на других активных участников этого процесса и весь средиземноморский регион?

Турция в последнее время деятельно позиционирует себя как проактивную политическую единицу с военным инструментарием. Сейчас она открыто заявляет о претензиях на контроль над Восточным Средиземноморьем через ливийский плацдарм.

Есть ли перспективы у Хафтара отыграться?

Ситуация вокруг Халифы Хафтара сейчас очень интересна. Мы, начиная с 2014 года и по сегодняшний день, привыкли рассматривать ливийскую проблему через призму столкновения двух ярко очерченных сторон.

На востоке страны это Киренаика в лице Халифы Хафтара. Именно Хафтара, несмотря на присутствие там парламента во главе со спикером Агилой Салехом. Он (Хафтар) с самого начала в 2014 году воспринимался как основное лицо восточной стороны в противостоянии внутри Ливии.

На западе — Фаиз Сарадж, премьер правительства национального согласия и председатель президентского совета.

Фаиз Сарадж на встрече с командирами
Фаиз Сарадж на встрече с командирами (фото: Mahmud Turkia)

Все откровенно слабые, не очень-то активные международные усилия, которые предлагались для решения ливийской проблемы, формулировались исходя из этой дихотомии: Хафтар и Сарадж, Сарадж и Хафтар.

В этом ключе проходила парижская встреча, в этом ключе проходила февральская встреча в Абу-Даби в 2019 году. В этом же самом преломлении проходили московская и берлинская встречи в начале 2020 года — которые, к сожалению, окончились практически ничем. Потому что сторона под названием «Хафтар», как и говорилось раньше, оказалась недоговороспособной — и никто ничего не подписал.

Сейчас ситуация изменилась.

Есть мудрая поговорка: у победы много отцов, поражение — сирота.

Хафтар проиграл. Проиграл окончательно и бесповоротно. И не потому, что он потерпел поражение от сил Триполи в военном смысле. Он в первую очередь проиграл своих спонсоров. Прежде всего — Абу-Даби, а также Египет и Саудовскую Аравию.

Они вложили в его поддержку колоссальные политические, военные и материальные средства. Теперь они оказались перед проблемой: что с этим делать? Их средства «не сработали».

Кажется, спонсоры Хафтара начинают обнулять свои позиции — в попытке в том числе дистанцироваться от него. Это видно из заявлений министра иностранных дел ОАЭ, который подверг Хафтара так называемой «конструктивной критике». И вообще, сейчас в его огород летит много камней — как будто за последние годы никто ничего не видел невооружённым глазом.

Ситуация меняется дальше. Одна сторона — в Триполи во главе с Фаизом Сараджем — международно признанное правительство, сформированное благодаря Схиратским соглашениям. Она остаётся без изменений: тот же формат, те же люди. Другая сторона входит в процесс трансформации своего формата и своего положения. Хафтар уже не может и не будет выступать как лицо процесса с востока.

Солдаты войск правительства национального согласия Ливии
Солдаты войск правительства национального согласия Ливии (фото: Amru Salahuddien)

Фигура Хафтара уже не работает, как прежде, ни в политическом, ни в военном поле. Появился сильный игрок, который без сомнения заявил о себе на земле. И на море — не будем забывать, что Турция сформировала у берегов Ливии группировку боевых кораблей.

Создаётся впечатление, что все международные игроки первого эшелона, кто напрямую участвовал в Ливии — в том числе не афишируя этого, но это всё секреты Полишинеля, — сейчас немного «отошли назад» с целью выработать новые стартовые позиции для продолжения процесса в новом формате.

Что я имею в виду?

Первое. Кто-то должен появиться как новое лицо процесса с востока, из Киренаики. Будет ли это Агила Салех, спикер парламента, или кто-то другой — я сейчас сказать не могу.

Скорее всего — он. Потому что недаром именно он выступил с новой инициативой, которая во многом повторяет резолюцию неудавшейся Берлинской конференции. Формат Берлина, по сути, был перенесён в эту его инициативу, которую озвучил президент Египта Сиси.

Присутствие Салеха в Каире при озвучивании этой инициативы может указывать на то, что именно Агила Салех станет «лицом» процесса с востока. Тем более, что он — спикер парламента Ливии. Который по сей день международно признан, как и ПНС, хотя он и сидит в Тобруке.

Это — новый формат и новая реальность.

