«Бронежилеты красноармейцев»: от чего могли стальные нагрудники

«Бронежилеты красноармейцев»: от чего могли стальные нагрудники

«Старшие братья» бронежилетов и «младшие» кирас — стальные нагрудники, во время Великой Отечественной войны спасли не одну сотню солдат Красной Армии. При этом такие «доспехи» следует отнести скорее к экзотическому снаряжению красноармейцев — они хоть и выпускались серийно, но их хватало далеко не всем бойцам. Другое дело шлемы. Их штамповали миллионами, а красноармейцы именовали свои головные уборы ласково — «стальная фронтовая подруга».

Дорога ложка к обеду

Идея создать защитный нагрудник витала в воздухе еще со времен Первой мировой войны. Такие доспехи, хоть и ограниченным тиражом, но применялись в армиях Великобритании, Германии и Франции, а после войны их взяли на вооружение польские полицейские. И в этом вопросе Советский Союз хотел идти впереди планеты всей, поэтому с начала 30-х годов большое внимание стали уделять защите бойцов от пуль и осколков. Стояла задача создать сталь, которая одновременно обладала бы хорошей пулестойкостью и пластичностью. Советские ученые получили и дополнительное задание — необходимо было определить форму «доспехов», которые могли бы обеспечить пехотинцу оптимальную защиту на поле боя.

Среди множества предложений выделялась разработка начальника бюро технических условий КБ № 2 Ижорского завода инженера И. Вейнблата, поступившая в апреле 1937 года. Он предложил броневой нагрудник, состоявший из двух частей. Сам нагрудник должен был защищать всю грудь и плечи от пуль, штыковых и сабельных ударов. Вторая часть крепилась к нагруднику снизу и предназначалась для защиты живота. По задумке Вейнблата, использовать изобретение могли в штурмовых отрядах, моторизованной пехоте и кавалерии.

Образец был незначительно исправлен и доработан. В 1938 году все было готово к серийному производству, однако инженер был арестован, а производство стальных нагрудников доверили Лысьвенскому металлургическому заводу и НИИ № 13. Этими двумя предприятиями была совместно выпущена опытная партия, состоявшая из 481 экземпляра. Все нагрудники получили индекс СН-38. Впоследствии модель неоднократно переделывалась и дорабатывалась.

Ближний бой

В феврале 1942 года все разработки по нагрудникам были официально переданы НИИ № 13. Спустя месяц была изготовлена первая партия самых популярных нагрудников — СН-42, выдерживавших попадание пистолетных и автоматных пуль, мелких осколков. Было описано несколько случаев, когда в нагрудник попадали в упор 9-мм пистолетные пули, а боец не получал никакого ущерба. В 1943 году нагрудники поступили в штурмовые инженерно-саперные бригады. За характерный вид «лат» солдаты прозвали такие бригады «панцирной пехотой» или «раками».

Достойно показали себя СН-42 во время тяжелых уличных ближних боев в Сталинграде, когда сражения велись за этажи, подвалы, дома, заводы. Немецкая линейная пехота не смогла быстро перестроиться под новые реалии ведения боя. А вот советское руководство снабжало бойцов «панцирной пехоты» всем самым лучшим: ножами, снайперскими винтовками, пистолетами и пулеметами, противотанковыми средствами, минами. Кстати пришлись стальные нагрудники, которые помогли выжить многим красноармейцам. Проявили себя прототипы современных бронежилетов и при штурме немецких городов-крепостей Бреслау, Познань, Кенигсберг.

Последним в ряду стальных нагрудников стал СН-46. По сути, СН-46 представлял собой слегка модернизированный СН-42 (форма нижней части). Особой славы модификация не снискала — к снабжению РККА принята не была, серийно не изготавливалась.

Миссия невыполнима

За время Великой Отечественной войны в СССР было произведено более 10 миллионов металлических касок. Но в этом вопросе нужно брать не количеством солдатских головных уборов, а их качеством. Советское правительство предвидело войну, поэтому стало заранее заботиться об обмундировании солдат РККА. Все на том же Лысьвенском металлургическом заводе должны были разработать новую металлическую каску для пехотинцев, которая надежно бы защищала голову солдата от выстрела винтовки, автомата, осколков артиллерийских снарядов и шрапнели. Чиновники министерства обороны также хотели, чтобы каска была удобной формы и весила не больше 800 граммов для самого большого размера головы.

Выполнить все условия заказчика было трудно, но отказаться от них предприятие не могло, поэтому специалисты взялись за дело, слабо веря в успех. В царской армии подобные каски для защиты солдат от пулевых и осколочных ранений не изготовлялись — выпускались только для пожарных, поэтому за основу брать было нечего.

Первые образцы были готовы в 1938 году, но ни один из них не соответствовал и половине требований, перечисленных военным ведомством. Стальной шлем за индексом СШ-40 появился только в 1940 году. Главным новшеством стало использование углеродно-кремне-марганцевой-никелевой стали — И-1. В СШ-40 в отличие от прообразов были усовершенствованы подтулейное устройство и механизм амортизации.

Первые испытания головного убора прошли в тире завода — в шлем стреляли с расстояния 10 метров из винтовки Мосина и револьвера системы Нагана. Испытание новая каска выдержала. Удовлетворительный результат изобретение советских инженеров показало и во время испытаний на полигоне.

Примечательно, что в испытаниях принимал участие маршал и будущий трижды Герой Советского Союза Семен Буденный.

«Мы справились с заданием за два года. Работу принимала комиссия, которую возглавлял Семен Михайлович Буденный. Он внимательно осмотрел изготовленный сотрудниками лаборатории шлем и …взялся за шашку. Удивленный выбором оружия, я усмехнулся. Заметив это, Семен Михайлович пояснил, что шашкой хороший кавалерист разрубает врага от плеча до пояса, а пуля такой силы не имеет. Конечно, Буденный был опытный «рубака», и клинок из закаленной златоустовской стали, подаренный ему рабочими, был сильным испытательным оружием в его руках. Но тут, если можно так выразиться, коса нашла на камень. Свистнул рассекаемый шашкой воздух — и тут же звякнул шлем. Буденный с удивлением осмотрел место удара: «Скажи, пожалуйста, ему хоть бы что!», и он взялся за «наган». Стрелял Семен Михайлович сначала с двадцати пяти метров, затем — с десяти, почти в упор. После каждого выстрела шлем подскакивал, пули рикошетили, и я очень боялся, как бы они не попали в Буденного. За судьбу шлема я был спокоен и не волновался», — вспоминал момент испытания «отец советской каски» — разработчик Михаил Иванович Корюков.

Источник
Комментарии 0
Оцените статью
WARHEAD.SU
Добавить комментарий