Марта Скавронская: главные тайны биографии императрицы Екатерины I

Марта Скавронская: главные тайны биографии императрицы Екатерины I

До начала XVIII века в России никогда не бывало, что царский престол занимали женщины, в которых не было ни капли крови царского рода. Правда, в 1598 году временной царицей стала вдова царя Фёдора Ивановича – Ирина Годунова. Но то было всего на несколько дней. Это была как бы переходная ступень к восшествию на трон её брата – Бориса Годунова. А самодержавно царствовавшая два с половиной года (1725-1727) Екатерина I была не только не царских кровей, но вдобавок незнатного рода, да к тому же и иноземка. Такое сделалось возможным только после той встряски, которую Пётр I учинил России. Его вдова сделалась единоличной императрицей при наличии законных наследников или наследниц.

Как она стала подругой царя

Имя Екатерина она получила уже в России при принятии православия. А до этого звалась Мартой. Первоначально она была ещё одним увлечением царя Петра, при наличии у него ещё многих женщин. Каким-то образом Марта Скавронская сумела занять первое место в ряду других женщин для царя. Говорили, что Марта одна спасала Петра от приступов сильной головной боли, приводивших Петра в ярость. Марта брала в свои руки голову царя, и через недолгое время Пётр засыпал, а потом просыпался бодрым и здоровым. Это качество царской подруги очень ценилось приближёнными Петра I, очень боявшимися припадков царской ярости.

О том, как Марта Скавронская попала к Петру, рассказал в своих «Записках» французский адмирал на русской службе Франсуа (Никита Петрович) Вильбуа. Марта была служанкой в доме лютеранского пастора Иоганна Эрнста Глюка в шведском Мариенбурге (ныне Алуксне в Латвии). Во время взятия Мариенбурга русскими войсками под командой графа Бориса Шереметева в 1702 году очень много гражданского населения попало в плен. Пастор Глюк пришёл к Шереметеву с прошением отпустить его прислугу. Тут Шереметев приметил симпатичную служанку и взял её к себе в наложницы. Самого Глюка с семьёй он принудительно отправил в Москву. Впрочем, там пастору не пришлось бедствовать – ему разрешили открыть частную школу, которая пользовалась большим успехом у дворянской молодёжи. Его сыновья сделали карьеру на русской государственной службе, а дочери удачно вышли замуж.

Александр Меншиков, близкий друг царя, заметил Марту у Шереметева и силой забрал её себе, что послужило причиной глубокой обиды Шереметева и ссоры двух вельмож. Меншиков привёз Марту в Петербург. Здесь её увидел Пётр I и взял себе.

Тот же Вильбуа рассказывает и о том, что Марта Скавронская делала до занятия русскими Мариенбурга. В 17 лет её выдали замуж за драгуна шведской армии Йохана Крузе, после чего её муж сразу ушёл на войну и не вернулся. По сообщению Вильбуа, Крузе якобы был взят в плен в Полтавском сражении. Пётр I, узнав, что среди пленных находится законный муж его подруги, отправил его далеко в Сибирь. Там Крузе умер. Тем, что брак Крузе с Мартой не был расторгнут, якобы объясняется то, почему царь женился на Марте так поздно – только в 1712 году, через девять лет после их встречи.

Можно ли доверять «Запискам» Вильбуа? Эта рукопись, несмотря на то что её хозяин умер в России, каким-то образом оказалась во Франции, у его родственников. Те издали её только в 1853 году – году напряжённых отношений между Францией и Россией. Сразу закрадывается подозрение: не искусная ли это подделка?
В частности, про Крузе есть данные, что он погиб ещё в 1705 году. Впрочем, это не опровергает подлинность «Записок» Вильбуа, а может говорить только о том, что их автор многого не знал и пользовался слухами и сплетнями.

Скавронская, Веселовская или Рабе

О происхождении первой русской императрицы ещё меньше достоверных сведений. Неизвестен в точности ни год её рождения, ни место рождения, ни даже самая фамилия!

Скавронские были братья и сестры Екатерины, которые только в единоличное царствование самой Екатерины были привезены в Россию. Их звали Карл, Фридрих, Христина и Анна. Екатерина I присвоила графский титул Карлу и Фридриху Скавронским. Но примечательно, что она не называла их своими братьями. Только в 1741 году, при восшествии на престол Елизаветы – дочери Петра и Екатерины – было официально признано, что Скавронские являются братьями Екатерины, а Христина и Анна – сёстрами. Прибалтийским мужьям сестёр Екатерины были тогда же даны русские фамилии (Гендриковы и Ефимовские), и всему их роду также присвоены графские титулы.

Конечно, если бы Скавронские не были ближайшими родственниками Екатерины I, вряд ли она стала бы приглашать их в Россию. И всё-таки непонятно, почему родственная связь так долго скрывалась.

Опять же непонятные факты. Скавронские якобы были литовскими дворянами и приехали из имения под Минском. Но где Минск, а где лифляндский Мариенбург?! Кроме того, в биографии Екатерины I нет ничего, указывающего на её дворянское происхождение. Родители её были, видимо, самые простые, раз она сама прислуживала в доме у пастора! Она была, кстати, неграмотной, и пастор Глюк учил её грамоте. Впрочем, обучение шло плохо, так как будущая всероссийская императрица потом не знала никаких букв – ни латинских, ни русских.

Больше всего свидетельств, что отцом Марты Скавронской был обыватель города Дерпта (ныне Тарту в Эстонии) Самуил Скавронский. Но любопытно то обстоятельство, что Пётр I в своих письмах к Екатерине называет её то Веселевской, то Василевской. Есть сведения, будто до своего поступления в дом Глюка, после смерти матери (отец умер раньше), Марта-Екатерина жила у своей тётки, Анны-Марии Веселовской!

Кстати, фамилии Веселовская или Скавронская указывают на происхождение отца Екатерины из литвинов (белорусов). Как они оказались в Лифляндии – можно объяснить. В конце XVI века, в результате Ливонской войны, Лифляндия оказалась в составе Речи Посполитой, но в 1629 году была завоёвана Швецией.

По сообщению австрийского посла в Петербурге Бусси Рабутина от 28 сентября 1725 года, Екатерина была незаконнорожденной дочерью лифляндского дворянина фон Альфендаля и его крепостной служанки. В этом же документе указывается дата рождения Екатерины, отличающаяся от общепринятой – 1683 год (вместо 24 февраля 1684 года). Фамилия её отца в виде фон Альфендель встречается и в других источниках того времени.

В 1902 году в «Историческом вестнике» (No1) появилась статья Н. А. Белозерской, которая на основании документов, обнаруженных в архиве Уппсальского университета в Швеции, установила вероятное происхождение первой русской императрицы. Согласно собранным ей сведениям, отцом Екатерины I был квартирмейстер шведского Эльфсборгского полка Йохан Рабе, а матерью – Елизавета Мориц, вдова секретаря в Риге. В год рождения Марты её отец умер, а мать переехала в Лифляндию. Так Марта оказалась там, где её знает большинство источников.

Таким образом, будущая всероссийская императрица была дочерью шведского офицера. Понятен, по мнению автора публикации, мотив замалчивания этого факта не только при жизни Петра I, но и долго после его смерти. Ведь выходит, что супругой царя, почти всю свою жизнь воевавшего со Швецией, была этническая шведка по происхождению!

Источник
Комментарии 0
Оцените статью
WARHEAD.SU
Добавить комментарий