Потому я и говорю, что все ведущие игроки, включая и Россию, отошли немного назад. Скорее всего — с целью «передохнуть» и выработать стартовые позиции для будущих переговоров. К тому же создаётся впечатление, что открытые, жёсткие, проактивные действия Турции ввели их в некий ступор. Никто не ожидал, что Анкара вдруг ввяжется в войну «со всего замаха».

Почему маршал Хафтар проиграл в Ливии и что будет дальше?

Пока Франция, Италия, Эмираты с Египтом и прочие немного «стыдливо» участвовали в этом процессе, турки решили воспользоваться подходящей для них ситуацией. С точки зрения задач Анкары и её претензий влиять на энергетический баланс в Восточном Средиземноморье это оказалось очень полезным — они убивают тем самым сразу нескольких воробьёв.

А что касается России?

Создаётся впечатление, что в этом плане Россия остаётся немного не у дел. Позиция, которую Москва занимала с 2011 года и которую я поддерживал — «мы разговариваем, мы ведём переговоры со всеми», — со временем начала устаревать. Потребовалось определяться: какая сторона конфликта больше подходит для миропонимания Москвы?

В последние годы такой стороной всё больше становился Халифа Хафтар и его Ливийская национальная армия. Или, как она называется с 2019 года, Ливийские арабские вооружённые силы. Вот только лошадь оказалась не та. Хромая на обе передних ноги.

Что будет теперь, как будет Москва формулировать свою позицию в новых условиях — мне пока сложно представить. Последний визит Лаврова и Шойгу в Турцию отменился в последний момент. Это очень показательно. Это означает, что, судя по всему, договориться с турками о распределении центров влияния на ливийской территории пока не получается.

Есть основания предполагать, что США начали проявлять к ливийской проблеме повышенный интерес — чего не было раньше. На это указывает и разговор Эрдогана с Трампом. Кто знает, о чём они договорились, но Чавушоглу утверждает, что Трамп с пониманием относится к позиции Турции.

Мне не совсем понятно, что это означает. Потому что почти все арабские государства относятся к действиям Турции с выраженным непониманием. Трамп собирается противопоставить свою позицию позиции Лиги арабских государств?

Ничем хорошим это не кончится.

Заявление Лаврова о том, что мы поддерживаем любую инициативу США по достижению перемирия в Ливии, и переговоры Богданова 18 июня с представителями восточной стороны, на мой взгляд, указывают на то, что Москва не совсем понимает, как себя вести в сложившейся ситуации. На что упирать и как строить свою политику в ближайший период.

Почему маршал Хафтар проиграл в Ливии и что будет дальше?

Я надеюсь, что ситуация изменится. Если мы хотим играть заметную роль в ливийском процессе, нам нужно срочно пересматривать свою позицию и формулировать её в ином ключе. Теперь уже нет возможности быть хорошими со всеми, поезд ушёл.

Чего, на ваш взгляд, можно ждать дальше?

Как будут развиваться события дальше — сказать сложно. Мне представляется, что как раз сейчас есть реальный шанс вернуться через «берлинский» формат к идеям апреля 2019 года о вселивийской конференции. Которая должна была состояться в Гадамесе и которую сорвал Халифа Хафтар своим наступлением на Триполи.

Сейчас для этого действительно удачный момент. Турция даёт сигналы, что она не хотела бы продолжать массированные боевые действия на территории Ливии. Эти сигналы слышны, несмотря на громогласные заявления некоторых военных ПНС о войне до победного конца. Есть ощущения и того, что стороны хотят избежать большой драки за Сирт. И это даёт шанс двигаться в сторону стола переговоров.

Насколько это сработает? По идее, должно — но не сразу. Процесс примирения — самый тяжёлый. Он в каком-то смысле тяжелее, чем открытые боевые действия. Уровень вражды, чувства мести, обид, накопившихся за всё это время с обеих сторон, очень велик. Это то, с чем бороться тяжелее всего.

Как это будет выглядеть — честно говоря, не знаю. По моим ощущениям, Ливия «изнутри» пока ещё не готова к достижению консенсуса и конструктивному процессу политических реформ. Ещё не готова, но шанс двигаться в эту сторону есть.

