«Каторжные» фамилии у русских: как распознать

«Каторжные» фамилии у русских: как распознать

Фамилия человека может многое рассказать о его предках: где они родились, чем занимались, как выглядели. Судьбы разных людей складывались по-разному. Кому-то пришлось побывать на каторге, в ссылке. Эти события позже и отразились на «приставках к имени».

Место встречи изменить нельзя

Зауралье заселяли, в основном, каторжане и ссыльные. На новом месте жительства они планировали начать жизнь с чистого листа, а поэтому старательно забывали всё, что связывали их с прошлым. В том числе и фамилии.
Впрочем, фамилии у них «отнимали» и без согласия. Каторжане прибывая на Урал, начинали относиться к категории людей, отверженных обществом за различные антисоциальные деяния. Про них забывали даже родственники, ведь, как правило, обратно никто уже не возвращался.
«На каторге нет фамилий, здесь у каждого своя кличка. Одного зовут Васька-Каин, другого, кто на дорогах разбойничал, Митяй-Кистень, Соймонова величали Федькой-варнаком», – писал писатель-маринист Владимир Шигин в книге «Герои русского парусного флота».
Таким образом, на сохранение прежних антропонимов преступники могли и не рассчитывать. В документах у них указывали только имена и отчества. А вот прозвища, на которые указывал Шигин, позже превращались в фамилии.
Так, разбойники могли позже начать носить фамилии Кистенев, Тесаков, Гасилов, Молотилов, воры – Копейкин, Грошин, Рублёв, убийцы – Душилов, Давилин, Резаков.

Работать, работать и ещё раз работать

Тоска по родным местам заставляла некоторых каторжан брать фамилии по географическому признаку. Так появились Астраханцевы, Вяткины, Вологжанины, Калугины, Колмогоровы, Новгородцевы, Ладогины, Москвитины, Черкашины.
Кто-то стремился в антропониме отразить род своей деятельности на новом месте. Их фамилиями стали Солеваров, Рудокопов, Угольщиков, Золотомоев, Камнерезов.
В Европейской части России было принято записывать крепостных под одной общей фамилией, так или иначе связанной с помещиком. Многим такое правило не нравилось, а поэтому, оказавшись за Уралом, каторжники делали всё, только бы их не считали Яковлевыми, Строгановыми, Турчаниновыми, Мосоловыми или Осокиными.
Со временем на Урале начала развиваться промышленность, а их начальники, потомки знати, не снискали любви у местного населения. Промышленники отличались жестокостью, но при этом они с радостью принимали на работу беглых каторжников, награждая фамилиями. Это также не нравилось людям с криминальным прошлым. Ассоциировать себя с жестокими и алчными предпринимателями они никак не хотели.

Источник
Комментарии 0
Оцените статью
WARHEAD.SU
Добавить комментарий