Шофёр Георгия Жукова: какие тайны «маршала Победы» он раскрыл в мемуарах

Шофёр Георгия Жукова: какие тайны «маршала Победы» он раскрыл в мемуарах

Шофёр Александр Бучин проехал более 170 тысяч километров фронтовых дорог вместе со своим начальником Георгием Жуковым. Вместе с маршалом водитель прошёл практически всю войну. Поэтому мемуары Бучина, в которых много говорится о фигуре Жукова, вызывают огромный интерес у биографов военачальника.

Знакомство с Жуковым

Александр Николаевич родился в 1917 году в Москве в семье шофёра. Бучин-старший участвовал в гонках и автопробегах. Поэтому нет ничего удивительного в том, что его сын впервые сел за руль в 12-летнем возрасте.

Бучин-младший, как и его папа, активно участвовал в соревнованиях Московского военного округа. Его заметили и поручили возить Артемьева — командира дивизии имени Дзержинского. В начале Великой Отечественной, осенью 1941 года, Бучин остановился на дороге, чтобы помочь коллеге, который пытался починить заглохший автомобиль. Неожиданно из машины вышел Георгий Жуков и предложил Александру Николаевичу стать его личным водителем.

Каким маршал запомнился шофёру

Бучин вспоминал, что Жуков любил прокатиться с ветерком. Интересно, что, несмотря на этот факт, они ни разу не попали в аварию. По словам личного водителя военачальника, они с Жуковым могли ездить по пыльным дорогам целыми днями, причём, делали это часто под открытым огнём. Александр Николаевич говорил, что в такие дни лицо Георгия Константиновича из-за пыли было больше похоже на лицо африканца.

По воспоминаниям шофёра, Жуков редко просил остановиться, чтобы передохнуть: военный мог лишь ненадолго выйти из машины и умыть лицо. После этого маршал требовал мчаться дальше. Бучин отмечал, что Жуков всегда отдавал приказы спокойно, никогда не матерился. И, несмотря на разницу в возрасте, Георгий Константинович всегда обращался к шофёру на «вы» и по имени-отчеству.

Также водитель говорил, что Жуков внимательно относился к женщинам. Однажды на Курской дуге военачальник, увидевший девушку, которая одиноко брела по полю, приказал шофёру остановиться и подвезти её до дома. Правда, отношения у Георгия Константиновича с фельдшером Захаровой были непростыми. Дело в том, что, по словам Бучина, Захарова была стыдлива, поэтому солдатские шутки маршала легко могли довести её до слез.

Особенно Бучину запомнились дни, проведённые с шефом в Берлине после победы. В мемуарах «170000 километров с Г. К. Жуковым» шофёр отразил эпизод, когда Георгий Жуков, осматривая разрушенную рейхсканцелярию, произнёс: «Здание плохое, тёмное, а планы, замышлявшиеся здесь, и того хуже».

Также Александр Николаевич отразил в мемуарах эпизод, когда маршал, как и многие, оставил свою подпись на стене Рейхстага. Правда, это было непросто: военачальник с трудом нашёл для своего автографа свободное место.

После того, как Жуков оказался в опале, пути маршала и шофёра разошлись. Бучин устроился в «Совтрансавто» и водил в зарубежные рейсы огромные автовагоны. Александр Николаевич продолжал работать дальнобойщиком даже тогда, когда ему было далеко за 60. На вопрос о том, не тяжело ли ему в таком возрасте преодолевать многокилометровые расстояния, Бучин с улыбкой ответил: «Закалён».

Источник
Комментарии 0
Оцените статью
WARHEAD.SU
Добавить комментарий