Всё будет зависеть от того, как страны, поддерживающие восток, договорятся с Турцией и с Триполи — что греха таить, Анкара теперь имеет колоссальное влияние на ПНС — о том, кто будет представлять восточную сторону в качестве главного фокуса переговорного процесса. От этого будет зависеть очень многое, и это будет точно не Хафтар. Будет ли это Агила Салех? Посмотрим. Возможно, да.

Вы утверждаете, что вмешательство Турции не стало определяющим фактором победы сил ПНС. Как вы в таком случае видите причины поражения Хафтара?

Хафтар очень быстро пришёл к окраинам Триполи в апреле 2019 года. В том числе потому, что были определённые договорённости. Была информация, будто само наступление началось потому, что накануне эмиссары Хафтара достигли договорённостей с некоторыми командирами вооружённых формирований на западе. В момент начала наступления те должны были перебежать на его сторону.

Почему маршал Хафтар проиграл в Ливии и что будет дальше?
(Фото: Mahmud Turkia)

Это объясняет, почему он решился ударить именно тогда, хотя грозил этим с 2014 года. Вот только в день начала наступления все эти военачальники были арестованы. На их место пришли старые командиры, которые сражались с 2011 года вплоть до освобождения Сирта и уже ушли «на гражданку». Они вернулись в войска, обозначив мобилизацию всего запада Ливии против попыток Хафтара взять столицу.

Что предопределило поражение Хафтара? Он остановился и увяз. Ещё до начала вмешательства Турции он уже не смог взять Триполи, и стало понятно, что его военные усилия окончатся ничем. Без вмешательства Анкары мы бы по сей день были свидетелями продолжения позиционных боёв под Триполи, — но взять столицу ему бы всё равно не удалось.

Две трети населения Ливии живут на западе, в Триполитании. Подавляющее их большинство Хафтара не просто не любят — они его никогда бы не приняли. Именно это предопределило его поражение.

Ливийцы почти все без исключения, включая лояльных Хафтару на востоке и в рядах его войск, прекрасно знают: основная цель Хафтара — стать единоличным лидером страны, диктатором. «Сильной рукой». Он и сам этого не скрывает и не раз об этом говорил прямо — хотя его представители порой и вспоминают в риторике о демократии и воле народа.

В Ливии все знают, что Хафтар хочет стать вторым Каддафи.

Это никому не нравится. Второго Каддафи ливийцы не захотят и не смогут вынести, что и стало основной причиной его поражения. Да и вообще, сама идея вооружённого захвата столицы не грела душу большинства ливийцев.

Все разговоры Хафтара и его пропагандистской машины о том, что он борется против исламистов, джихадистов и прочих -истов, хорошо работали только в Абу-Даби, Каире и некоторых политических кругах в Европе.

Почему маршал Хафтар проиграл в Ливии и что будет дальше?
(Фото: Esam Omran)

В самой Ливии всем прекрасно известно, что ни с какими джихадистами-исламистами Хафтар не боролся и не борется. У него самого в рядах вооружённых сил — целые бригады салафитов, да и джихадисты там есть в приличном количестве. Все эти разговоры для ливийцев — пустой звук.

Зато это хорошо смотрелось на международных конференциях, когда мало соображающие в происходящем начинали рассказывать о некой борьбе Хафтара с «террористами». Простите, с какими?

Вспоминается история осады Сирта и его освобождения от ИГИЛ (террористическая организация, запрещена в России. — Прим. ред.), которое осуществили бригады из Мисураты. Двести джипов-«техничек» вышли из Дерны, которую осаждал Хафтар. И он дал им свободный проход на тысячу километров от Дерны до Сирта для усиления игиловцев в этом городе. Это известная и в подробностях описанная история, которую многие предпочли сразу забыть.

Хафтар много и героически рассказывал о своей борьбе с теми, этими, пятыми, десятыми, но повторюсь: для ливийцев это всё пустые разговоры.

Я очень хорошо помню четвёртое апреля 2019 года, когда Хафтар начал наступление на запад. Готовилась конференция в Гадамесе. Генеральный секретарь ООН лично прилетел в Триполи, чтобы поддержать инициативу вселивийского мирного процесса. Он прилетает — и «в ознаменование» Хафтар бросает войска на город.

Меня до сих пор очень сильно удивляет — неужели тогда всем большим, взрослым, умным участникам международного процесса не было понятно, что это обречённая на провал авантюра? Или на это специально не обращали внимания?

