Что обязан был сделать космонавт СССР в случае приземления за границей

Что обязан был сделать космонавт СССР в случае приземления за границей

Зона спуска советских космических кораблей обычно располагалась на территории Советского Союза. Это позволяло избегать международных осложнений. Однако каждый космонавт был ознакомлен с инструкцией на тот случай, если его корабль всё-таки опустится за пределами СССР.

Молчание – золото

Расчёт траектории спускаемых кораблей строился так, чтобы они приземлялись в пределах степной полосы – как в европейской, так и в азиатской части СССР. Невысокая плотность населённых пунктов на этой территории снижала опасность наземных разрушений. Юрий Гагарин и Герман Титов приземлились в Саратовской области, Валентина Терешкова – в Баевском районе Алтайского края. Но большинство советских космонавтов ступали на землю на территории Казахской ССР.

Как правило, фактические координаты приземления отличались от расчётных всего на несколько километров. Тем не менее 24 июня 1962 года была принята секретная инструкция на случай приземления космонавтов за пределами Советского Союза. Документ, составленный «космическим батей» генерал-лейтенантом Николаем Каманиным, был утверждён председателем ГКОТ Леонидом Смирновым и маршалом авиации Сергеем Руденко.

Власти СССР понимали, что в случае приземления за границей без помощи иностранцев космонавтам не обойтись. Но полагаться на неё целиком не следовало.

«В случае приземления космонавта на территории иностранного государства космонавт должен в первую очередь потребовать установления связи с дипломатическим представительством СССР в данном или ближайшем государстве и быстрейшего и беспрепятственного возвращения его и всей материальной части на территорию СССР», — говорилось в инструкции.

Космонавт за границей оказывался практически на положении красноармейца, попавшего в плен к фашистам во время Великой Отечественной войны. Основная суть инструкции сводилась к содержанию старого советского плаката «Не болтай!».

Космонавту запрещалось давать иностранцам какие-либо «секретные показания». В частности, он должен был держать в тайне настоящее место старта, информацию о корабле и технических средствах, обеспечивающих полёт. Нельзя было давать письменные пояснения по схемам корабля. Отвечая на вопросы зарубежных представителей, следовало ограничиваться лишь сведениями, которые можно было прочесть в открытых источниках – сообщениях ТАСС и советской прессе.

Космонавт не должен был ничего рассказывать о военных и гражданских советских руководителях, отвечающих за освоение космоса. Равным образом под запретом оказывались данные о предприятиях, учреждениях и научных институтах, задействованных в советской космической программе. Нельзя было раскрывать подробности подготовки космонавтов и вообще работ по освоению космоса.

Отвечать на вопрос о месте жительства инструкция предписывала в шутливой форме: «Москва – космос». С зарубежными журналистами космонавт должен был общаться лишь в крайнем случае.

«По возможности избегать личных выступлений по радио, телевидению, в прессе без соответствующего разрешения советских дипломатических представителей», — подчёркивалось в документе.

Стоит отметить, что другие государства тоже беспокоились о судьбе своих космонавтов и астронавтов. В 1967 году Генассамблея ООН приняла соглашение о спасении иностранных космонавтов и о возврате экипажа. В 1968 году документ подписали Москва, Вашингтон и Лондон.

Инцидент с Лазаревым и Макаровым

Официально ни один советский космонавт за рубежом не оказывался. Но «пограничные» случаи приземлений всё же были. В 1975 году космический корабль «Союз-18-1» с Василием Лазаревым и Олегом Макаровым на борту был вынужден сесть в аварийном режиме из-за отказа двигателей третьей ступени. Космонавты приземлились в Глубоковском районе Восточно-Казахстанской области, на горе Теремок-3. Если бы они «промахнулись» на 350 километров, то могли бы очутиться в Китайской народной республике, с которой у СССР тогда были напряжённые отношения. Ситуация осложнялась тем, что экипаж не знал точных координат места приземления. Опасаясь встречи с китайцами, командир корабля Лазарев сжёг часть документов, чтобы не рассекретить эксперименты, которые планировалось провести на орбите. Данный пункт также был предусмотрен в инструкции для космонавтов.

Других аналогичных действий не потребовалось. Потерпевших аварию покорителей космоса эвакуировал советский военный вертолёт.

Существует версия о том, что на самом деле Лазарев с Макаровым сели всё-таки не в Казахстане, а в горах Монголии, близ китайской границы. Она изложена, в частности, в книге «История развития отечественной пилотируемой космонавтики» (2015 год). В этом случае уничтожение документов Лазаревым было ещё более оправданным. Советский Союз берёг свои космические секреты даже от социалистических союзников.

Источник
Комментарии 0
Оцените статью
WARHEAD.SU
Добавить комментарий