«Стукач НКВД»: в чём обвиняли Солженицына

«Стукач НКВД»: в чём обвиняли Солженицына

Александр Исаевич Солженицын — самая противоречивая личность в истории русской литературы. Споры о том, был ли он стойким борцом против большевистского гнета, либо же банальным клеветником не умолкают и по сей день. У противников писателя есть весомый довод — есть документально зафиксированные свидетельства, что даже близкие в прошлом к нему люди считали, что он тайно сотрудничал с властями и занимался доносительством.

Обвинения друзей Солженицына

Немецкий криминалист Франк Арнау детально изучил биографию Солженицына и пришел к выводу, что русский диссидент в свои арестантские годы активно сотрудничал с лагерными властями. Среди прочего он ссылается на данные, полученные от близких к Солженицыну людей. Немец не называет их напрямую по имени, а вместо этого указывает только первые буквы фамилий — профессор “С”, фрау “Р” и господин “В”. Однако людям, которые ориентируются в истории жизни писателя, легко понять, кто именно скрывается под этими псевдонимами. Это первая жена писателя Решетовская и два его школьных друга — Виткевич и Симонян.

Солженицын никогда не скрывал, что действительно был завербован НКВД, он даже пишет об этом в “Архипелаге ГУЛАГ”, но, с его слов, за свою жизнь он ни одного доноса не написал. Эти слова писателя оспаривал его бывший друг Виткевич.

Примечательно, что когда-то они проходили по одному делу. Солженицын оказался в местах лишения свободы в самом конце Великой Отечественной войны: он тогда затеял переписку, в которой весьма откровенно и резко критиковал СССР и товарища Сталина лично (в переписке он не называл вождя напрямую, а использовал вместо этого эвфемизм “Пахан”). Учитывая, что речь идет о военных временах, вся корреспонденция военнослужащих вскрывалась и читалась представителями спецслужб, поэтому Александр Исаевич предстал перед судом. Адресатом писем Солженицына был Виткевич.

Позднее он вспоминал, что оказался в лагерях именно из-за характера показаний Солженицына. До нас сохранились записки Виткевича, посвященные сотрудничеству писателя-диссидента с властями: “День, когда уже на свободе я увидел протоколы допроса Солженицына, был самым ужасным в моей жизни. Из них я узнал о себе то, что мне и во сне не снилось, что я с 1940 года систематически вел антисоветскую агитацию, что я вместе с Солженицыным пытался создать нелегальную организацию, разрабатывал планы насильственного изменения политики партии и государства, клеветал (даже «злобно» (!) на Сталина и т. д.<…> Не только подпись была мне хорошо знакома, не оставлял сомнений и почерк, которым Солженицын собственноручно вносил дополнения и исправления в протоколы, каждый раз при этом расписываясь на полях.”

Виткевич также утверждал, что Солженицын оклеветал свою бывшую жену и супругов Симонян. В этим ему вторит сам Симонян. Он вспоминал, что лично видел толстую тетрадь, исписанную почерком Александра Исаевича, где тот обвиняет друга детства в антисоветских настроениях.

Оправдания Солженицына

Солженицын слова своих друзей всячески отрицал. Он уверял, что эти люди работают на КГБ и что им выгодно клеветать на писателя. С его слов, информационная кампания против литератора началась в 1962 году, сразу же после публикации рукописи “Один день Ивана Денисовича”. Он уверял, что у каждого из клеветников были свои личные мотивы.

Бывшая жена так мстила ему за давнишнюю супружескую измену. Виткевич пошел на этот шаг из-за своего желания быть восстановленным в партии. А Симоняна, со слов Солженицына, “прижало КГБ за некоторые психобиологические особенности, связанные с половым выбором”.

Источник
Комментарии 0
Оцените статью
WARHEAD.SU
Добавить комментарий