Хотел бы ещё прояснить такой момент. В Рунете до сих пор популярно мнение, что ливийцы страшно сожалеют о революции, мечтают о возвращении Каддафи. Получается, что это имеет мало отношения к реальным настроениям в Ливии?

Я бы сказал так: уровень ностальгии в ливийском обществе достаточно силён. Однако это ностальгия совсем не по Каддафи. Это ностальгия по тем временам, когда дети ходили в школу, когда можно было спокойно выйти на улицу и не ждать, что тебя подстрелят. Когда не было бомбёжек, стрельбы, грабежей.

Почему маршал Хафтар проиграл в Ливии и что будет дальше?
(Фото: Mahmud Turkia)

Тем более, что в основном в памяти ливийцев присутствуют годы с 2003-го по 2008-й. Когда были сняты международные санкции, когда Каддафи дал своему сыну Сейфу аль-Исламу проводить какие-то косметические, но всё-таки реформы, — и ливийцы впервые получили какие-то материальные стимулы.

Основная ностальгия — по этим временам. По в какой-то мере спокойной жизни. Когда, скажем, образование было бесплатным, пусть в магазинах и было мало всего. А теперь десять лет уже война. Но конкретно по Каддафи ностальгии практически не существует.

В некоторых отдельных муниципалитетах вроде Бани-Валида до сих пор поддерживают Сейфа аль-Ислама или Аишу. Не потому, что они дети Каддафи. Сейфа аль-Ислама ассоциируют с его популярными реформами. Аишу помнят за её гуманитарный фонд и как посла доброй воли в ООН, как лицо Ливии на международной арене. Чего сейчас нет, и дефицит этого чувствуется.

Уровень именно такой ностальгии силён, и это вполне естественно.

Что касается Турции, вопрос о которой в настоящее время в Ливии никак не обойти. Чего вообще хотела бы Анкара в Восточном Средиземноморье, каковы её планы и насколько им может противостоять складывающая антитурецкая коалиция нескольких держав?

Этот блок — Египет, Израиль и Греция — и стал причиной грусти и обид Турции. В Восточном Средиземноморье на шельфе открыли мощные газовые блоки. Они очень перспективны — в том числе благодаря близости к Европе. Формируется неформальный энергетический консорциум: Израиль, Египет, Греция и Кипр.

А про Турцию «забыли». Точнее, прямо исключили из процесса. Хотя Турция там стоит в полный рост и считает Восточное Средиземноморье зоной своих приоритетных экономических интересов. Обидно.

Анкара делает ход конём и подписывает соглашение о разграничении шельфа с Триполи, международно признанным правительством Ливии. Чтобы показать участникам консорциума, что она здесь и заявляет свои права.

«Раз вы не захотели учитывать мои интересы по-хорошему, будем по-плохому».

Конечно, этот договор можно оспаривать, Греция делает это особенно сильно. Однако ни Турция, ни Ливия их соглашение о разграничении шельфа (Международные соглашения по демаркации прибрежных экономических зон) не подписывали и потому имеют право на своё понимание суверенитета в Восточном Средиземноморье.

Почему маршал Хафтар проиграл в Ливии и что будет дальше?

Анкара заявила о себе как об одном из главных акторов региональных процессов, экономических и политических. Это нельзя не учитывать на сегодняшний день.

Франция тоже противостоят этим планам и амбициям Турции?

Франция — да, и жёстко. У неё есть свой интерес в Ливии, в основном на юге — в Феццане. Хафтар продвинулся на юг — и очевидно, что у него есть некие договорённости с Макроном по работе в Феццане. Если Хафтар уйдёт с политической сцены — эти договорённости можно будет выкинуть в корзину.

Потому для Франции Турция — это реальная угроза сохранению её влияния на юге Ливии. Париж, Макрон преследуют там свои прагматичные интересы, которые не имеют ни малейшего отношения к демократическим процессам на территории Ливии.

Андрей Чупрыгин, интервью брал Алексей Костенков.

Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.
Hoвости СМИ2
Битва при Сволли
Двое против тридцати

5 сентября 1612 года маленькая английская эскадра из четырех кораблей — Red Dragon, Hosiander, James и Solomon, — бросила якорь на рейде индийского порта Сурат в устье реки Тапти. Командовал ей капитан Томас Бест. Его экспедиция была последней отчаянной попыткой Ост-Индской компании наладить в здешних краях торговый пост. В 1609 году король Иаков, разозлённый отсутствием результатов, дал ей три года сроку. Если бы Бесту не удалось добиться успеха, Компании оставалось бы несколько месяцев.

27K
22
7
0
15 головоломных фактов о войне в Корее

Что мы знаем о чучхе? Ничего. И то не все. Корейская война 50-53 годов — из разряда тех исторических событий, где все участвующие стороны «предательски напали из засады», виноватых не найти, да и кому перед кем извиняться — непонятно.

71K
83
107
30
Дарфурская резня
Кровавое наступление сахарских песков

О резне в суданской провинции Дарфур все уже успели подзабыть за более яркими конфликтами. Но её стоит вспомнить в качестве примера, как изменения климата могут влиять на судьбы стран и народов.

44K
26
4
73
Война за ухо Дженкинса
«Псс, не хотите немного Casus Belli?»

«Сasus belli» — формальный повод к войне. Этот термин ввели в оборот юридически грамотные римляне, задолго до нас знавшие свои права. Классический пример повода к войне — пресловутый «сараевский выстрел». Но история знает и куда более сюрреалистические casus belli. Не правда ли, занятно, когда в названии войны присутствует часть человеческого тела? Осталось ответить на вопрос: кто, кому и что отрезал, а главное, зачем? И почему только ухо? Чего так скромно? Отправимся за ответами в не столь далёкий XVIII век.

17K
25
2
63
4 примера идиотских поражений
Когда «логику придумали трусы!»

Иногда провальность выбранной стратегии и тактики лежат на поверхности. Но тщеславие и жажда лёгкой победы настолько застилают глаза полководцам, что ведут их прямиком к позорному поражению.

40K
54
0
76
Сэндвич «Цезарь»
Самая необычная осада древности

«Пришёл, увидел, победил», — сказал про себя великий Цезарь в 47 году до н.э. Однако в 52 до н.э. крылатое выражение могло бы звучать как «пришёл, увидел, осадил». Или, если ещё точнее: «пришёл, организовал инженерно-сапёрные работы, построил осадные укрепления, чуть было не лишился головы, когда подошло галльское подкрепление, но в последний момент, благодаря контратаке и личному обаянию, всё-таки победил».

20K
26
5
93
Атака лёгкой кавалерии здорового человека
Как польская конница совершила невозможное и открыла Наполеону дорогу на Мадрид

Любители истории прекрасно знают, что такое «Атака лёгкой кавалерии» (ей посвящены и картина, и поэма, и фильм с одноимённым названием). В битве под Балаклавой элитная бригада британской конницы из-за ошибки командования угодила под перекрёстные залпы русских пушек и ружей. И хотя отчаянные британцы под ураганным огнём прорвались-таки к назначенной им целью батарее и попутно опрокинули казачий полк, контратака русских улан заставила их отступить. Бригада понесла катастрофические потери, а бой стал для бриттов образцом «слабоумия и отваги» — первое в отношении командования, второе — всадников.

28K
27
27
249
Самые глупые поводы для войны (1/2)
За что умирали люди: футбол, гуано и религиозные видения

Война — дело серьёзное. И повод для неё нужен серьёзный. Например, уникальные месторождения невредных ископаемых, фокусы с оружием массового поражения, геноцид… Но попадаются и ещё более уважительные причины.

23K
20
4
100
Самые глупые поводы для войны (2/2)

В первой части нашей подборки перечислены далеко не все идиотские причины кровопролитных войн. К сожалению, таких примеров в истории было довольно много. Вот ещё несколько.

21K
15
10
111
Час презрения: террористическая катастрофа в Будённовске

Теракт лета 1995 года в Будённовске стал одной из самых страшных катастроф в истории современной России. Его последствия ушли далеко за рамки простого злодеяния с массовыми жертвами. Произошёл перелом всей войны в Чечне, а эпоха массового террора только открывалась…

28K
180
164
1.9K
Белый спецназ: почему в рядах американских коммандос так мало нацменьшинств?

Спасибо голливудским боевикам, про американский спецназ сегодня знают даже дети. На земле, в небесах и на море крутые парни наводят ужас на врагов, защищая свободу и демократию. И конечно, в духе политкорректности, как минимум треть этих бойцов — из нацменьшинств. Что совершенно противоречит реальности. Почему в рядах коммандос так мало чёрных?

26K
136
111
1.6K
Спецназ мира: чьи нормативы жёстче?

Хотите попасть в ряды мирового спецназа? Легче лёгкого! Если, конечно, вы готовы к самым жёстким физическим испытаниям. Каким именно — рассказываем в этой статье.

23K
50
31
344
Советские БМП: не первые и не лучшие?

Советские БМП — один из поводов для гордости за наше танкостроение. Они и первые в своём классе, и всегда превосходили западные аналоги, как часто можно услышать. Вот только при более внимательном изучении вопроса всё выглядит уже не так однозначно…

22K
55
116
358
Силовое задержание: взгляд российского полицейского на задержание Флойда и беспорядки в США

Смерть Джорджа Флойда и последовавшие за ней события в США по-прежнему в центре внимания СМИ. Ситуацию с задержанием афроамериканца и массовыми беспорядками в интервью Андрею Уланову прокомментировал действующий офицер российской полиции.

21K
113
390
1.5K
Закон Мёрфи и немецкое вундерваффе: как финны пытались остановить советские танки

Летом 1944 года Красная армия прорвала финскую оборону на Карельском перешейке. Советские танки стремительно продвигались к Выборгу по узким дорогам среди дремучих лесов, где их ожидали горячие финские парни, вооружённые немецкими фаустпатронами. Это был первый для финнов опыт применения «панцерфаустов» — и всё, что могло пойти не так, пошло не так…

17K
91
88
679
Супернадёжность, дешевизна и старость: 5 мифов об автомате Калашникова

70 лет в строю, десятки миллионов выпущенных автоматов по всему миру — воистину легендарное оружие! А от легенд, как известно, и до мифов недалеко. Мы собрали пять самых популярных из них.

17K
122
103
860
За счёт чего рулили «Катюши»?

Неуправляемые реактивные снаряды славятся низкой кучностью. Так почему БМ-13 «Катюша» стала легендарным оружием Победы — или же это просто ещё один миф? Мы разобрались.

17K
107
161
809
Тест: какой вы бомбардировщик Второй мировой?

Вторая мировая отметилась массовым применением бомбардировщиков — как стратегических, так и «самолётов поля боя». Каким из них могли бы оказаться вы?

17K
37
23
410
Средневековые убийцы, или О чём на самом деле сказка про Красную Шапочку?

Все мы в детстве слышали историю про девочку и волка. Но вряд ли догадывались, какая тьма, какой ужас стоят за ней. О событиях, ставших основой всеми любимой сказки, — в материале WARHEAD.SU.

78K
122
61
979
Ликбез: численность средневековых армий

Ничто не вызывает столько споров у историков, как вопрос о численности средневековых армий. По страницам серьёзных монографий и научно-популярных книг ходят цифры, порой очень плохо сопоставимые с реальностью. Так сколько же воинов могло выставить средневековое государство? WARHEAD.SU разобрался.

70K
66
72
591
Монгольские нукеры против рыцарей: битва при Легнице

Сравнивать крестоносцев и монголов, казалось бы, заведомо бесполезное занятие. Ведь где рыцарство, а где хитрые азиаты? Однако 9 апреля 1241 года под Легницей, что в Силезии, произошла великая битва, которая поможет ответить на вопрос: какая же военная культура прошлого превосходит остальные?

66K
71
51
1.1K
Партизанские реалии: насколько точными были полевые сводки?

«Чем дальше в лес, тем толще партизаны», — гласит известная шутка. В начале 1944 года, когда Красная армия освободила значительную часть Украины, штаб партизанского движения захотел проверить — а так ли были точны сводки?

63K
73
76
862
Битва за Радзехов: анти-Расейняй Великой Отечественной

«Советские КВ и Т-34 были неуязвимы для немецкой артиллерии летом 1941 года!» — такие утверждения можно встретить и сегодня. Обычно дальше вспоминают прибалтийский Расейняй и одинокий КВ против 4-й танковой группы. Но ход боевых действий подсказывает, что была и полная его противоположность. Имя ей — Радзехов.

62K
82
37
719
Если бы Союз проиграл: 5 альтернативно-исторических мифов о будущем Третьего рейха

Что было бы, если бы СССР проиграл Великую Отечественную? Как заявляют фанатичные любители немецкого орднунга, в этом случае Германия стала бы непобедима, завоевала бы весь мир, вышла бы первой в космос… Вот только такая оценка не выдерживает критики. WARHEAD.SU подробно разобрал пять излюбленных тезисов рейхофилов.

54K
73
406
703
10 «школьных» заблуждений о предвоенных репрессиях в Красной армии

Красную армию обезглавили перед войной. 1941 года не было бы, если бы не 1937-й. А может быть, наоборот, репрессии — это очищение? Так как же всё было на самом деле?

50K
106
378
786
«Месть за муки»: как сражались освобождённые из плена красноармейцы

Те, кто прошёл ужасы немецкого плена, рвались в бой, едва лишь выйдя на свободу. Ими двигала жажда мести, желание расплатиться с мучителями. Вновь оказавшись в строю, они показывали себя отличными, дисциплинированными солдатами. Пример тому — участие бывших пленных в форсировании Одера в составе 47-й гвардейской танковой бригады.

47K
68
83
1.7K
Норвежцы в Карелии: разгром эсэсовских добровольцев

Норвегию оккупировали в самом начале Второй мировой. Дальнейшее участие страны в войне ограничилось подпольной войной или боевыми действиями добровольцев. Многие попали в армии союзников, но некоторые служили в СС. Именно им и не повезло оказаться в Карелии в июне 1944 года.

45K
42
71
933
10 «школьных» заблуждений о русской военной истории

На Куликовом поле не было пехоты, стрельцы не воевали в красном, Карл XII не нападал на Россию!

269K
122
83
897
Плавучие ветераны Второй мировой: самые старые действующие военные корабли

Вторая мировая была настолько давно, что корабли, принимавшие в ней участие, уже давно превратились в плавучие музеи. Но не все! Некоторые всё ещё стоят в строю и гордо несут флаги своих стран. Мы собрали для вас подборку самых интересных кораблей-ветеранов.

144K
37
13
81
Острее бритвы: как правильно точить ножи

Пришли на шашлыки, а тупой «дедушкин» ножик не режет мясо? Вовремя затачивать надо было! Чтобы вы больше не попали впросак в такой ситуации — наша статья о том, как же правильно «лечить» затупившиеся клинки.

136K
75
55
467
Взгляд Запада: каким видели советский спецназ в Афганистане

Советского спецназа на Западе очень боялись — и заслуженно. О наших бойцах писали в зарубежной прессе, рассказывали душманы. За Spetsnaz пристально следили за океаном. О подвигах бойцов в Афганистане ходило много легенд. Какие из них правда? Сейчас расскажем.

132K
96
24
869
Ликбез: зачем танку бревно

Танк — это вам не шуточки, а грозная боевая машина, обвешанная орудиями смерти! Но кроме привычных всем пушек, пулемётов и гусениц на нём частенько можно увидеть самые странные навороты. И по степени непонятности одно из первых мест занимает обычное бревно. Казалось бы, зачем оно на танке? Мы разобрались.

102K
56
33
457
Советская пехота держит удар: как растерялись «тигры»

«Разгромить!» — такой безапелляционный приказ получил свежий 507-й тяжёлый танковый батальон «тигров». Его машины 21 марта 1944 года выгрузились с платформ в районе Львова прямо к началу нового наступления Красной армии. Ожидания немецкого командования по поводу чудесной силы «тигров» оказались обмануты самым подлым образом.

102K
100
29
742
Тест: Какой вы военачальник?

Всегда мечтали стать Верховным Главнокомандующим, но что-то мешало? Опыт знаменитых военачальников прошлого поможет подготовиться как следует и избежать ошибок. Пройдите тест WARHEAD.SU и узнайте, какой стиль командования войсками ближе именно вам.

98K
10
4
276
Как начинают войны: ликбез

Чтобы пересчитать все горячие точки планеты в 2017, вам не хватит пальцев обеих рук. В 2016 году в них погибло более 130 тысяч человек, что значительно меньше, чем в 2014, но примерно столько же, сколько в 2015. Хотя официально ни одной войны сейчас не идёт. Война вообще-то запрещена.

85K
44
8
274
Гиганты в тупике
Мы не увидим их в небе

Бомбардировщики — самые большие, сложные и дорогие боевые самолёты своего времени. Ведь доставлять на территорию противника смертельный груз — это задача, на которую сил и средств не жалеют. Однако, попытка внедрения даже самых амбициозных идей часто даёт осечку. Взглянем на чудовищ, которых породил временный сон разума некоторых конструкторов.

80K
39
14
172